Блещут струйки золотые



Работа добавлена на сайт TXTRef.ru: 2019-04-07

Семен Надсон

Стихи

Надсон Семен

Стихи

Семен Яковлевич Надсон

- Блещут струйки золотые... - В толпе - Гаснет жизнь, разрушается заживо тело... - Душа наша - в сумраке светоч приветный... - Если ты друг... - Есть страданья ужасней, чем пытка сама... - Жалко стройных кипарисов... - За что? (Любили ль вы, как я?..) - За что?- с безмолвною тоскою... - Завеса сброшена... - Идеал - Иуда - Как белым саваном, покрытая снегами... - Любви, одной любви!... - Мелодия (Я б умереть хотел...) - Мне снилась смерть: она стояла предо мной... - Муза - На кладбище - На утре дней моих о подвигах мечтая... - Над свежей могилой - Наше поколенье юности не знает... - Не весь я твой - меня зовут... - Не говорите мне... - О, если там, за тайной гроба... - Он мне не брат - он больше брата... - Осень, поздняя осень!.. - Позабытые шумным их кругом - вдвоем... - Полдороги - Пора! Явись, пророк!.. - Посвящается памяти Н.М.Д-ой - Скучно лежать... Мирно часы у постели - Случалось ли тебе бессонными ночами... - Терпи... Пусть взор горит слезой... - Тихо замер последний аккорд над толпой... - То порыв безнадежной тоски,- то опять... - Только утро любви хорошо... - Христианка - Христос!.. Где ты, Христос, сияющий лучами... - Цветы - Это не песни - это намеки... - Я встретил новый год один... - Я не тому молюсь, кого едва дерзает... - Я плакал тяжкими слезами... - Я помню, в минувшие, детские годы... - Я чувствую и силы, и стремленье...

* * * Наше поколенье юности не знает, Юность стала сказкой миновавших лет; Рано в наши годы дума отравляет Первых сил размах и первых чувств рассвет. Кто из нас любил, весь мир позабывая? Кто не отрекался от своих богов? Кто не падал духом, рабски унывая, Не бросал щита перед лицом врагов? Чуть не с колыбели сердцем мы дряхлеем, Нас томит безверье, нас грызет тоска... Даже пожелать мы страстно не умеем, Даже ненавидим мы исподтишка!..

О, проклятье сну, убившему в нас силы! Воздуха, простора, пламенных речей,Чтобы жить для жизни, а не для могилы, Всем биеньем нервов, всем огнем страстей! О, проклятье стонам рабского бессилья! Мертвых дней унынья после не вернуть! Загоритесь, взоры, развернитесь, крылья, Закипи порывом, трепетная грудь! Дружно за работу, на борьбу с пороком, Сердце с братским сердцем и с рукой рука,Пусть никто не может вымолвить с упреком: "Для чего я не жил в прошлые века!.." 1884 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.

* * * Случалось ли тебе бессонными ночами, Когда вокруг тебя все смолкнет и заснет, И бледный серп луны холодными лучами Твой мирный уголок таинственно зальет, И только ты в тиши томишься одиноко, Ты, да усталая, больная мысль твоя,Случалось ли тебе задуматься глубоко Над неразгаданным вопросом бытия?

Зачем ты призван в мир?

К чему твои страданья, Любовь и ненависть, сомненья и мечты В безгрешно-правильной машине мирозданья И в подавляющей огромности толпы?.. 1880 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Только утро любви хорошо: хороши Только первые, робкие речи, Трепет девственно-чистой, стыдливой души, Недомолвки и беглые встречи, Перекрестных намеков и взглядов игра, То надежда, то ревность слепая; Незабвенная, полная счастья пора, На земле - наслаждение рая!.. Поцелуй - первый шаг к охлаждению: мечта И возможной, и близкою стала; С поцелуем роняет венок чистота, И кумир низведен с пьедестала; Голос сердца чуть слышен, зато говорит Голос крови и мысль опьяняет: Любит тот, кто безумней желаньем кипит, Любит тот, кто безумней лобзает... Светлый храм в сладострастный гарем обращен. Смокли звуки священных молений, И греховно-пылающий жрец распален Знойной жаждой земных наслаждений. Взгляд, прикованный прежде к прекрасным очам И горевший стыдливой мольбою, Нагло бродит теперь по открытым плечам, Обнаженным бесстыдной рукою... Дальше - миг наслаждения, и пышный цветок Смят и дерзостно сорван, и снова Не отдаст его жизни кипучий поток, Беспощадные волны былого... Праздник чувства окончен... погасли огни, Сняты маски и смыты румяна; И томительно тянутся скучные дни Пошлой прозы, тоски и обмана!.. 1883 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

