Эстетическое восприятие мира и его роль в культуре4 2



Бесплатно
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн
Работа добавлена на сайт TXTRef.ru: 2019-04-07

PAGE  2

Содержание

Введение……………………………………………………………………..3

1. Эстетическое восприятие мира и его роль в культуре…………………4

2. Функции искусства и его социальное содержание……………………..9

Заключение………………………………………………………………….18

Список литературы…………………………………………………………20

азует параллельный реальному миру мир художественного вымысла, который порой бывает у

Введение

Важнейшим видом духовного производства является искусство. Как и наука, оно представляет собой творение профессионалов – художников, поэтов, музыкантов, т.е. специалистов в области эстетического освоения мира. Этот способ духовного освоения действительности опирается на своеобразный феномен социальной реальности, зафиксированной философией в категории эстетическое.

Идеальный художественный мир вырабатывает систему эстетических ценностей, эталонов красоты, стимулирующих человека стремиться к совершенству, оптимуму в любой сфере деятельности.

Эстетический мир является подлинной памятью человечества. В нем бережно и надежно в течении тысячелетий сохраняются неповторимые особенности множества самых разнообразных укладов жизни.

Другим интересным аспектом рассматриваемой темы является проблема соотношения общечеловеческих начал в искусстве и его национальных особенностей. В сравнении с другими видами духовного производства (наукой, религией) национальный момент в искусстве более весом. Ибо оно сильнее зависит от национального языка, характера, этнографических особенностей и т. д.

Предметом рассмотрения является философия.

Цель работы раскрыть основы искусства, как сферы культуры.

Для изучения темы необходимо рассмотреть следующие вопросы:

-эстетическое восприятие мира и его роль в культуре;

- искусство как эстетическая деятельность;

-функции искусства;

-классовое и национальное в искусстве;

-социальное содержание искусства.

1. Эстетическое восприятие мира и его роль в культуре.

Эстетическое не является исключительной прерогативой искусства. Оно составляет одну из общих характеристик самого социального бытия и как бы «разлито» по всей социальной реальности. Эстетическим, т.е. вызывающим у человека соответствующие чувства, может быть все, что угодно: природные ландшафты, пейзажи, любые предметы материальной и духовной культуры, сами люди и всевозможные проявления их активности – трудовые, спортивные, творческие, игровые и пр. То есть эстетическое представляет собой как бы некую грань практической деятельности человека, которая порождает у него специфические чувства и мысли.

Объективной основой возникновения эстетического являются, очевидно, некие фундаментальные закономерности бытия, проявляющиеся в отношениях меры, гармонии, симметрии, целостности, целесообразности и т. д. Конкретно-чувственная, наглядная форма этих отношений в объективном мире порождает своеобразный резонанс в душе человека, который и сам есть частица этого мира и, следовательно, тоже причастен к общей гармонии Вселенной. Настраивая свой предметный и душевный мир в унисон с действием этих универсальных отношений бытия, человек и переживает специфические переживания, которые мы называем эстетическими. Следует заметить, что в эстетике существует и другой взгляд на природу эстетического, отрицающей его объективность и выводящий все формы эстетического исключительно из человеческого сознания.

Эстетические переживания, в силу универсальности лежащих в их основе отношений, способны возникать в любом виде человеческой деятельности. Однако в большинстве из них (труде, науке, спорте, игре) эстетическая сторона является подчиненной, второстепенной. И только в искусстве эстетическое начало носит самодовлеющий характер, приобретает основное и самостоятельное значение.

Искусство как «чистая» эстетическая деятельность есть не что иное, как обособившаяся сторона практической деятельности людей. Искусство вырастает из «практики» в длительном историческом процессе освоения мира человеком. Как специализированный вид деятельности оно появляется лишь в античности. Да и в эту эпоху собственно эстетическое содержание деятельности далеко не сразу становиться обособленным от утилитарного или познавательного. В доклассовый же период истории то, что обычно называют  первобытным искусством, искусством в собственном смысле этого слова не являлось. Наскальные рисунки, скульптурные фигурки, ритуальные танцы имели в первую очередь религиозно-магическое значение, а отнюдь не эстетическое. Это были попытки практического воздействия на мир через материальные образы, символы, репетиции совместных действий и т. д. Прямого воздействия на успех первобытного человека в борьбе с внешним миром они, надо думать, не оказывали, зато их косвенное влияние на это несомненно.

