НР явление сущностно новое то это не религия.



Работа добавлена на сайт TXTRef.ru: 2019-10-29

Новые религии.

Вступление. Начнём с парадокса: если появление новых религий (далее - НР) явление сущностно новое, то это не религия. Если это религия, то это явление не новое. Может быть, правильнее было бы говорить о новом в религии. Но появилось ли действительно что-то принципиально новое в религиозной жизни второй половины ХХ века? И может ли это продолжать оставаться новым, когда уже ХХІ век на дворе?

Конечно, есть социально-психологические признаки, свидетельствующие о том, что некоторые религиозные образования являются всё ещё новыми. Главный, наверное, это раздражение и неприятие тех, кто выступает в защиту устоявшихся религиозных институтов. Как в моде, отрицающие новую, являются сторонниками старой. Ну не нравится кому-то у нас жёлтые монашеские одежды, зато никакого возражения у них же не вызывает чёрные. Хотя жёлтые может и старше по употреблению на своей родине, и не на одну сотню лет.

Так вам объясняют, что не в одежде дело. Она только вызывающее покрытие тех, кто покушаются на все наши устои. Один из таких даже человека убил. Другой взятку давал нашему начальнику. Третий выманивал имущество у поверивших в него людей и т.д. и т.п. И всё это, без сомнения, противоречит нашей ментальности. У нас тысячу лет господствовало в религиозной сфере христианство и никогда ничего подобного не было. Нет, последнее предложение, конечно, абсурдно. Но ведь к нему логически ведут все обвинения против новых религий, уже лет тридцать преимущественно звучащие в доступных нам средствах массовой информации.

С другой стороны,   те же «новые», утверждают свою правоту поначалу безо всякого уважения к традициям. Ещё  ничего, не продемонстрировав на деле в сфере умножения достоинств человеческой культуры, не пройдя справедливой  жёсткости социального отбора, используя исторически сложившиеся технологии религиозного воздействия и возможности новейших коммуникаций, претендуют и утверждают, единственно возможный путь (спасения, жизни) для всех людей, и, действительно, иногда не брезгуя аморальными и противозаконными средствами.

Речь точно не об одежде. Если бы религиозно настроенные критики новых религий, обратились бы к началу собственной истории, то узрели бы себя в роли тех, кого осуждают сейчас. А если бы неофиты новых религий могли бы узреть своё будущее, то большинство из них, у кого это будущее есть, убедились бы в том, что, скорее всего «вписались» в тот мир, который хотели переделать, как и все остальные религии.

Но спор то всегда выходил и выходит за рамки чисто  религиозных дискуссий. Обвинения взаимообразны и одинаковы – речь в начале, идёт о социальной несостоятельности противника (уголовщина, психическая ненормальность, имущественная несправедливость и т.д. и т.п.), а вывод делается о религиозном ничтожестве  сторон. Если суммировать обвинения всех против всех в религиозной сфере, то вывод можно сделать и такой – религии вообще нет места в обществе,    ибо про каждую из них наговорено столько плохого, что не то, что следовать им не стоит, а вообще нужно прекратить всю их деятельность.

Эти парадоксы современного отношения к новому в  религии можно было бы продолжить, но задача религиоведения, безусловно, не сводимая лишь к взаимоотношениям между старыми и новыми религиями, как давно уже определил Б. Спиноза, стоявший у истоков современной философии религии: «Не смеяться, не плакать, а понимать». Итак, что же это такое «новая религия»?

Теория. Поскольку это явление новое, то законченной теории быть не может. Если наука начинается с определения изучаемого предмета, то в настоящее время их предложенно  не менее десятка, заслуживающих внимание. Как принято говорить, для констатации сущностных признаков исследуемого явления.

Первой, из заслуживающих внимание классификаций НР зарубежных религиоведов, ставшая у нас известной благодаря неполному переводу  одного из начинателей исследования новых религий в СССР Е.Г. Балагушкина, был перечень альтернативной религиозности Теодора Роззака “Aquarian Frontier” (Граница Водолея), помещённый им в книге «Незавершённое животное»(1975)1,  передаёт наравне со стремлением к максимальному охвату современных ему нетрадиционных религиозных групп (145 наименований) и безусловную невозможность их типизации на основе какого-то одного критерия. Попутно заметим, что проблема классификаций религий, имеющих давнюю историю тоже нельзя считать в принципе решённой.

Т. Розак классифицировал известные ему новые религиозные движения по 12 признакам (основаниям). Е.Г. Балагушкин перевёл не все названия, опустив как не заслуживающие внимание те из них, которые абсолютно не были известны тогда в ССР (1984)2. Поэтому, на наш взгляд, перевод, сделанный им следует дополнить теми новыми религиями, которые за прошедшие годы стали известны и нам. Многие из них обрели своих сторонников и на постсоветском пространстве.

  1.  «Иудео-христианские пробуждения». Здесь 6 направлений: Новые пятидесятники (секты и коммуны движения Иисуса), харизматические конгрегации в основных христианских церквах, общежития Хабада и др.
  2.  Восточные религии: дзэн, тибетский буддизм, тантризм, йога, суфизм, Ицзин, движение Хари Кришна, Трансцендентальная медитация, «Миссия божественного света», «Интегральная йога», ананда марга, культ Мехера Баба, Бахаи, даосистский природный мистицизм, персональные гуру и массовое движение свами, Шри Аурбиндо, Шри Чинмой, Бхагван Шри Раджнеш и другие; всего 29.
  3.  Эзотерические исследования: эзотерические группы (теософия, антропософия, группа Гурджиева, Успенского, Д. Д. Беннета, Л. А. Бэйли); эзотерические искания (каббализм, астрология, алхимия, таро, магия, геомантика, оккультные истории (знания Атлантиды и т.д.), Всего здесь 13 наименований;
  4.  Эупсихические терапии: юнгианская психиатрия, гештальтпсихотерапия, психосинтез, Арика, семинары Эрхарда, гуманистическая психология, трансперсональная психология и т.д. всего 13 наименований;
  5.  «Неземное исцеление»: акупунктура, гомеопатия, натуропатия, гипнотерапия, чтение ауры, психическая хирургия, иридиология терапия йогических поз, гербология, медицинская астрология и т.д., всего 18 наименований;
  6.  Телесные терапии: сенсорное пробуждение, роллфинг, биоэнергетика, оргономия, массаж, соматология, восточные военно-спортивные системы физических упражнений, терапевтическая атлетика (по образцу института Изейлен), всего 13 названий;
  7.  Неопримитивизм и язычество: философская мифология (Юнг, Эллиаде, Дж. Кемпбел), колдовство и шаманизм (в интерпретации К. Кастаньеды), добровольный примитивизм в качестве образа жизни, адаптации первобытного знания и ритуалов;
  8.  Органицизм: экологический мистицизм, культ природной пищи, макробиотика, органическое земледелие (экологически чистое –Авт.), биоритмика, фруктовые диеты;
  9.  «Сумасбродная наука»: изменённое состояние сознания, биофитбэк (биологическая обратная связь), экстрасенсорные и парапсихологические исследования, психоделические исследования, фотографический метод Кирлиана, психоэнергетические системы, полевые формы жизни, воспоминания предыдущих жизней под гипнозом,  визионерская физика (Универсум как сознание),  танатология и т.д., всего 21 название;
  10.  Психо-спиритуальные и  оккультные группы: Эдгара Сойса, Ури Геллера, Пирамидология и т.д., всего 10 названий;
  11.  Психотроника: мистицизм средств массовой информации, манипуляции мозгом с помощью наркотиков и электричества и т.д., всего 3 названия;
  12.  Поп - культура: псевдонаучная и метафизическая фантастика, НЛО (уфология: культ тарелок и пришельцев), романтизация меча и колдовства (Толкиен и др.), всего 9 названий3.

По мнению Е. Г. Балагушкина Т. Роззак не включил в этот перечень «более половины религиозных организаций обычно включаемых в число шести наиболее известных и очень активных новых движений:  «Дети Бога», «Церковь объединения» С.М. Муна и «Сайентологическую церквь» Р. Хаббарда, а также као даи, возникшее во Французском Индокитае, умбанда (Южная Америка) и кимбангуизм (Африка), и объясняет почему автор так поступил: «Роззак…  выпускает эти нетрадиционные религии из своего списка, поскольку не находит в них выражения социально-идеологической альтернативы господствующему буржуазному строю –определяющей черты прославляемого им религиозно-мистического поиска»4.

В свою очередь, следуя в те годы в  исследовании НР, господствующей  марксистско-ленинской методологии, советский автор оценивает нетрадиционные религии как «проповедников в широких масштабах религиозности, иррационализма и мистики, поддержки неоконсерватизма и правых политических устремлений»5.