ИДЕАЛ Н 1000 е говори, что жизнь - игрушка В руках бессмысленной судьбы, Беспечной глупости пирушка И яд сомнений и борьбы. Нет, жизнь - разумное стремленье Туда, где вечный свет горит, Где человек, венец творенья, Над миром высоко царит.

Внизу, воздвигнуты толпою, Тельцы минутные стоят И золотою мишурою Людей обманчиво манят; За этот призрак идеалов Немало сгибнуло борцов, И льется кровь у пьедесталов Борьбы не стоящих тельцов.

Проходит время,- люди сами Их свергнуть с высоты спешат И, тешась новыми мечтами, Других тельцов боготворят; Но лишь один стоит от века, Вне власти суетной толпы, Кумир великий человека В лучах духовной красоты.

И тот, кто мыслию летучей Сумел подняться над толпой, Любви оценит свет могучий И сердца идеал святой; Он бросит все кумиры века, С их мимолетной мишурой, И к идеалу человека Пойдет уверенной стопой! 1878 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Я чувствую и силы, и стремленье Служить другим, бороться и любить; На их алтарь несу я вдохновенье, Чтоб в трудный час их песней ободрить. Но кто поймет, что не пустые звуки Звенят в стихе неопытном моем,Что каждый стих - дитя глубокой муки, Рожденное в раздумьи роковом; Что каждый миг "святого вдохновенья" Мне стоил слез, невидных для людей, Немой тоски, тревожного сомненья И скорбных дум в безмолвии ночей?!. 1878 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Не весь я твой - меня зовут Иная жизнь, иные грезы... От них меня не оторвут Ни ласки жаркие, ни слезы. Любя тебя, я не забыл, Что жизни цель - не наслажденье, В душе своей не заглушил К сиянью истины стремленье; Не двинул к пристани свой челн Я малодушною рукою, И смело мчусь по гребням волн На грозный бой с глубокой мглою!.. 1878 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Терпи... Пусть взор горит слезой, Пусть в сердце жгучие сомненья!.. Не жди людского сожаленья И, затаив в груди мученья, Борись один с своей судьбой... Пусть устаешь ты с каждым днем, Пусть с каждым днем все меньше силы... Что ж, радуйся: таким путем Дойдешь скорей, чем мы дойдем, До цели жизни - до могилы. 1878 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

ХРИСТИАНКА

Дела давно минувших дней,

Преданья старины глубокой.

Пушкин, "Руслан и Людмила"

I

Спит гордый Рим, одетый мглою, В тени разросшихся садов; Полны глубокой тишиною Ряды немых его дворцов; Весенней полночи молчанье Царит на сонных площадях; Луны капризное сиянье В речных колеблется струях. И Тибр, блестящей полосою Катясь меж темных берегов, Шумит задумчивой струею Вдаль убегающих валов. В руках распятие сжимая, В седых стенах тюрьмы сырой Спит христианка молодая, На грудь склонившись головой. Бесплодны были все старанья Ее суровых палачей: Ни обещанья, ни страданья Не сокрушили веры в ней. Бесчеловечною душою Судьи на смерть осуждена, Назавтра пред иным судьею Предстанет в небесах она. И вот, полна святым желаньем Всё в жертву небу принести, Она идет к концу страданья, К концу тернистого пути...

И снятся ей поля родные, Шатры лимонов и дубов, Реки изгибы голубые И юных лет приютный кров; И прежних мирных наслаждений Она переживает дни,Но ни тревог, ни сожалений Не пр 1000 обуждают в ней они. На все земное без участья Она привыкла уж смотреть; Не нужно ей земного счастья,Ей в жизни нечего жалеть: Полна небесных упований, Она, без жалости и слез, Разбила рой земных желаний И юный мир роскошных грез,И на алтарь Христа и Бога Она готова принести Всё, чем красна ее дорога, Что ей светило на пути.