Объективно значимым, практически полезным результатом безыскусных упражнений первобытности в «живописи», «песне», «танце» было возникавшее в этих совместных магических действиях радостное чувство общности, единства, неоспоримой силы рода.

Первобытные «произведения искусств» были не предметами спокойного созерцания, а элементами серьезного действия по обеспечению успешной работы, охоты или урожая, а то и войны и т.д. Рождаемые этими действиями эмоциональное возбуждение, подъем духа, экстаз были самой что ни на есть практической силой, помогавшей первобытному человеку достигать своих целей. А отсюда всего лишь один шаг до понимания того, что подобное возбуждение эмоций, «восторг души» обладает самостоятельной ценностью и может быть организован искусственно. Обнаружилось, что и сама деятельность по созданию символов, образов, ритуалов способна приносить человеку чувство удовлетворения безотносительно к какому бы то ни было практическому результату.

При этом лишь в классовом обществе эта деятельность смогла приобрести совершенно самостоятельный характер, превратиться в род профессиональных занятий, ведь только на этой ступени общество оказывается в состоянии содержать лиц, освобожденных от необходимости постоянным физическим трудом добывать себе средства существования. Именно поэтому искусство в собственном смысле этого слова ( как профессиональная эстетическая деятельность) появляется по историческим меркам довольно поздно.

Искусство, как и другие виды духовного производства, создает свой особый, идеальный мир, который как бы дублирует объективно реальный мир человека. Причем первый обладает такой же целостностью, как и второй. Стихии природы, общественные установления, душевные страсти, логика мышления – все подвергается эстетической переработке и образует параллельный реальному миру мир художественного вымысла, который порой бывает убедительнее самой реальности.

Искусство одна из форм общественного сознания, специфический род практически-духовного освоения мира. Отражая окружающий мир, искусство помогает людям познать его, служит могучим средством политического, нравственного и художественного воспитания.
к искусству относят группу разновидностей человеческой деятельности - живопись, музыку, театр, художественную литературу.
В более широком значении искусство - особа форма практической деятельности, осуществляемой умело, мастерски, искусно в технологическом, а часто в эстетическом смысле.
Важнейшая особенность искусства состоит в том, что оно в отличие от науки отражает действительность не в понятиях, а в конкретной, чувственно восприимчивой форме - в форме типических художественных образов.
Главный отличительный признак художественный признак художественного творчества состоит не в создании красоты ради возбуждения эстетического удовольствия, а в образном освоении действительности, т.е. в выработке специфического духовного содержания и в специфическом духовном функционировании, внедряющем это содержание в культура.
искусство проявилось еще на заре человеческого общества. Оно возникло в процессе труда, практической деятельности людей. На первых порах искусство непосредственно переплеталось с их трудовой деятельностью.
Свою связь с материальной производственной деятельностью, хотя более опосредованную, оно сохранило и по сей день. Правдивое искусство всегда было верным помощником людей в труде и жизни. Оно помогало им бороться с силами природы, доставляло радость, вдохновляло на трудовые и ратные подвиги.

Определяя смысл искусства, как особой формы человеческой деятельности теоретики шли двумя путями: одни абсолютировали отдельные функции искусства, видя его назначение в познании реального мира, или в выражении внутреннего мира художника, или в чисто игровой активности; другие ученые утверждали именно многомерность, разность, полифункциональность искусства, не подымаясь до объяснения его целостности.
Искусство в классовом обществе имеет классовый характер. "Чистого искусства", "искусства для искусства" - нет и не может быть. Доступность и доходчивость, огромная убедительность и сила эмоционального искусства делают его могучим орудием классовой борьбы. Поэтому классы используют его в качестве проводника своих политических, нравственных и других идей.
Искусство - часть надстройки, и оно служит базису, на основе которого развивается.

Искусство на основе диалектико-материалистической методологии и принципов системного исследования, ищет пути преодоления различных односторонних истолкований природы.