С самого начала изучения новых религий в нашей стране нам стали известны две их диаметрально противоположные оценки, «прекрасная надежда современного человечества (незавершённого животного) и «изощрённые происки современного религиозного мракобесия». Обе они не соответствуют задачам собственно научного религиоведения, принципам которого (объективности, толерантности и др.) пытается следовать большинство украинских исследователей новой религиозности.

Кроме возражений против идеологической заангажированности к обоим цитируемым авторам можно предъявить и ряд других претензий, собственно научного характера. Ведь каждый, кто ознакомиться со списком Т. Роззака может обратить внимание  не только на его неполноту, которую вряд ли можно достичь (некоторые исследователи уже тогда насчитывали до 3000 новых религий, да ему и важнее было другое – найти альтернативу технократическим императивам) – но и отсутствие точности во времени появления собственно нового в религиозном сознании. Хотя при чтении его книги вполне понятно, что все религиозные движения, которые он характеризует активно включены в современную сферу духовных поисков некоторой части западной молодёжи. Оттого то в одном списке оказываются и теософия с антропософией (конец 19 – нач. 20 в.), и дзен буддизм (6в.) и уфология (вторая половина 20 в.)

Е.Г. Балагушкин тогда предлагал различать «старую» нетрадиционную религиозность, возникшую в условиях доимпериалистической стадии развития капитализма, к которой он относил и широко известные у нас деноминации баптистов, адвентистов, иеговистов, пятидесятников, мормонов и др. (курангара-австралийцы, карго-культы у полинезийцев, танец духа у американских индейцев или уже упоминавшиеся выше теософия, антропософия, ведантизм, а также као-даи, умбанда, кимбангуизм и «новую», или современную нетрадиционную религиозность (в условиях государственно-монополистического капитализма второй половины 20 века).

«Милленаристские движения, культы и секты:

в молодёжном движении протеста:

движение Иисуса, секты «Дети Бога»

движение Хари Кришны, «Миссия божественного света»

 Махарая Джи

в движениях национальных меньшинств:

«чёрные мусульмане», «чёрные христиане» в США.

Религиозно-мистические движения:

ТМ, «Сайентологическая Церковь», «гуманистическая психотерапия», оккультные группы и течения

феминистские религиозные течения

«Новые» «государственные религии» и «малые церкви»

«Церковь объединения» Муна

сокка-гаккай» 6 .

Диапазон охвата религиозных движений у Е.Г. Балагушкина в социально-политическом измерении, несомненно, шире (не только альтернативных (по Роззаку) буржуазному обществу), но во времени – это  история протестантизма, которую можно начать с 16 века, но ведь, если быть последовательным, то почему не включить в эту «старо-новую!» религиозность и все религиозные движения, которые непосредственно предшествовали эпохе Реформации, и так дойти до возникновения христианства, например, и всех других религиозных традиций, до сих пор питающих протестные движения в религиозной жизни.

Не с целью критики мы привели первые, ставшие известными у нас попытки систематизации новых религий. Главная цель нашего цитирования вышеупомянутых авторов – демонстрация диапазона групп и движений, включённых в контекст нетрадиционной религиозности в начале её научного анализа и, соответственно, различия оценок этого феномена.

По прошествии многих лет изучения нетрадиционной религиозности президент всемирного общества религиоведов, профессор социологии Лондонской школы экономики и политических наук, Айлин Баркер в своём докладе на международной конференции «Религия и демократия: обмен опытом между Востоком и западом» (Вильнюс, Литва, апрель 2003) «А что мы собственно изучаем?»  охарактеризовала черты новых религиозных групп, за которыми по её инициативе было много ранее  закреплено название «новые религиозные движения»:

  1.  Они могут появиться в любой религии и на пересечении каких-либо из них.
  2.  Первое поколение верующих, формируется при живом основателе.
  3.  Малочисленность групп.
  4.  Атипичность с точки зрения устоявшихся социальных институтов.
  5.  Харизматичность личности основателя.
  6.  Дихотомичность мировоззрения.
  7.  Враждебное отношение извне.
  8.  Изменения в догматах и культе.

Если с этих позиций подходить к определению является ли то или иное религиозное направление новым религиозным движением, то, очевидно, что как в списке Т. Роззака, так и в классификации Е.Г. Балагушкина есть уже не одно наименование,  непопадающее под все, предложенные А. Баркер, признаки. Тем не менее, сами признаки ею очерченные очень важны, ибо свидетельствуют о том, что с одной стороны, все нынешние религии, когда-то ими обладали, а с другой, что сам термин «новая религия» получает в религиоведении оговоренные сроки (жизнь руководителя, первое поколение и др.), которые вряд ли могут превышать жизнь одного двух поколений в демографическом смысле этого понятия «25-50 лет».

Другой известный исследователь новых религиозных движений Джордж Крисидес, подвергнув испытанию на прочность все три термина, входящих в их наименования («новые», «религия», «движение»), пришёл к выводу, что «нет единого прямого способа определения, какие из организаций и движений подпадают под эту категорию, какие нет. Основным изначальным фактором проблематичности этого вопроса является огромное разнообразие не только самих групп, но и их типов, которые берутся комментировать учёные, антикультисты и медиа»7. В качестве экспериментальной, он предлагает свою типологию новой духовности.

  1.  Духовные группы, которые, которые без проблем можно определить как «неорелигии» или новые религиозные организации. Они возникли в границах 150-летнего периода, не принадлежат к самым большим мировым  религиозным организациям и имеют ступень развития и организованности, характерный для сформировавшейся религиозной группы. Примерами могут быть: Церковь унификации, Семья, Армия Иисуса, сока гаккай и Церковь сайентологии.
  2.  «Духовные движения», которые не имеют типичной для религии формальной организации, чьи последователи склонны больше говорить о духовности, чем про религию, и даже отстаивать идею организованной религии. Например, движение New age (новый век), а также, возможно, ведьмовство и язычество.
  3.  Новаторские и реформистские группы в середине существующих организованных религий…
  4.  Сеть групп по интересам, как правило связанных с духовностью: оздоровление, медитация, визуализация, а также практики, часто носящие тавро оккультных: таро, кабала, ченнелинг…
  5.  Наконец, организации и движения, которые предлагают специфические услуги, многие из которых подпадают под термин «движение человеческого потенциала»: биоритмы, нейролингвистическое программирование (НЛП)… Достоен  ли этот феномен религиоведческого исследования - вопрос противоречивый»8.

В современном религиоведении используется также социально-психологические типологии новых религий. Например, Р. Уоллиса, который выделяет среди них три группы в зависимости от их отношения к миру: 1) такие, что отрицают окружающий мир; 2) такие, что принимают нормативные цели и ценности; 3) такие, что приспосабливаются к окружающему миру9. Слабость подобных классификаций заключается в их оценочном характере. К тому же в каждой новой группе возможны изменения в ходе достаточно короткого времени как в одну, так и в другую стороны, и, наконец, верующих любой состоявшейся религии можно разбить на эти же три группы.

Интересной нам показалась возможность применения подобной социально-психологической типологизации ко всем тем, кто даёт характеристику новым религиям в науке, в религиозных и светских масс-медиа. Это именно среди них есть учёные, специалисты, журналисты, теологи: 1) такие, что чтут свободу совести, признают право верующих новых религий видеть мир по-своему, критиковать его (разве не за что?), уважают их религиозные чувства и считают, что ответственность за возможные правонарушения они должны вести в соответствии с законом, как все остальные граждане; 2) такие, что признают частично права граждан, исповедующих новые религии, но предупреждают, что от них исходит какая-то особая угроза, поэтому необходимо отдельное правовое регулирование их деятельности; 3) такие, что не признают за членами новых религиозных организаций прав человека, свободы совести, не считают их деятельность религиозной, называют «тоталитарными сектами», «деструктивными культами».

На протяжении всех лет независимости большинство украинских религиоведов в своём подходе к изучению новых религий придерживались первой позиции. Так, например, в обзоре событий 1993 года  рассуждая по поводу ещё горячих событий вокруг «Великого Белого Братства» (ЮСМАЛОС), ожидавшего в ноябре того года «конец» света, В. Бондаренко и В. Еленский очень точно заметили, что «в потоке публикаций почти никто не захотел взглянуть на Братство не с точки зрения права, психиатрии и охраны порядка и т.д., а именно как на религиозную секту»10. Привели пример, как газета “Киевские ведомости” сообщила, ссылаясь на экспертизу, проведенную специалистами, о том, что “братчики” были зомбированы, а вместе с ними и члены Общества Международного Сознания Кришны. “Братчикам”  слово в прессе не предоставили, а вайшнавы опротестовали это сообщение и добавили, что в никакой экспертизе они не участвовали, но они согласны на неё и обязательно  международную, чтобы доказать, что вайшнавизм не является “деструктивным культом”11. Однако, как нам известно, до сих пор никто таких экспертиз в Украине не проводил.