II

Поднявшись гордо над рекою, Дворец Нерона мирно спит; Вокруг зеленою семьею Ряд стройных тополей стоит; В душистом мраке утопая, Спокойной негой дышит сад; В его тени, струей сверкая, Ключи студеные журчат. Вдали зубчатой полосою Уходят горы в небеса, И, как плащом, одеты мглою Стоят священные леса.

Всё спит. Один Альбин угрюмый Сидит в раздумье у окна... Тяжелой, безотрадной думой Его душа возмущена. Враг христиан, патриций славный, В боях испытанный герой, Под игом страсти своенравной, Как раб, поник он головой. Вдали толпы, пиров и шума, Под кровом полночи немой, Всё так же пламенная дума Сжимает грудь его тоской. Мечта нескромная смущает Его блаженством неземным, Воображенье вызывает Картины страстные пред ним. И в полумгле весенней ночи Он видит образ дорогой, Черты любимые и очи, Надежды полные святой.

III

С тех пор, как дева молодая К нему на суд приведена, Проснулась грудь его немая От долгой тьмы глухого сна. Разврат дворца в душе на время Стремленья чистые убил, Но свет любви порока бремя Мечом карающим разбил; И, казнь Марии изрекая, Дворца и Рима гордый сын, Он сам, того не сознавая, Уж был в душе христианин. И речи узницы прекрасной С вниманьем жадным он ловил, И свет великий веры ясной Глубоко корни в нем пустил. Любовь и вера победили В нем заблужденья прежних дней И душу гордую смутили Высокой прелестью своей.

IV

Заря блестящими лучами Зажглась на небе голубом, И свет огнистыми волнами Блеснул причудливо кругом. За ним, венцом лучей сияя, Проснулось солнце за рекой И, светлым диском выплывая, Сверкает гордо над землей... Проснулся Рим. Народ толпами В амфитеатр, шумя, спешит, И черни пестрыми волнами Цирк, полный до верху, кипит; И в ложе, убранной богато, В пурпурной мантии своей, Залитый в серебро и злато, Сидит Нерон в кругу друзей. Подавлен безотрадной думой, Альбин, патриций молодой, Как ночь, прекрасный и угрюмый, Меж них сияет красотой.

Толпа шумит нетерпеливо На отведенных ей местах, Но - подан знак, и дверь визгливо На ржавых подалась петлях,И, на арену выступая, Тигрица вышла молодая... Вослед за ней походкой смелой Вошла, с распятием в руках, Страдалица в одежде белой, С спокойной твердостью в очах. И вмиг всеобщее движенье Сменилось мертвой тишиной, Как дань немого восхищенья Пред неземною красотой. Альбин, поникнув головою, Весь бледный, словно тень, стоял... . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . И вдруг пред стихнувшей толпою Волшебный голос зазвучал:

V

"В последний раз я открываю Мои дрожащие уста: Прости, о Рим, я умираю За веру в моего Христа! И в эти смертные мгновенья, Моим прощая палачам, За них последние моленья Несу я к горним небесам: Да не осудит их Спаситель За кровь пролитую мою, Пусть примет их святой Учитель В свою великую семью! Пусть светоч чистого ученья В сердцах холодных он зажжет И рай любви и примиренья В их жизнь мятежную прольет!.."

Она замолкла,- и молчанье У всех царило на устах; Казалось, будто состраданье В их черствых вспыхнуло сердцах... . . . . . . . . . . . . . . . . . Вдруг на арене, пред толпою, С огнем в очах предстал Альбин И молвил:- "Я умру с тобою... О Рим,- и я христианин..."

Цирк вздрогнул, зашумел, очнулся, Как лес осеннею грозой,И зверь испуганно метнулся, Прижавшись к двери роковой...

Вот он крадется, выступая, Ползет неслышно, как змея... Скачок... и, землю обагряя, Блеснула алая струя...

Святыню смерти и страданий Рим зверским смехом оскорбил, И дикий гром рукоплесканий Мольбу последнюю покрыл.