В искусстве запечатлевается общая структура реальной человеческой деятельности, что обуславливает его разносторонность и одновременно целостность.  

Сопряжение познавательной, оценочной, созидательной и знаково-коммуникативной функции, позволяет искусству воссоздавать (образно моделировать) человеческую жизнь в ее целостности, служить ее воображаемом дополнением, продолжением, а иногда и заменой. Это достигается благодаря тому, что носителем художественной информации является художественный образ, в котором целостное духовное содержание выражается в конкретно-чувственной форме.

Поэтому искусство обращено к переживанию, в мире художественных образов человек должен жить подобно тому, как он живет реально, но сознавая иллюзорность этого "мира" и эстетически наслаждаясь тем, как искусно он сотворен из материала мира реального.
Искусство предоставляет человеку дополнительный жизненный опыт, хотя и воображаемый, но зато специально организованный и бесконечно раздвигающий рамки реального житейского опыта индивида. Оно становится могущественным способом специально направленного формирования каждого члена общества. Оно позволяет человеку реализовывать свои неиспользованные возможности, развиваться душевно, эмоционально и интеллектуально, приобщаться к накапливаемому человечеством коллективному опыту, вековой мудрости, общечеловеческим интересам, устремлениям и идеалам. Поэтому искусство выполняет специально-организованную функцию, и способно влиять на ход развития культуры, своеобразным "самосознанием", которой оно становится.
Структура искусства, как всякой сложной динамической системы, отличается гибкостью, подвижностью, вариационной способностью, что позволяет ему вступать во множестве конкретных модификаций: различные виды искусства (литература, музыка, живопись, архитектура, театр, киноискусство и т.д.); различные его роды (например, эпический и лирический); жанры (поэма и роман); разные исторические типы (готика, барокко, классицизм, романтизм).

В каждом реальном художественном явлении обнаруживается особая модификация общих и устойчивых черт художественно-образного освоения мира, в котором та или иная сторона его структуры приобретает главенствующее значение, и соответственно по-своему складывается взаимосвязь остальных ее сторон, например, соотношение познавательных и созидательных способностей.

Как бы ни сопрягались в творческом методе основные грани художественной структуры, он всегда, прежде всего, характеризует содержательную сторону творчества, преломление жизненной реальности через призму миросозерцания художника, а затем способ воплощения этого содержания в форме.

2. Функции искусства и его социальное содержание.

Идеальный мир искусства есть своеобразный испытательный полигон для многочисленных человеческих устремлений, желаний, страстей и т.д. Экспериментировать с живыми людьми морально недопустимо, а вот с художественными образами, символами – сколько душе угодно. Только художественные средства позволяют анатомировать любую житейскую ситуацию, поступок, мотив без ущерба для человека. Можно проигрывать любые варианты человеческого поведения, обострять конфликты до предела, доводить до логического конца все мыслимые побуждения человека. «А что будет, если….» - вот исходная точка всех комедий, трагедий, драм, утопий и антиутопий. Вымышленный художественный мир порою «как друг и зовет, и ведет», но может служить и грозным предостережением человечеству о многочисленных социальных опасностях. Искусство, таким образом, выступает инструментом самопознания общества, в том числе и «на пределе» его возможностей, в экстремальных условиях. Считается, что именно в таких ситуациях лучше всего познается человек.

Идеальный художественный мир вырабатывает систему  эстетических ценностей, эталонов красоты, стимулирующих человека стремиться к совершенству, оптимуму в любой сфере деятельности.

Наиболее глубокие и удачные образы вырастают до уровня общечеловеческих символов, в которых воплощена вся гамма человеческих характеров, темпераментов, способов поведения. Искусство выступает как своего рода наглядное средство обучения, незаменимый способ социализации человека.

Эстетический мир является подлинной памятью человечества. В нем бережно и надежно в течении тысячелетий сохраняются неповторимые особенности множества самых разнообразных укладов жизни.