Взгляд на представителей Великого Белого Братства религиоведов, естественно, приводил их к выводу, что «Поведение «юсмалиан» полностью характерно для новообращённых, которые недавно пережили феномен так называемого «рождения свыше»». Оно более не менее удовлетворительно описано в трудах по социологии и психологии религии. Наконец, тем, кто слушал и видел, как рыдают девчата в целиком респектабельных церквах, напевая: «Глянь на раны Христа, на терновый венец», легче воспринять экстаз, охватывавший «юсмалиан» при появлении их «Живого Бога»12. Абстрагируясь от личности основателя ЮСМАЛОС, украинские религиоведы ещё десять лет назад задались вопросом, как и ранее исследователи в других странах, по поводу аналогичных событий: «Что сделало возможным Белое Братство?  Социально-экономический кризис? Но ведь новые религии, толки, движения с апокалипсической философией появляются, как грибы после дождя, и среди такого достатка, о котором мы только мечтаем. Духовный кризис и отсутствие…продуманной молодёжной политики? Но во времена Ирода, царя Иудейского, такая политика была, покоилась на тысячелетних основах, однако духовный поиск не остановила…

Вероятно, что-то происходит сейчас, как и тогда, с цивилизацией. Философы давно говорят о глобальном ориентационном кризисе и болезненных поисках человечеством новых моделей объяснения тому, что происходит. Эти поиски всё интенсивнее ведутся в плоскости синтеза Западной и Восточной традиций. Горько, однако, что некоторые пути при этом прямиком ведут просто к пропасти»13. В этой группе учёных религиоведов нет окончательных ответов на поставленный выше вопрос, но изучение продолжается и с основными результатами их исследований мы ознакомимся ниже.

Вторая, пока ещё гораздо меньшая по числу публикаций и влияния на религиоведение, группа исследователей, признаёт сложность изучаемого феномена, но исходит из некоторых презумпций, которые препятствуют получению объективной информации о нём. Характерно в этом смысле определение, которое они дают новым религиям: «Нетрадиционный или мистический культ… - религиозная или мистическая организация, что культурно, ментально не укоренена в Украине, исторически не унаследована нашим народом от предыдущих поколений, не присуща его религиозной духовности»14.

Как будто не украинские граждане являются членами новых религиозных групп, как будто на Украине за прошедшую тысячу лет возникла хоть одна религия, ведь все существующие были когда-то чужды предыдущим поколениям. Тут примечательно совпадение позиции такого рода исследователей с такой же у неоязычников, которые считают, что  все несчастья нашего народа обусловлены заимствованием «не укорененной в ментальности, в религиозной духовности», праукраинцев христианской религии.

Упоминая о целом ряде причин, которые обуславливают режим благоприятствования распространению новых религий в Украине: их отстранённость от традиции, в т.ч. и традиционных церквей, исключительная активность иностранных миссий; финансовые возможности, которые значительно превышают те же, у традиционных церквей; авторы, исповедующие презумпцию особенной опасности НР, в данном случае свидетельствуют о том, что подобные претензии можно предъявлять скорее не к тем религиям, которые ищут новых членов, а к тем, кто делает это  хуже, или не делает вовсе, имея гораздо больше число последователей, и, соответственно, денежных отчислений, по крайней мере, в нашей стране.

Ссылаясь на выступления психологов, чьи заключения давно уже опротестованы специалистами, нас пытаются уверить в том, что люди попавшие под влияние руководителей новых религий испытывают интеллектуальные расстройства, что путём психофизиологического принуждения в неорелигиях (пищевые запреты, ограничения сна, изнуряющий труд – картина, описывающая вполне традиционную практику монастырской жизни) добиваются таких негативных результатов как: неспособность к критическому мышлению, сужение интеллектуальной и культурной сферы личности, ограничение знаний, навыков и умений, относящихся к культу, регрессия способности к общению, тотальной враждебности  ко всей системе функционирования общества. И психологи, и социологи, часть теологов давно уже отмечают общий антирелигиозный пафос подобных рассуждений. Ведь всё это действительно возможно в любой религии. И вполне реально, что подобного рода следствия, каким то образом обусловлены стремлением любой религиозной доктрины к тотальному овладению человеком (уж лучше горячий или холодный, чем тёплый), но ведь никто не станет отрицать, что и люди, приходящие к вере различны по своему психическому состоянию, и что ищущий, скорее горяч, чем холоден в поисках удовлетворяющей его духовности. Можно было бы продолжить рассуждения о природе религиозного феномена вообще, но нас интересует здесь отношение части исследователей именно к новым религиям. Если не хватает (в виду полного отсутствия) научных данных об их тлетворном влиянии на психику человека, то в ход идут обвинения в «промывании мозгов», «зомбировании», применение «психотронного оружия» и в прочих аморальных и преступных «психотехниках», используемых НР для завлечения в свои организации новых членов.

Очень много аргументов существует для опровержения реального существования подобного рода «психотехник». Приведём один. Если эти «психотехники» доступны новым религиям, то есть существуют в действительности, то почему столько денег и времени тратят политики на свои предвыборные кампании, почему огромные средства выделяют различные  фирмы на рекламу своих товаров, неужели у политиков и дельцов меньше финансовых возможностей, чем у лидеров новых религий, для овладения этими «психотехниками». Вряд ли! А ведь могли бы с их помощью управлять голосующими и потребителями, нажимая на кнопку психотронного оружия, или, подбрасывая в пищу соответствующий дурман.

Еще одну презумпцию подобного рода исследователей следует процитировать целиком, ибо в ход идут уже обвинения, которые требуется доказывать посредством органов дознания и следствия, а также в ходе судебных разбирательств: «Деятельность значительного количества неокультов сопровождалась массовыми нарушениями закона в разных странах мира. Некоторые неокульты унижают личность, наносят вред физическому и психическому здоровью населения, нарушают действующее законодательство, культивирует расистскую идеологию, практикуют финансовые злоупотребления и уклонение от уплаты налогов, употребляют наркотики и т.д.»15. Как там в других странах вопрос особый, но за более чем десятилетнюю историю распространения в Украине именно зарубежных новых религий у нас не было возбуждено ни одного уголовного дела против них, в том числе в связи с подобного рода обвинениями. Такого рода правонарушения есть практически во всех сферах жизнедеятельности современного украинского общества, а в новых религиозных организациях не зафиксированы, видимо, и именно поэтому «Для служащих законодательных и исполнительных органов Украины имеет практическое значение опыт стран Европы и других государств, давно и эффективно использующих целый спектр форм государственного вмешательства: создание соответствующих рамочных условий, просветительская деятельность, информирование общественности про деятельность неокультов, а в случае необходимости предупреждение об их опасности, помощь лицам, которые претерпели вред вследствие деятельности неокультов, внедрение протекционистской политики в отношении традиционных церквей как носителей национальной культуры»16.

В целях обеспечения национальной безопасности, после трагических событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, государственные органы США пошли на некоторые превентивные меры нарушающие права граждан, но Конституцию не меняли. Нам же предлагают нарушить конституционные права граждан, в том числе и свободу совести (особенно в пункте «внедрение протекционистской политики в отношении традиционных церквей», а каких, собственно, из более чем 150 ныне действующих в стране) из-за того, что стране  угрожает опасность, исходящая от неокультов. Что же угрожает национальной безопасности Украины с точки зрения подобной методологии исследований новых религий? Культы могут расширить своё влияние, особенно те, чья деятельность сопровождается подрывом общественного порядка, вредит здоровью и морали населения, используя вышеуказанные психотехники. Какие-то, особенно воинственные могут выйти из под контроля, что в свою очередь может привести к массовой гибели людей, массовым беспорядкам и террористическим актам, провоцированию и обострению конфликтов на религиозной и национальной почве. Их могут использовать криминальные структуры, для отмывания «грязных» денег, распространения наркотиков, незаконной коммерческой деятельности и т. д. и т. п.

Зададимся вопросом, что может порождать уверенность в том, что подобная угроза со стороны неорелигий   в Украине, в общем-то, не должна восприниматься как совсем уж не реальная. Да, в первую очередь история тех самых традиционных религий, протекционистскую политику к которым со стороны государства пытаются утвердить авторы этого обвинения. В трагической истории нашего народа во многом повинна религиозная нетерпимость. Можно ли утверждать, что она отсутствует в духовной практике ведущих по числу последователей религиозных организаций нашей страны. К сожалению, нет. Влияние самых массовых религий куда более значительнее, чем новых, но превентивные меры почему-то надо применить, в первую очередь к ним.