Глубокой древности сказанье Прошло седые времена, И беспристрастное преданье Хранит святые имена. Простой народ тепло и свято Сумел в преданьи сохранить, Как люди в старину, когда-то, Умели верить и любить!.. 1878Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

НАД СВЕЖЕЙ МОГИЛОЙ (Памяти Н. М. Д.)

Я вновь один - и вновь кругом Все та же ночь и мрак унылый. И я в раздумье роковом Стою над свежею могилой: Чего мне ждать, к чему мне жить, К чему бороться и трудиться: Мне больше некого любить, Мне больше некому молиться!.. 1879 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

ИУДА

I

Христос молился... Пот кровавый С чела поникшего бежал... За род людской, за род лукавый Христос моленья воссылал; Огонь святого вдохновенья Сверкал в чертах его лица, И он с улыбкой сожаленья Сносил последние мученья И боль тернового венца. Вокруг креста толпа стояла, И грубый смех звучал порой... Слепая чернь не понимала, Кого насмешливо пятнала Своей бессильною враждой. Что сделал он? За что на муку Он осужден, как раб, как тать, И кто дерзнул безумно руку На Бога своего поднять? Он в мир вошел с святой любовью, Учил, молился и страдал И мир его невинной кровью Себя навеки запятнал!.. Свершилось!..

II

Полночь голубая Горела кротко над землей; В лазури ласково сияя, Поднялся месяц золотой. Он то задумчивым мерцаньем За дымкой облака сверкал, То снова трепетным сияньем Голгофу ярко озарял. Внизу, окутанный туманом, Виднелся город с высоты. Над ним, подобно великанам, Чернели грозные кресты. На двух из них еще висели Казненные; лучи луны В их лица бледные глядели С своей безбрежной вышины. Но третий крест был пуст. Друзьями Христос был снят и погребен, И их прощальными слезами Гранит надгробный орошен.

III

Чье затаенное рыданье Звучит у среднего креста? Кто этот человек? Страданье Горит в чертах его лица. Быть может, с жаждой исцеленья Он из далеких стран спешил, Чтоб Иисус его мученья Всесильным словом облегчил? Уж он готовился с мольбою Упасть к ногам Христа - и вот Вдруг отовсюду узнает, Что тот, кого народ толпою Недавно как царя встречал, Что тот, кто свет зажег над миром, Кто не кадил земным кумирам И зло открыто обличал,Погиб, забросанный презреньем, Измятый пыткой и мученьем!.. Быть может, тайный ученик, Склонясь усталой головою, К кресту Учителя приник С тоской и страстною мольбою? Быть может, грешник непрощенный Сюда, измученный, спешил, И здесь, коленопреклоненный, Свое раскаянье излил?Нет, то Иуда!.. Не с мольбой Пришел он - он не смел молиться Своей порочною душой; Не с телом Господа проститься Хотел он - он и сам не знал, Зачем и как сюда попал.

IV

Когда на муку обреченный, Толпой народа окруженный На место казни шел Христос И крест, изнемогая, нес, Иуда, притаившись, видел Его страданья и сознал, Кого безумно ненавидел, Чью жизнь на деньги променял. Он понял, что ему прощенья Нет в беспристрастных небесах,И страх, бессильный рабский страх, Угрюмый спутник преступленья, Вселился в грудь его. Всю ночь В его больном воображеньи Вставал Христос. Напрасно прочь Он гнал докучное виденье; Напрасно думал он уснуть, Чтоб всё забыть и отдохнуть Под кровом молчаливой ночи: Пред ним, едва сомкнет он очи, Всё тот же призрак роковой Встает во мраке, как живой!

V

Вот Он, истерзанный мученьем, Апостол истины святой, Измятый пыткой и презреньем, Распятый буйною толпой; Бог, осужденный приговором Слепых, подкупленных судей! Вот он!.. Горит немым укором Небесный взор его очей. Венец любви, венец терновый Чело Спасителя язвит, И, мнится, приговор суровый В устах разгневанных звучит...  "Прочь, непорочное виденье,  Уйди, не мучь больную грудь!..  Дай хоть на час, хоть на мгновенье  Не жить... не помнить... отдохнуть...  Смотри: предатель твой рыдает  У ног твоих... О, пощади!  Твой взор мне душу разрывает...  Уйди... исчезни... не гляди!..  Ты видишь: я гото 1000 в слезами  Мой поцелуй коварный смыть...  О, дай минувшее забыть,  Дай душу облегчить мольбами...  Ты Бог... Ты можешь всё простить!  . . . . . . . . . . . . . . . . .  А я? я знал ли сожаленье?  Мне нет пощады, нет прощенья!"