Иными словами, искусство выполняет множество практически полезных функций – разведывательную (проб и ошибок), познавательную, воспитательную, аксиологическую, мемориальную и т.д. Но все же главная функция искусства – эстетическая. Суть ее состоит в том, что искусство призвано доставлять человеку эстетическое удовлетворение и наслаждение. Ведь в конце концов мы ходим в кино или театр не затем, чтобы нас там учили жизни или демонстрировали поучительные примеры для подражания. От произведений искусства прежде всего мы хотим получить удовольствие. Причем не просто удовольствие, а удовольствие именно эстетическое. Оно отнюдь не сводиться к благоприятному расположению духа от созерцания прекрасного. Природа эстетического удовольствия заключается в возбужденном, растревоженном состоянии духа, испытывающего немой восторг от безупречного исполнения работы « мастеров искусств».

При этом художественный вкус любого человека – это, конечно, дело воспитания и привычки. Но объективная его основа – всеобща. К примеру, даже если человека никогда не учили музыкальной грамоте, он обычно отличает «правильное» пение от фальшивого. Как это ему удается, науке, как говориться, неизвестно, но вполне очевидно, что наши органы чувств самой природой настроены на избирательное восприятие определенных отношений гармонии, симметрии, пропорциональности и т.д. Так вот, когда в организуемых искусством звуках, красках, движениях, словах проступают эти отношения, наш дух невольно приходит в некоторое волнение, пробует совместить свое состояние с этим «ритмом Вселенной». В этом и заключается суть эстетического переживания. А уж если мы, воодушевленные от соприкосновения с подлинным произведением искусства, переносим эти эмоции на повседневность, стараемся достичь хотя бы приблизительно такого же совершенства в своей обычной деятельности, искусство может считать свою главную задачу (эстетическую функцию) выполненной.

Искусство, в отличие от других видов духовного производства, апеллирует больше не к размеру, а к чувствам. Оно хоть и воспроизводит существенные и порой скрытые стороны действительности, однако пытается делать это в чувственно-наглядной форме. Это, собственно, и придает ему необыкновенную силу воздействия на человека. Отсюда проистекают особенности искусства как способа освоения мира. К ним обычно относят:

  •  Художественные образы, символы как главные средства воспроизведения эстетической реальности;
  •  «перевернутый» способ обобщения – общее в искусстве не абстрактно, а предельно конкретно (любой литературный герой есть ярко выраженная индивидуальность, но одновременно и общий тип, характер);
  •  Признание фантазии, вымысла и одновременное требование «жизненной правды» от продуктов этой фантазии;
  •  Ведущая роль формы произведения искусства по отношению к содержанию и др.

Весьма своеобразный характер имеет способ развития искусства. Ведь его прогрессивная направленность далеко не самоочевидна. Прямое наложение любой схемы исторического прогресса на историю искусств порождает лишь недоумение: неужели современная музыка «прогрессивнее» классической, современная живопись затмила живопись эпохи Возрождения, а литература превзошла гениев прошлого столетия… Подобные сравнения почему то в основном бывают в пользу минувшего.

Но, разумеется, сама постановка проблемы эстетического прогресса в таком виде не во всем корректна. Природу художественного гения, положим, во все времена можно считать одинаковой. Но эстетическая зрелость общества разная. Взрослые восхищаются наивной прелестью детей, но сами быть такими они уже не могут. В соответствии со своим историческим «возрастом» в разные эпохи искусство культивирует разные стороны человеческой жизни.

Например, общепризнанно искусство античных скульпторов. Но можете ли вы припомнить какое-либо конкретное живое лицо бесчисленных Афродит, Аполлонов, Афин и прочих небожителей. Сделать это неспециалистику в искусствоведении очень трудно. И не потому, что они портретно схожи, физиономии-то олимпийцев как раз разные. Но они потрясающе похожи в своей «безликости». Искусство еще не осознало как следует интеллектуальной мощи человечества и любуется главным образом физическим совершенством человека, красотой его тела, грацией поз, динамикой движения и т.д. Вот и запечатлеваются в нашей памяти многочисленные обнаженные торсы, руки-ноги, изящные изгибы тела и…все. Не восхищаться совершенством античной скульптуры сегодня нельзя. Иначе вас сочтут дурно воспитанным. Но при этом уважении к античным шедеврам никто не спешит заполнять их копиями наши площади и интерьеры. Эпоха не та. И эстетические требования соответственно другие.