 Из всех возможных угроз национальной безопасности Украине, исходящей от новых религий как приговор определяется и такая: «Деятельность нетрадиционных культов и связанных с ними политических кругов иностранных государств нацелена на то, чтобы использовать религиозный фактор как средство вмешательства во внутренние и внешние дела Украины,  проникновения в органы законодательной, исполнительной и местной власти и средства массовой информации. Распространение деструктивных идеологий,  представляет угрозу духовности украинского народа»17.

Наконец-то найдено объяснение тому, почему, «ми маємо те, що маємо». Сколько же всё-таки представителей новых религий в Верховной Раде, в других органах власти. Неокульты, что изобретут какие-то особенные средства, чтобы в них внедриться, а как же «административный ресурс»? Оно было бы смешно, если бы не было так грустно. С одной стороны нас уверяют в том, что Запад и другие страны накопили опыт по пресечению незаконной деятельности НР, который необходимо внедрять Украине, а с другой –эти же государства используют, оказывается те же неокульты для достижения своих антиукраинских целей. Впрочем, заключительная часть обвинения ещё страшнее. Ведь все или большинство НР, по мнению авторов концепции, обладают деструктивной идеологией, которая представляет угрозу национальной ментальности и противоречат общечеловеческим нормам. В плане общетеоретическом, любая идеология может противоречить вышеназванным ценностям, за исключением либеральной, в тот период, когда она их формирует. Но ведь некоторые только могут. Но самые опасные идеологии, а это уже доказал человеческий опыт именно те, которые делят мир на наших и не наших, чёрно-белые или одноцветные-черные скорее всего. Это те идеологии, в которых мир разделён на две части, одна из которых представляет угрозу для единственно верного учения. Мы прожили (основная часть населения современной Украины) большую часть жизни в двуполярном мире. Одной из самых главных угроз для коммунистической идеологии официально господствовавшей в СССР, была религия. Исходящая от неё опасность была на таком же уровне аргументирована, что и   в трудах, цитируемых в данном разделе, авторов. Все эти аргументы сохранились, но к ним нет нужды обращаться, ибо основная их направленность используется, как видим, ныне не столько  для обоснования социального вреда религии, вообще, а только такого, что следует ожидать от новых религий. Вот оказывается «враг народа», но не советского, конечно, а украинского, белорусского и русского, от «защитников» национальной безопасности которых, тоже многое почерпнули некоторые украинские исследователи новых религий. В России  государство уже осуществляет протекционистскую политику в отношении Русской православной церкви. Зачем же призывать к опыту Европы, где официально господствующая церковь как в Англии, например, совершенно не противиться деятельности других религий, на деле защищает свободу совести в стране. Ведь и Греции, при господстве православной церкви, пришлось исполнить решение европейского суда, признавшего не соответствующим правовым ценностям Европы ущемление прав свидетелей Иеговы на пропаганду своего вероучения. Были, конечно, и в европейских и других странах случаи привлечения  к уголовной ответственности представителей новых религий. Но интересно, в тюрьмах с ними сидели только неверующие, а католики, к примеру, или православные, вообще освобождены от юридической ответственности по признаку принадлежности к конкретным религиям, а из мусульман в Европе, наверное, вообще никто в правонарушениях замечен не был. Роняет ли вообще преступная деятельность тех или иных верующих тень на те религии, с которыми они себя идентифицировали до совершения противоправных деяний? Этот вопрос всегда надо решать конкретно, в зависимости от того насколько правонарушение мотивировано религиозными воззрениями, разделяемыми другими членами религиозной организации. Есть ли хоть одна из новых религиозных организаций, действующих в Украине, вероучение которой призывало бы к тем страшным злодеяниям, в которых их обвиняют. Конечно, нет. А то, что преступные элементы могут использовать и эти организации, кто же будет отрицать? Но ведь они чаще всего и больше всего представлены вовсе не в новых  религиозных и не только в религиозных, а в других общественных, партийных, спортивных и т.п. организаций. Надо ли  вводить для части партийных (особенно новых) или спортивных организаций какой-то отдельный правовой режим, создавать специальные контролирующие органы и т.д. и т.п. из того, что предлагают защитники национальной безопасности Украины от НР. И самое главное, из-за того, что любая преступная организация может угрожать безопасности Украины. повторяем только может угрожать, надо ли менять Конституцию и лишать граждан декларируемых, по крайней мере, прав и свобод. Наверное, всё-таки нельзя.

Наконец, третья группа украинских исследователей НР, самая малочисленная из тех, кто претендует на звание «религиовед». В какие бы научные рассуждения они не вдавались, повторяя, в основном, аргументацию 2-й группы, всегда встретишь в них и суждения типа: «новые религии и их руководители отличались и отличаются в наши дни склонностью к фанатизму и ненавистью к иноверцам. Все они находятся в оппозиции к официальным церквам»18.

Если обратиться к разнообразию новых религий, представленных в перечне Роззака, то в нём нет, ни одной организации, обладающей вышеназванной чертой ненависти к иноверцам. В Украине, благодаря Конституции, пока ещё нет официальной (в переводе на русский язык –государственной) церкви, так что и в оппозиции новым религиям находится не к кому. В силу необъективности  таких высказываний их можно было бы вообще не приводить, но ведь их сторонники тоже пишут учебники, в которых ставят перед студентами и такие вопросы: «Почему многие из нетрадиционных религий используют практику манипуляций человеческим сознанием и осуществляют жёсткий тотальный контроль за своими членами? Как, на ваш взгляд, должно относиться к этому государство и общество: бороться с этим явлением как общественно опасным, или придерживаться принципов не нарушения свободы совести граждан и отделения церкви от государства?» Сама постановка вопроса требует от студента немедленно перестать придерживаться принципов не нарушения свободы совести граждан и отделения церкви от государства. А нельзя ли, соблюдая все эти принципы пресекать предусмотренными законами мерами общественную опасность в каждом конкретном случае, если такова будет доведена компетентными органами в соответствие с теми же законами. Зачем же по всякому  правонарушению Конституцию отменять? Повторяться не будем, ибо никакой особой аргументации отрицатели свободы совести не представляют.

Мы не являемся членами НР. Мы не сторонники их вероучений, но мы воспитаны в иудео-христианской цивилизации, почитаем сотворённые и осознанные ею на политико-правовом уровне во второй половине 20 века ценности, прежде всего, права человека, основным из которых есть свобода совести. И если кто-то выступает против этой свободы, будь он верующим любой старой ли,  новой ли религии или безбожником, мы считаем необходимым высказаться в её защиту. Свобода совести не может быть ограниченной. Да, всегда есть риск, что кто-то, в том числе из новых религий может ею воспользоваться в дурных целях. Но, а как быть с теми, кто и не думает её злоупотреблять. Как это выяснить, если свобода будет уже скована. По известной байке, в которой речь идёт о том, что самый лучший способ поймать шесть львов  - поймать десять и отпустить четыре. Нечто подобное и предлагают сторонники ограничения прав человека в отношении людей, исповедующих НР., если только искренне признают, что не все неорелигии «деструктивны».

А, как и кто может определить, является та или иная религия деструктивной. В современном государстве принято в проблемных ситуациях полагаться на выводы экспертов. Все экспертизы в Украине, исследовавшие вероучение и деятельность НР, действующих в нашей стране не подтвердили ни одно из обвинений, высказанных в трудах некоторых исследователей, процитированных выше. Легко представить те выводы, которые могут быть сделаны  экспертами, предубеждёнными в отношении НР.

Мы  не станем подробно характеризовать деятельность сектоведов, ибо они не являются представителями научной мысли. Как мы понимаем свободу совести, она позволяет теологам быть апологетами собственной религии и выступать с критикой других, не считать их религию правильной, хорошей, а наоборот настаивать на собственной правоте, уважая религиозные чувства, достоинство личности сограждан. Но большинство православных сектоведов читает и ссылается, например, на книги А. Дворкина, который собрал все действительные и мнимые случаи морального и противоправного поведение верующих НР со всего мира и обозвал их всех «тоталитарными сектами», очевидно следуя заповедям «возлюби ближнего» и «не судите» в своеобразном истолковании, ибо повсюду выступает от лица православной, то есть христианской церкви.

Теологи, следующие такому пути освещения деятельности НР и руководствуясь принципом обратной аналогии, конструируют в массовом сознании образ не столько «новой» сколько «чужой религии». Опыта в подобного рода конструкциях сектоведам не занимать. В каких только грехах не обвиняли русских сектантов православные исследователи до революции 1917 года (каннибализм, ритуальные убийства, свальный грех и т.п.) и с каким энтузиазмом подхватили  от них эстафету наветов воинствующие безбожники, присовокупив ко всем грехам ещё и защиту интересов господствующих классов, а потом и кулаков и, наконец, антисоветизм, да наделив этим качеством всех верующих. В последние годы  своего академического существования «научный атеизм» отошёл от огульного обвинения всех верующих, акцентируя внимание на том, что среди них есть фанатики и экстремисты, а в большинстве это лояльные к советскому государству люди, что не оказало заметного влияния на воспитанных в предыдущих оценках некоторых исследователей НР .

Очевидно, что приписывание всевозможных злодеяний и пороков религиозным меньшинствам имеет свою гносеологическую и психологическую подоплёку. Как отмечает  А. А. Панченко, впервые продемонстрировавший  беспристрастное изучение хлыстов и скопцов,  поясняя природу бытовавших в дореволюционное время, наветов «… в дело вступал механизм  конструирования «чужой религии», основанный на проекции инвертированных и вытесненных смыслов и коннотаций, присущих ритуальным формам «своего» религиозного и культурного обихода»20.  

Проще говоря: по принципу всё, что в «нашей» религии считается «хорошим», в «их религии»  отсутствует или считается «плохим», и, наоборот, что у нас осуждается, «ими» приветствуется.

Как показали результаты проведеного нами контент-анализа практически всех газетных публикаций за 1995-2000 гг., большинство средств массовой информации, распространяемых в Одессе и одесском регионе, переписывают сюжеты, аргументы и выводы противников свободы совести,  большей частью используют выводы не учёных, а сектоведов. Поскольку основная масса населения черпает информацию о НР именно из масмедиа, вкратце осветим результаты нашего исследования21.

Содержание, специфика и основные черты образа новых религий, каким он формируется в проанализированных масс-медиа, характеризуются тем, что:

  •  в период с 1995 по 2000 год  большинство публикаций светских СМИ содержали материалы, способствующие созданию негативного стереотипа восприятия представителей НР, их учений, практики и организаций;
  •  с начала формирования негативного образа НР и в наши дни СМИ используют публикации зарубежных антикультистов и наделяют словом чаще тех, кто относится враждебно к неорелигиям в нашей стране, преимущественно гражданам, потерпевшим от того, что их родственники были обращены в НР, и представителям других, в первую очередь православных, религий;
  •  все наветы, отрицательные характеристики НР в СМИ можно сгруппировать так, чтобы выделить из всей совокупности обвинений их главный уклон в сторону отказа присутствию в деятельности НР религиозного содержания как такового. Используемые с этой целью обвинения можно свести к четырём группам:

І.     Совершение умышленных преступлений (в том числе тяжких и особо тяжких вплоть до убийства).

ІІ.    Посягательство на свободу и здоровье новообращённых.

Ш. Покушение на разрушение основ государственности, социального устройства, религиозных и культурных традиций.

ІV. Другие провинности, которые отрицательно характеризуют специфику организационной структуры, ритуального опыта и культовую практику НР (финансовые махинации, уклонение от уплаты налогов и т.д. и т.п.).

В подобного рода публикациях доминирует тип логических ухищрений, который ведёт к  искажению образа НР в светских СМИ – «расширение термина», что выглядит в журналистской практике следующим образом:

  1.  в отрицательном поступке или правонарушении, совершенном представителем одной из общин НР, обвиняются все сторонники данной религии;
  2.   если правонарушения совершила какая-то одна уголовная организация под лозунгом НР, обвиняются все НР;
  3.   отрицательные поступки и правонарушения, которые имели место в некоторых НР, квалифицируются как характеристика всех новых для Украины религий;
  4.  в постоянном совершении правонарушений и аморальных поступках обвиняются все иные религии, к адептам которых не относится автор публикации, что в логическом дискурсе может привести к отрицанию религии вообще.

С юридической точки зрения наличие таких логических ухищрений позволяет определить, что в правовом сознании тех, кто создает образ НР в украинском обществе, доминирует принцип “объективного вменения”, согласно которому  сама принадлежность к НР является преступлением, ведет к уголовной ответственности.

Формирование негативного стереотипа восприятия НР в общественном сознании путём искажения их образа в СМИ оскорбляет чувства верующих этих религиозных общин, содействует разжиганию вражды на религиозной почве, свидетельствует о невежестве авторов, а то и умышленной лжи; нарушает законодательство о свободе совести и слова; представляет определенную угрозу демократизации и утверждению толерантности в украинском обществе, а потому уже является не менее опасным социальным явлением, чем только предполагаемая угроза от распространения  некоторых НР.

Феномен нетрадиционной религиозности как конвергентный процесс второй половины 20 века. Что же можно считать относительно или абсолютно новым в религии в предыдущий период её развития? Ныне термин «конвергенция», используемый во всей его лексической полноте (прежде всего в значениях «сходство», «сближение»  и «слияние») может быть применим для характеристики и классификации процессов, сформировавшихся или обретших новое актуальное выражение в религиозной  жизни во второй половине ХХ века: акселерация, актуализация социальных доктрин, актуализация эсхатологии, американизация, вельтизация, виртуализация, глобализация, диалог, консюмеризм, модернизм (постмодернизм), новые религиозные движения, паксизация, приватизация, рационализация культовой практики, ревивализм, рост инклюзивизма, секуляризация, синкретизм, сциентизм, современный религиозный плюрализм, унификация экзотеризации, толерантность, феминизация, фундаментализм, харизматизация, эгосинтонизация, экзотеризация, экуменизм.

Акселерация - (от лат. acseleratio - ускорение).  На общем фоне ускорения развития различных сторон религиозного воспроизводства (рост числа верующих, увеличение числа новых молитвенных зданий, повышение количества паломников и т.д. и т.п.), особенной характеристикой акселерации в религиозной сфере является невиданное раннее быстрое достижение некоторыми НР статуса  мировых религий (по признакам доступности культа, отказа от этноценризма и географической распространенности): МОСК, Церковь единения, Трансцендентальная медитация, Сайентология и др.

Американизация. Термин предложен немецким учёным Р. Хуммелем в 1988 году для характеристики современной религиозной ситуации именно в связи с американским происхождением  большинства НР. Он отметил тот факт, что даже пророки восточных культов становятся известными в Европе через посредство американской культуры. Европа производит и экспортирует идеологии, но религии она импортирует, главным образом из США22.

Актуализация социальных доктрин. Очевидная связь многих религиозных традиций с господствующими идеологиями 20 века (от фашизма до либерализма). Поиск религиозными традициями своего места в современном обществе путём создания соответствующих социальных доктрин (в чём можно усмотреть и влияние секуляризации и своего рода «обмирщение»),  послужили одним из условий (в качестве противного) для выбора чисто религиозного восприятия действительности. Наверное, и поэтому, практически все НР не вырабатывают социальные доктрины, хотя определённые концепции общественного устройства просматриваются, а предлагают индивидуальный путь спасения. Конечно, в условиях антагонистического мира НР высказывали свои идеологические предпочтения (известен антикоммунизм Муна, например, лично он в числе первых лидеров НР был легализован в СССР в последние годы правления М.С. Горбачёва).

Актуализация эсхатологии. Определенная часть НР – это так называемые «doomsday» группы, предвещающие близкий конец света, а иногда и приближающие его наступление такими действиями как самоубийство («Народный храм» – например), или убийствами (как Аум - Синрикё). Такие трагедии не только заслуживают безусловного осуждения, но и попыток понять общественную ситуацию, доводящую религиозных людей до совершения пагубных деяний и злодейств.

Вельтизация - (от нем. die Welt – мир) - направление в деятельности представителей различных религий к созданию всемирной организации, которая бы объединила все существующие вероучительные традиции на почве преодоления исторически существующей отчуждённости. Наиболее ярким примером этого конвергентного процесса является деятельность Парламента Мировых религий, созданного в 1993 году в Чикаго (США), в работе которого принимают участие и представители НР (Шри Ауробиндо, WICCA, Emergence of Maitreya и др….)  

Виртуализация - (от  англ. virtual reality - потенциальный, возможный = реальность, действительность – воображаемая реальность).  НР, как и все религии активно осваивают кибернетическое пространство: путём открытия своих адресов и страниц, рекламирования своей деятельности на экранах дисплеев. Кроме того, появляются  новые «онлайновые» религиозные движения, насчитывающие несколько сот, а то и тысяч сторонников из числа регулярных пользователей сети (религии киберкультуры: кибер-евангелисты, например, и т.п., «онлайновые» ужасы, М.К. Церковь, Рошамбо, технософия и т.п.). Сюда же можно отнести предложения по созданию компьютерного Бога.