Ныне своим основным достоинством и гордостью человечество признало все-таки свой интеллект. Мощь и безграничные возможности разума человеческого стали доминантой, центром и эстетического освоения мира. Поэтому современное искусство стало в основе своей интеллектуальным, символическим, абстрактным. И другим сегодня оно быть и не может. Когда мы смотрим на ставших хрестоматийными «Рабочего и колхозницу», мы читаем прежде всего мысль автора композиции (Веры Мухиной), схватываем идею торжества новой жизни, а потом уже воспринимаем гармонию сочетания конкретных художественных образов, деталей. То есть восприятие современного искусства совсем иное чем раньше.

На протяжении веков постоянно нарастают сложность искусства, его жанровая и видовая дифференцированность, глубина эстетического постижения мира. При этом, конечно, эстетические ценности минувших эпох не отбрасываются, а во многом сохраняют свою привлекательность. Как бы много не было у ребенка игрушек, он все равно потянется к той, которой у него сейчас нет. Так и современная зрелая, сложная эстетическая культура с завистью смотрит на то, что ей самой не хватает, - на простоту, очаровательную наивность и непосредственность своей далекой исторической молодости.

Возможность появления искусства как сферы профессиональной деятельности связанна с возникновением классовой дифференциации общества. Связь эта сохраняется и в дальнейшем, накладывая определенный отпечаток на ход развития искусства. Однако ее  не следует трактовать прямолинейно, как наличие разных типов искусства: пролетарского и буржуазного, помещичьего и крестьянского и т.п. Точнее сказать искусство всегда тяготеет к верхним, господствующим слоям общества. Будучи зависимо от них в материальном плане, оно невольно настраивается на волну интересов привилегированных слоев общества и обслуживает эти интересы, выдавая их за всеобщие, общечеловеческие. И что интересно: в длительном историческом плане эта иллюзия оборачивается реальностью.

Проблема классовости в искусстве в конечном счете сводится к недоступности для широких масс народа, во-первых, потребления, а во-вторых, производства, создания произведений высокого искусства. В современном мире проблема эта ( по крайней мере в первой ее части) в основном решается чисто технически: развитием средств массовой информации и коммуникации, делающих хотя бы потребление достижений искусства доступным практически всем, было бы желание. Однако при этом проблема «оторванности» искусства от народа поворачивается другой гранью. Возникает достаточно резкое противопоставление, с одной стороны, искусства элитарного, «высокого», требующего для своего восприятия особой эстетической подготовки, а с другой – искусства массового, общедоступного, эстетически непритязательного.

Усматривать в этой новой дифференциации чьи-то злые козни или происки классового врага, конечно, бессмысленно. Это просто способ освоения человечеством новации культуры. В нашей, допустим, стране в прошлом веке простая грамотность была уже большим достижением на фоне подавляющего большинства безграмотных. Нынче вроде бы грамотными стали все. Да вот беда: появился новый тип грамотности – компьютерный. Сегодня, наверное, соотношение компьютерно грамотных и компьютерно неграмотных примерно то же, что было в прошлом веке между грамотными и неграмотными. Но есть надежда, что исторический прогресс сделает и в этом случае свое дело исправно. И в искусстве, очевидно, ситуация схожа.

Другим интересным аспектом рассматриваемой темы является проблема соотношения общечеловеческих начал в искусстве и его национальных особенностей. В сравнении с другими видами духовного производства (наукой, религией) национальный момент в искусстве более весом. Ибо оно сильнее зависит от национального языка, характера, этнографических особенностей и т. д. Поэма, переведенная на другой язык, превращается по сути, в иное произведение; характерный танец, оторванный от местных условий и традиций, выглядит зачастую нелепо; восточные мелодии нередко кажутся западному жителю заунывными и пр. В то же время нельзя не видеть и обратных примеров: Шекспир, ведь, что называется, и в Африке Шекспир, а гений Льва Толстого или Федора Достоевского созвучен всему миру.