Глобализация. Среди других явлений, характеризующих всепланетарный уровень развития религиозной жизни, можно отнести и НР, поскольку они сформировались как в лоне конкретных религиозных традиций, имеющих давно признанный за ними статус «мировые религии»: христианство (Евреи за Иисуса и др.), буддизм (Дзен-буддизм и др.), ислам (Новые мусульмане и др.), так и на почве синкретизма (Церковь единения и др.), традиционных, широко распространённых вероучений и практик (йога из индуизма, например, и др.). НР присутствуют практически во всех регионах мира и реакция на их деятельность тоже принимает глобальный характер.

Диалог. Вначале воспринятые исключительно как объект критики со стороны традиционных религий, НР, во-первых, позволили самим этим религиям взглянуть на себя по-новому, ибо в определённом отношении явились результатом развития предшествующей религиозности, во-вторых, некоторые из НР пытаются включить в число своих сторонников максимальное число верующих других религий (миссионерский импульс, смотри так же возрастание инклюзивизма) и готовы вести диалог ради этого с любой традицией, в третьих, НР расширили число участников диалога, в-четвёртых, стали индикатором готовности к действительному диалогу предшествующих традиций, в - пятых, продемонстрировали (некоторые НР) – нежелание участвовать в диалоге, в-шестых, стали элементом плюралистического общественного сознания новой эпохи и тем самым обострили саму проблему необходимости взаимопонимания  - путём к которому является сегодня диалог, и, в-седьмых, НР участвуют не только в диалоге с предшествующими традициями, но и ведут его между собой.

Консюмеризм. Безусловно, все НР, распространяют по всему миру не только, соответственно, свои вероучения, но и некоторые стандарты той культурной среды, где они получили пассионарный импульс. В новых для себя странах они предлагают такой способ самоутверждения, который характерен в первую очередь для США (реклама, книготорговля, оргтехника, музыкальная культура и т.д. и т.п., в том числе и само собой разумеющийся статус свободного отправления культа, свободного приобретения недвижимой собственности, средств массовой информации и пр.). Собственно, и этим раздражают они своих религиозных противников - не только инаковерием, но и непривычным образом жизни.

Модернизм (постмодернизм). НР являются, с одной стороны, развитием религиозного модернизма (одним из его практическим воплощений наряду с изменениями в традиционных вероучениях и практиках) и отрицанием его, будучи уже, с другой стороны, выражением постмодернизма в религиозной жизни. Если говорить о конкретных исторических рамках постмодернизма, то его начало можно отнести именно к тем 60-70м. гг., когда в массовом порядке объявились и новые религиозные течения.

Новые религиозные движения. Само по себе формирование НР является  конвергентным процессом, ибо обнаруживает сходство, присущее религиозным традициям (в том числе по всем выделенным религиоведением признакам этого социального явления). Распространение новых религиозных движений во всём мире показывает, что потребности, которые они удовлетворяют, носят глобальный характер. Причём речь идёт о распространении во всех типах обществ, где они не запрещены. Это можно рассматривать и как одно из свидетельств принципиальной общности человечества. Успешные НР демонстрируют способность эффективного использования возможностей для своей деятельности средств, появившихся во второй половине 20 века (средства массовой информации, свобода совести, высокий прожиточный минимум, образование и т.п.), теми конвергентными процессами, о которых здесь идёт речь. Их тоже можно представить как удачливых использователей традиционных религиозных техник, и как создателей новых религиозных технологий. Хотя большинство НР уже часть нашего прошлого, но их можно рассматривать и как одну из возможных моделей будущего  развития религии.

 Паксизация - (от лат. pax – мир). Обретение статуса мировых религий, путь, открытый сейчас практически для любой религиозной традиции, как уже отмечалось выше, в отличие от тех веков, потребовавшихся когда-то для выхода на этот уровень религиозного воспроизводства всего лишь трём общепризнанным в этом качестве религиям (христианству, буддизму, исламу), был ускоренным для НР (акселерация). Ускоренным в сравнении с тысячелетиями существования он оказался и для индуизма, например, дао и прочих традиций привычно относимых нашим религиоведением к народностно-государственным религиям. Впрочем, во многих случаях распространения за пределами своего региона они могут восприниматься именно как НР.

Приватизация. НР вовлечены и в этот конвергентный процесс, ибо увеличивают выбор приватизатора, а в некоторых регионах формируют и соответствующую ситуацию выбора. Сама по себе позиция индивидуума, выражаемая отношением к религии как к своему частному делу, может характеризоваться и как НР.

Рационализация культовой практики. Первоначальное восприятие восточных религиозных практик большинством их сторонников воспринималось с точки зрения рационального обоснования необходимости физических упражнений (йога), самозащиты (ушу, например), диет (вегетарианских, в основном, как в МОСК, например).

Ревивализм. НР - это ныне бесспорный аргумент в пользу действительно произошедшего после второй мировой религиозного оживления. НР в этом оживлении имеют свои черты, отразившие некоторые новые потребности верующих, которые они не смогли удовлетворить в традиционных религиях. Теперь эти потребности стали удовлетворять и некоторые традиционные верования.

Возрастание инклюзивизма. Прозелитические склонности НР, безусловно, даже обязывают их к: предоставлению возможности участия в отправлении культа всем желающим; обращению к населению в большинстве своём придерживающегося других религиозных традиций, или не исповедующего ни одной; признанию возможности спасения за верующими других религий. Конечно, есть и исключения, но только для ряда НР, чья деятельность носит экстремистский характер.

Секуляризация. НР можно рассматривать как реакцию на секуляризацию, и, в некоторых аспектах, как проявление секуляризма, как новое свойство религиозности, утверждающейся в секулярном обществе и поэтому воспроизводящее некоторые его характеристики (свобода вероисповедания, доступ к СМИ и т.д. и т. п.)

Синкретизм. Есть НР, которые можно целиком отнести к синкретическим религиям (Церковь Единения, например). Хотя, по мнению некоторых исследователей правильно было бы говорить об эклектизме новых вероучений, чем об органическом единстве проповедуемых ими воззрений на мир.

Современный религиозный плюрализм. НР способствовали становлению именно того религиозного плюрализма, который присущ современному обществу, практически удвоив, если не утроив (по разным подсчётам) число действующих религиозных вер и практик.

Сциентизм. С одной стороны этот конвергентный процесс характеризует примирение науки и религии (имеется в виду сглаживание политической, идеологической конфронтации), с другой стороны, появлением сциентически ориентированных верований (НЛО, например) и практик (сайентология).

Унификация экзотеризации. Конвергентный процесс в современной религиозной жизни, который характеризует одинаковые возможности, предоставляемые демократическими государствами в прозелитизме, миссионерстве всем религиозным организациям. Конечно, успех некоторых НР демонстрирует эффективность использования новых средств самоутверждения, то, что названо выше новыми религиозными технологиями.

Толерантность. Успех некоторых НР, стал возможным, в первую очередь, из-за становления толерантных отношений в мультикультурном обществе в межрелигиозном сосуществовании. В некотором смысле, именно по отношению к НР и можно констатировать наличие или отсутствие религиозной терпимости в стране. В последнем случае, они могут служить социологам в качестве индикатора социальной напряжённости в обществе в целом. Ряд НР являют образец нетолерантного поведения, но в этом для истории религий нет ничего нового.

Феминизация. В организационном смысле черта, мало проявленная в иерархиях НР, но роль женщины в семье, общине, обществе заметно оговаривается как исключительная, значительная и т.п.

Фундаментализм. Теоретически и практически все фундаменталистские установки можно рассматривать как  новые и отнести к НР, но только если сами верующие порывают с религиозной организацией в которой сформировались, или она с ними. Кроме того, значительная часть НР претендует на лучшее понимание и воспроизводство предшевствующих вероучений и практик.

Харизматизация. Тут можно выделить новые харизматические религиозные организации (60-е гг. ХХ века) как часть НР, а также то, что некоторые НР проникнуты тем же самым духом и воспроизводят религиозные практики, свойственные более ранним харизматическим объединением (пятидесятникам, образовавшимся в начале прошлого века, например).

Эгосинтонизация - (от греч. ego – я, sintes – соединение, сложение). НР в своей практике учитывают возрастание личностного начала в мировосприятии современного человека, о чём свидетельствуют разносторонние методики индивидуальной работы с обращаемым. Сейчас индивидуальный подход к верущим вновь в цене и у многих традиционных церквей.

Экзотеризация - (от греч. eхoterinos – внешний). Разумеется, если любая «тайная доктрина»  публикуется массовыми тиражами, то ни о каком эзотеризме в современной религиозной жизни не может быть и речи. Есть секретность во внутренней деятельности, есть этапы допуска к различным вероучениям и практикам, но доступность, чисто информационная снимает  сам уровень эзотерического восприятия религиозного учения. Всё это, безусловно, относится и к НР, которые в определённом смысле и  способствовали экзотеризации современной религиозной жизни.

Экуменизм. Поскольку этот процесс характеризует поиски единства в рамках христианской традиции, то очевидно к НР он относиться лишь в той их части,  которые ассоциируют себя с христианством. Можно констатировать экуменические тенденции во взаимоотношениях, например некоторых протестантских деноминаций и движениями типа «Евреи за Иисуса».

Новые религии в Украине. Когда-то мы считали, что основными историко-демографическими чертами НР на Западе можно считать следующие: 1) появление в США или Западной Европе; 2) в 60-70 гг. 20 века; 3) преимущественно в молодёжной среде; 4) представляющей средний класс; 5) с образованием выше среднего. В отличие, скажем, от мировых религий зарождавшихся на Востоке, распространявшихся среди  нуждающихся и обремененных всех возрастов и в большей части мало или вообще необразованных людей. Теперь, когда в тех же западных обществах, некоторые НР стали частью истеблишмента, утратили былую альтернативность, можно утверждать, что ранее выявленные признаки, которыми наделили НР, лишь обнаружили основные изменения в религии Западной цивилизации вообще. Ведь теперь, там где в обществе большая часть населения принадлежит к среднему классу, то значительная часть верующих всех религий будет относиться к  нему же, среднее образование во всех странах является обязательным и значительно облегчён путь к высшему, следовательно, среди верующих как в отдельной группе уровень образования тоже вырос. Возраст вообще понятие временное, и во многих начавших свою деятельность в 60-70-е годы НР сейчас на собрания приходят представители трёх поколений.

Когда говорят о  наличии харизматических лидеров в НР, то большинство основателей западных неорелигий уже умерло. К тому же харизматическими чертами, во всяком случае, обладают и лидеры других религий (для многих католиков и не только для них – папа Иоанн - Павел IІ, для американцев - Мартин Лютер Кинг для некоторых православных в Украине - митрополит Филарет(Денисенко)и т.д. и т.п. Если указывают на синкретизм вероучений, о котором мы писали выше, то в современном мире очень высок процент христиан, верящих в карму, например, или пользующих услугами астрологов, целителей и т.д., что осуждается официальным христианством, хотя и сопровождает его на протяжении всей истории. Да и не было бы распространение мировых религий успешным, если бы они не включали в себя в том или ином виде ранее бытовавшие в районах распространения некоторые религиозные представления и практики.

Каждый отдельный признак, которым религиоведы наделяют новые религии, безусловно, указывает и на их наличие в религиозной жизни как таковой. Но если появляется новая религия, то, очевидно, следует говорить о коммулятивном воздействии всей совокупности таких признаков в конкретно-исторической обстановке.

К 90 гг. прошлого века обстановка, благоприятствующая распространению НР, сложилась и в Украине. Крах СССР, в котором они  преследовались, сопровождавшийся тяжёлыми, крайне-негативными последствиями для жителей всего постсоветского пространства, до сих пор не преодолен в большинстве государств, сформировавшихся на его территории и поэтому, думается, нет необходимости описывать социально-экономическую ситуацию в нашей стране тем, кто в ней проживает, да ещё и изучает по многим другим дисциплинам. Но упомянуть об этом, мы считаем необходимым, во-первых, потому, что такого краха не было ни в одной из тех западных стран, где впервые о себе на весь мир заявили новые религии. А это уже отличие, во-вторых, на эти обстоятельства (экономический кризис, политическая нестабильность, «духовный вакуум» и пр.) ссылаются многие исследователи, объясняя причины распространения НР в нашей стране. Бесспорно влияние такого рода обстоятельств на все современные процессы в Украине, но если на все, то означает что на религии вообще и на новые религии в том числе.

Все известные статистические сведения указывают на весьма незначительную в процентном отношении к другим религиям часть населения, ставшего последователями НР (см. приложение II). Большая часть граждан идентифицирует себя с религиями, которые существовали в стране до начала перестройки.  Очевидно, здесь можно обнаружить второе отличие в распространении НР в Украине от стран, где они возникли – там они были «альтернативными» религиями, противопоставившимся себя в силу новизны тем религиям, что появились раньше. У нас же в эпоху СССР, практически все религии были «альтернативными»  по отношению к официально господствовавшей коммунистической идеологии.

Новые религии, в начале своего распространения в независимой Украине, были более подготовлены к деятельности в условиях провозглашённой свободы совести, чем привыкшие к руководству сверху, официально зарегистрированные религиозные организации в СССР. В тот период (конец 80-х, начало 90-х гг.) во всех средствах массовой информации они имели преимущественно положительные и хвалебные публикации.

Условия благоприятствования сохранялись недолго, и, практически после киевских событий вокруг Белого Братства, а потом уже и после трагедии в токийском метро (несколько преступников из Аум-Синрикьё отравили, собравшихся на станции людей в 1995 году. Процесс над лидером организации продолжается до сих пор), в печати стали доминировать негативные черты, описанные нами выше.

Не изменила светская печать, однако, тогда же  сформировавшейся традиции, преимущественно позитивного рассказа об истории и современной деятельности, господствующих по числу верующих в нашей стране религий. Если бы не конфликты внутри последних, то, конечно бы имидж был у них в обществе намного лучше, хотя и сейчас среди всех социальных институтов жители Украины (от 45 до 50% по данным многим опросов) отдают предпочтении церкви. В последнем обстоятельстве ещё одна особенность распространения НР у нас.

Кроме того, в Украине как нигде там, где они поначалу появились, не было такого числа неверующих людей. Именно за их души, в первую очередь, и шла конкуренция между старыми и новыми религиозными объединениями. Интересное осмысление ситуации вокруг обращения советских людей в новые религии продемонстрировал С. Аверинцев. Напомнил о великом споре за бессмертную душу Адама Козлевича Остапа Бендера с ксёндзами Кушаковским и Морошеком (И. Ильф и Е. Петров «Золотой телёнок»), и точно заметил, что Адам Казимирович: «капитулировал в своё время перед возгласом Остапа Бендера «Бога нет», … потому  что он получил религиозное воспитание, состоявшее в ограждении воспитуемого от возможности столкнуться с иной точкой зрения. Апломб и непривычные слова командора вызвали у служителей культа шок, заменивший все аргументы. Внуки Козлевича получили атеистическое воспитание, то есть их оберегали от возможности выслушать высказываемую всерьёз религиозную точку зрения. В результате им достаточно сказать внушительным тоном что-нибудь о Шамбале или Кришне, чтобы шоковый эффект покончил с их атеизмом точно также, как он покончил с религиозностью их деда. Механизм, описанный Ильфом и Петровым, снова работает, только в противоположную сторону. А лекторы, из десятилетия в десятилетие повторявшие на той же интонации возглас великого комбинатора, ещё недоумевают, почему у него получалось, а у них – нет, и не хотят понять, что именно они подготовили лёгкий улов для первого попавшего оккультиста»23.

Следующее отличие распространения НР в Украине от других стран, определяется тем, что в нашей стране появляются свои новые религиозные группы, самой известной из которых стало «Великое Белое Братство». Организатором группы и первоначальным автором вероучения стал Юрий Кривоногов. До этого он возглавил (1988г.) Институт Человека в Киеве, основной задачей которого было создание философии интегральной самореализации человека на основе межрелигиозного синтеза, использования нетрадиционных методов оздоровления и самосовершенствования, не имея никакого специального образования (медицинского, гуманитарного и т.п.). Первые его брошюры и лекции о биоэнергетических возможностях человеческого организма носили скорее оккультный, чем научный характер.

Позднее эклектическая смесь из всех ставших ему доступными религиозных и научных знаний, превратилась в постоянно корректируемое, изменяемое учение, в котором особо важное место первоначально заняло провозглашение себя Юоаном Свами и жены (Мария Цвигун) Марией Девой Христос –живой богиней (1990 г.). Такой поворот в развитии кривоноговского осмысления жизни, подразумевает отказ от признания других богов, да и устроенного ими социального  порядка (беспорядка) в целом. Ели бы не это, может и добился бы он славы целителя, как А. Кашпировский и А. Чумак, процветавшие в те же годы, или стал бы псевдоакадемиком каких сейчас много (эоники, парапсихологии, психоторники и т.д. и т.п. знаний), или со свойственным ему темпераментом, организовал бы бизнес на тяге народа к диковинному или был бы,  как и раньше, программистом, сейчас уже трудно предположить. Можно ныне посочувствовать человеку, проведшему много лет в заключении, где с ним обращались так как обращаются с большинством заключённых, а иногда и хуже. За короткий промежуток (в историческом измерении) времени, он прошёл путь от «живого Бога» до «отлучения» от созданной им церкви (1994 г.), и самостоятельного отказа от всего, что исходит от оставленного им вероучения и организации. Критическим событием для всей дальнейшей судьбы Ю. Кривоногова было провозглашение им даты убийства «зверем» (украинскими правоохранительными органами) его самого и богини 21 ноября 1993 года в Киеве. Как справедливо отмечает В.В. Гринько: «Захват 10 ноября 1993 года Софиевского собора группой членов братства во главе с их лидерами стал логичным завершением спланированного ими замысла. Акция была осуществлена «для подтверждения писаний» относительно проведения «накануне Страшного Суда» молебна в честь Марии Деви Христос. Ибо она отождествляла себя с Софией (Премудростью Божей) и считала, что Софиевский собор посвящён именно ей.»24   

Никого не убив, органы правопорядока, арестовали всех участников акции, которые в знак протеста, подчиняясь инструкции своих руководителей, объявили сухую голодовку вплоть до 25 ноября, когда Мария Цвигун стала есть сама, и призвала к этому единоверцев. В последующий год большинство сторонников Белого Братства порвали с ним, активность группы, насчитывавшей около 1000 обращенных в период расцвета, значительно снизилась и свелась к защите лидеров, оказавшихся за решёткой, а в последствии к процессу социальной реабилитации своего вероучения и практики.