Нетрудно также увидеть, что, как бы ни были значимы национальные особенности искусства, его интернационализация, подкрепленная мощной технической базой современных средств коммуникации, представляет ныне господствующую тенденцию. Однако национальные черты искусства различных народов не исчезают полностью, да и не могут исчезнуть. Любой народ как огня боится потери разнообразия, пусть даже и архаичного. Современная цивилизация несет с собой сильнейшую тягу к унификации всего и вся. Но она же порождает и контртенденцию: все хотят быть цивилизованными, но не хотят быть одинаковыми. Как в моде: все хотят выглядеть модно, но упаси Бог обрядиться в одинаковые, хотя и ультрамодные пиджаки и платье. Вот и культивируют разные народы в своей культуре национальную специфику ( а в искусстве тому возможностей немало). В этом, наверное, есть достаточно солидный исторический, а то и биоисторический смысл. Все живое живо разнообразием, а не одинаковостью.

Будучи одним из видов освоения действительности, искусство не может не следовать общему руслу исторического развития общества. Однако из истории известно, что эпохи расцвета материальной и духовной культур часто не совпадают. Причиной тому является не только специфика материального и духовного производства, но и своеобразный «принцип сохранения» человеческой энергии: если активность человека в материальной сфере каким-либо образом стеснена, ограничена, зашла в тупик, то она непроизвольно перемещается, переливается в сферу духа, вызывая к жизни новые науки, утопии, идеологии и т.д. Искусство также проявляет большую активность в предкризисные, переломные исторические эпохи, когда обнажаются, становятся явными их основные противоречия и соответственно резко возрастает поисковая активность духа, предчувствующего трагизм неизбежного разрешения этих противоречий и пытающегося отыскать какой-либо приемлемый выход.

Одной из самых наглядных иллюстраций этому тезису служит история искусств XIX – начала XX вв., зафиксировавшая рождение такого своеобразного эстетического явления, как модернизм. Все без исключения виды и жанры искусства испытали на себе сильнейшее влияние стиля «модерн», за несколько десятилетий буквально сокрушившего вековые эстетические стереотипы.

Искусство дегуманизировалось потому, что та же тенденция набирала силу и в других сферах общественной жизни, развернувшись к середине столетия во всей своей полноте.

XX век, наверное, войдет в историю как эпоха борьбы с тоталитаризмом и авторитаризмом, весьма бесчеловечными политическими режимами. Но даже и в развитых демократиях самой спокойной части мира технократический стиль жизни и мышления таит в себе далеко еще не проявленную угрозу человечности. Подобные примеры можно множить. Но суть их очевидна: дегуманизация всей общественной жизни – одна из отличительных черт истории нашего столетия. Искусство увидело эту тенденцию первым, раньше других форм духа – науки, религии, морали. Оно же стало и одной из первых ее жертв.

Дегуманизация общества вообще и тоталитаризм политической жизни в частности породили в середине нашего века совершенно уникальное явление – тоталитарное искусство. Уникальность его заключается в том, что свое предназначение как тоталитарного искусство не рождает само, логикой своего саморазвития, а получает извне – из политической сферы. В этом случае искусство теряет свою эстетическую природу, становиться средством осуществления чуждых ему политических целей, инструментом в руках государства.

Там, где возникает подобный симбиоз политики и искусства, неизбежно рождается некий единый стиль, который можно назвать тотальным реализмом. Его основные принципы знакомы каждому из нас: «искусство отражает жизнь», «искусство принадлежит народу» и пр. Сами по себе, в многообразном своде эстетических канонов, эти принципы, конечно, неплохи. Но подчиненные чуждым эстетике политическим целям они нередко превращаются в яд для искусства.

Заключение.

Искусство является неотъемлемой частью жизни человечества. Оно переплетает сквозь всю историю, оставляя в ней навечно свой отпечаток, свой след.

Эстетическое восприятие мира играет огромную роль в культуре, воспитывает нравственную составляющую человека, его умение ценить и понимать прекрасное.

Искусство, как и любой другой вид духовного производства, нельзя подчинить чуждым целям. Оно, кроме прочего, должно работать и «на себя». Только тогда-то оно и способно быть настоящим воспитателем. Право, стоит задуматься над высказыванием Корнея Чуковского: « Всякая общественная полезность полезнее, если она совершается при личном ощущении ее бесполезности…. Мы должны признать все эти комплексы идей: искусство для искусства, патриотизм для патриотизма, любовь для любви, наука для науки – необходимыми иллюзиями современной культуры, разрушать которые не то что не должно, а прямо-таки невозможно!»