Тот, кто следил за  событиями, происходивших накануне и в день «страшного суда» 10 ноября 1993г. в Киеве, стал очевидцем не просто милицейской расправы с зарвавшимися членами одной из религиозных организаций, он стал свидетелем  очередной  трагедии украинского народа. Заключалась она не только в грубых действиях милиции, избивавшей юношей и девушек, приковывавших их наручниками  к радиаторам; не столько в позиции органов власти, не сумевших противопоставить новоявленным пророкам ничего, кроме силы,  да и вряд ли вняли бы те тогда каким-то аргументам, а в том, как само украинское общество отреагировало  на деяния «юсмалиан» и правоохранительных органов. В нём не  оказалось ни одного института гражданского общества, способного предложить неконфликтное решение проблемы, предупредить негативные последствия. Виновными оказались лишь «братчики». И в лучших традициях инквизиции печать обвинила их всех и во всём, в том числе, и в непосредственных связях с дьяволом.

Через два года на той же Софиевской площади произошло опять нечто подобное, но на этот раз с религиозной организацией, претендующей на статус самой традиционной в Украине церкви, Украинской Православной Церковью Киевского патриархата. При захоронении патриарха Владимира (Романюка) на площади члены данного религиозного объединения тоже подверглись разгону силами милиции, но в отличие от сторонников Белого Братства, у них в украинском обществе оказалось куда большее число сочувствующих, что ещё раз подтверждает тезис об избирательности нашего религиозного и правового сознания, прощающего своим то, что кажется чудовищным у «чужих».

В 1997 году В. Еленский опубликовал статью «Белое Братсво как учебник по социологии религии», в которой дал на примере развития событий  истории «юсмалиан» характеристику основных черт новой религиозности, не прибегая к отвергнутым наукой объяснениям их успехов «зомбированием», «промыванием мозгов», « финансированием из-за рубежа» и т.п., которая и сейчас не утратила своей актуальности,  поскольку до сих пор именно эта организация служит основанием для фальсификации деятельности НР в Украине25.

Ещё одна из новых украинских религий – РУНвера была основана Л. Силенко в Америке в 1965 г. Попытка создать религию, отвечающую ментальности украинского народа, пока что не нашла именно в нашем государстве большого числа сторонников, а те, кто последовал за новым учителем, продемонстрировали одну черту этой ментальности весьма определённо «Після Богдана та Івана всі пішли в гетьмани». Нам кажется,  расколы вызваны в сфере родноверов, помимо прочих обстоятельств и тем, что в учениях подобного типа людям внушается, что их народ,  в данном случае украинский, располагается там, где находятся истоки цивилизации. Претензия на национальную исключительность, нередко сопровождается восприятием себя как исключительной личности. Впрочем, в этой вере и в другом остальном много схожего с судьбой религий в Украине. Назвав своё учение Родная Украинская Национальная вера, основатель потребовал от своих последователей, чтобы они не признавали никаких других божеств, в том числе богов древнерусского пантеона. А оставленный в качестве поклонения Дажбог ничего общего не имеет с теми сведениями о нём, которые известны историкам религии дохристианской Руси. Главным образом, потому что не было в среде праукраинцев монотеистической веры. Именно такую религию основал Л. Силенко, а ведь можно утверждать, что, преимущественно,  посредством христианства в украинской ментальности закреплялось представление о боге как одном и едином. Хотя это всё, как и у других народов не исключает сохранности в том или ином виде предшествующей веры26 .

Разумеется, ещё одним отличием распространения новых релиигий в Украине было отсутствие среднего класса. И сейчас на многолюдных собраниях проповедников НР часто можно увидеть больных и бедных людей, пришедших в надежде исцелиться, а то и покушать, что дают. Молодые люди вовлекаются в бесплатные кружки по интересам (иностранного языка, программирования и т.п.), и то сказать, консьюмеризм, о котором мы писали выше нашёл своё выражение и у нас –процент обездоленных людей, по-прежнему велик.

Обобщая результаты  изучения неорелигий в нашей стране Н.П. Дудар и Л.А. Филиппович справедливо утверждают: «Возникновение и распространение неорелигий в Украине – часть мирового религиозного процесса. Поэтому естественно, что отечественные  новые религиозные веяния унаследовали черты, присущие НРД(новым религиозным движениям -Авт.) в будь-какой стране: безденоминационность, поликонфессионализм, синкретизм, мобильность, денационализм (за исключением неоязычества), ориентация на общий мистический опыт, открытость последователям разных религий и религиозно-философских системам и т.д.» На сегодняшний день, можно считать совокупность этих черт ещё одной особенностью распространения НР в Украине, ибо ни одна из них, не получила в других странах, образовавшихся на территории бывшего ССР в начале своей  активной(10-15 лет) деятельности возможности проявления всех этих черт. Что свидетельствует, несомненно, о том, что украинский народ именно своей ментальностью оказался много более восприимчивым к процессам, проходящим в религиозной жизни мира в целом27.

В той же книге Н.П. Дудар и Л.А. Филиппович, предлагают генетическую типологию всего разнообразия действующих в Украине религий, относя их к той или иной группе, в зависимости от предшествующих традиций в границах, которых они возникли:

  1.  неохристианство и околохристианство;
  2.  неоориентализм;
  3.  теософские, эзотерические общины и неоязычество;
  4.  сайентология;
  5.  психотерапевтические течения.

К неохристианству, например, авторы относят как те объединения, что подпадают под признаки неорелигий: Богородичная Церковь, новых харизматиков и т.п., так и те, что являются новыми лишь для Украины: мормоны, Новоапостольская церковь, Армия спасения. Такой классификации следует большинство украинских религиеведов (см. Приложение I,II.)   Но в таком случае в тех же США можно рассматривать ныне получившеее мощный стимул к распространению – православие, тоже как новую религию, хотя в целом попытка классифицировать новые религии, исходя из предшествующих им источников заслуживает внимания, как, например, мы привычно связываем появление исторически раннее возникших религий предшествующими им верованиями.

Но ведь они  (христианство ,например,) абсолютно не сводимы к тем источникам, из которых вышли, это были именно новые религии. Конечно же с позиций науки, мы не можем даже предположить , какой новой религии предстоит стать столь значительной для людей, каким стало христианство за две тысячи лет со дня рождения основателя Иисуса Христа или мусульманство после Мухамеда. Мы не можем научно обосновать будущее мировых религий , ибо для этого надо верить, что будущее вообще возможно для человечества, если оно не объединиться для решения глобальных проблем, а такому объединению по-прежнему мешает деление людей по религиозному признаку, если оно сопровождается пренебрежением к другим старым или новым верам.

PAGE  1

Другие работы

философия переводится как-любовь к мудрости2.


Определите время возникновения философии:VIIVI в.Мировоззренческая функция философии состоит в том что:философия помогает человеку понять самого ...

Подробнее ...

ИЗМЕНИТЬ INSERT INTO [ИМЯ ТАБЛИЦЫ] [СПИСОК СТ...


INSERT добавление данных в таблицу DELETE ? удаление данных в таблицу UPDTE ? обновление данных в таблицу MERGE ? ДОБАВИТЬ ЕСЛИ НЕТ А ЕСЛИ ЕСТЬИЗ...

Подробнее ...

Настройка пользовательского интерфейса. Опера...


Окно ограниченная область экрана обычно прямоугольная. Текущее окно Рис. При этом только одно окно обладает особым статусом является текущим акт...

Подробнее ...

Лабораторна робота 12 Представлення числової...


У форматі з фіксованою крапкою представляються тільки цілі числа. У форматі з плаваючою крапкою ? дійсні числа цілі та дробові. Цілі числа Множи...

Подробнее ...