Искусство для искусства – это, конечно, иллюзия, но иллюзия продуктивная! В конце концов призыв полюбить ближнего своего как самого себя – тоже не более чем иллюзия, но разве может нынешняя культура от него отказаться.

Современное российское искусство потихоньку выбирается из своей тоталитарной оболочки. К сожалению, оно попадает «из огня в полымя», чему виной кризисное состояние нашего общества и стремление политических сил использовать искусство в своих целях. Искусство активизируется в предкризисные эпохи. В лихие же годы самих кризисов и социальных катастроф ему плохо. До него просто никому нет дела. Общество занято спасением материальных основ его существования. Но искусство непременно выживет: слишком велика и ответственна его социальная роль. И остается только надеяться, что последующее развитие искусства будет естественно и органично. Только при этом условии у него есть будущее.

 

Список литературы

1.Афасижев М.Н. Западные концепции художественного творчества. - М., 1990.

2.Буткевич О.В. Красота. – Л., 1979.

3.Вейдле В. Умирание искусства // Самосознание европейской культуры.XX века. - М., 1991.

4.Гадамер Х.Г. Актуальность прекрасного. – М., 1991.

5.Закс Л.А. Художественное сознание. – Свердловск, 1990.

6.Каган М.С. Историческая типология художественной культуры. - Самара, 1996.

7.Каган М.С. Философская теория ценностей. - СПб., 1997. 

8.Каган М.С. Эстетика как философская наука. - СПб., 1997. 

9.Конев В.А. Социальное бытие искусства. Саратов, - 1975. 

10.Кручинская А. Прекрасное. Миф и действительность. – М., 1977.

11.Кучуради И. Оценка, ценности и литература // Вопросы философии. 2000. № 10.

12.Лехциер В.Л. Введение в феноменологию художественного опыта. - Самара, 2000.

13.Лишаев С.А. Эстетика Другого. - Самара, 2000. 

14.Лосев А.Ф., Шестаков В.П. История эстетических категорий. – М., 1965.

15.Маньковская Н. Эстетика постмодернизма. - СПб., 2000. 

16.Ортега-и-Гассет X. Дегуманизация искусства // Самосознание европейской культуры XX века. - М., 1991.

17.Россман В. Разум под лезвием красоты // Вопросы философии. 1999. № 12.

18.Самохвалова В.И. Красота против энтропии. – М., 1990.

19.Соловьев В.С. Красота как преображающая сила // Соловьев В.С. Философия искусства и литературная критика. – М., 1991.

20Хайдеггер М. Искусство и пространство // Самосознание европейской культуры XX века. - М., 1991.

21Хайдеггер М. Исток художественного творения // Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. М., 1993. - С. 47-132. 

22.Яковлев Е.Г. Эстетическое как совершенное. – М., 1995.

Другие работы

ПСИХОЛОГІЧНІ ПЕРЕДУМОВИ ВИБОРУ ШКОЛЯРАМИ ПРОФ...


ПСИХОЛОГІЧНІ ПЕРЕДУМОВИ ВИБОРУ ШКОЛЯРАМИ ПРОФЕСІЇ План. Суб?єктивні передумови вибору школярами професії. Мотиви вибору школярами професії. Теор...

Подробнее ...

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФРАСТРУКТУРА ПРЕДПРИЯТИЙ Оглавл...


 Час по отдельным видам ТО и ТР а м в год  Трудоемкость работ и численность необходимых рабочих по зонам и отделениям  Проектирование зон ТО и ТР...

Подробнее ...

Оборудование для нефтебаз


По устойчивости к воздействию климатических факторов внешней среды клапаны соответствуют исполнению У категории размещения 1 по ГОСТ 1515069. Кл...

Подробнее ...

крестьянского социализма активно пропагандиро...


Теория некапиталистического пути развития России была выдвинута родоначальниками народничества А. Отличительной чертой общественной жизни России...

Подробнее ...