VI

Куда уйти от черных дум? Куда бежать от наказанья? Устала грудь, истерзан ум, В душе - мятежные страданья. Безмолвно в тишине ночной, Как изваянье, без движенья, Всё тот же призрак роковой Стоит залогом осужденья... И здесь, вокруг, горя луной, Дыша весенним обаяньем, Ночь разметалась над землей Своим задумчивым сияньем. И спит серебряный Кедрон, В туман прозрачный погружен...

VII

Беги, предатель, от людей И знай: нигде душе твоей Ты не найдешь успокоенья: Где б ни был ты, везде с тобой Пойдет твой призрак роковой Залогом мук и осужденья. Беги от этого креста, Не оскверняй его лобзаньем: Он свят, он освящен страданьем На нем распятого Христа! . . . . . . . . . . . . . . . И он бежал!.. . . . . . . . . . . . . . . .

VIII

Полнебосклона Заря пожаром обняла И горы дальнего Кедрона Волнами блеска залила. Проснулось солнце за холмами В венце сверкающих лучей. Всё ожило... шумит ветвями Лес, гордый великан полей, И в глубине его струями Гремит серебряный ручей... В лесу, где вечно мгла царит, Куда заря не проникает, Качаясь, мрачный труп висит; Над ним безмолвно расстилает Осина свой покров живой И изумрудною листвой Его, как друга, обнимает. Погиб Иуда... Он не снес Огня глухих своих страданий, Погиб без примиренных слез, Без сожалений и желаний. Но до последнего мгновенья Все тот же призрак роковой Живым упреком преступленья Пред ним вставал во тьме ночной. Всё тот же приговор суровый, Казалось, с уст Его звучал, И на челе венец терновый, Венец страдания лежал! 1879 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

ЗА ЧТО? Любили ль вы, как я? Бессонными ночами Страдали ль за нее с мучительной тоской? Молились ли о ней с безумными слезами Всей силою любви, высокой и святой?

С тех пор, когда она землей была зарыта, Когда вы видели ее в последний раз, С тех пор была ль для вас вся ваша жизнь разбита, И свет, последний свет, угаснул ли для вас?

Нет!.. Вы, как и всегда, и жили, и желали; Вы гордо шли вперед, минувшее забыв, И после, может быть, сурово осмеяли Страданий и тоски утихнувший порыв.

Вы, баловни любви, слепые дети счастья, Вы не могли понять души ее святой, Вы не могли ценить ни ласки, ни участья Так, как ценил их я, усталый и больной!

За что ж, в печальный час разлуки и прощанья, Вы, только вы одни, могли в немой тоске Приникнуть пламенем последнего лобзанья К ее безжизненной и мраморной руке?

За что ж, когда ее в могилу опускали И погребальный хор ей о блаженстве пел, Вы ранний гроб ее цветами увенчали, А я лишь издали, как чуждый ей, смотрел?

О, если б знали вы безумную тревогу И боль души моей, надломленной грозой, Вы расступились бы и дали мне дорогу Стать ближе всех к ее могиле дорогой! 1879 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Позабытые шумным их кругом - вдвоем Мы с тобой в уголку притаились, И святынею мысли, и чувства теплом, Как стеною, от них оградились; Мы им чужды с тех пор, как донесся до нас Первый стон, на борьбу призывая... И упала завеса неведенья с глаз, Бездны мрака и зла обнажая... Но взгляни, как беспечен их праздник,- взгляни, Сколько в лицах их смеха живого, Как румяны, красивы и статны они Эти дети довольства тупого! Сбрось с их девушек пышный наряд,- вязью роз Перевей эту роскошь и смоль их волос, И, сверкая нагой белизною, Ослепляя румянцем и блеском очей, Молодая вакханка мифических дней В их чертах оживет пред тобою... Мы ж с тобой - мы и блед 1000 ны, и худы; для нас Жизнь - не праздник, не цепь наслаждений, А работа, в которой таится подчас Много скорби и много сомнений... Помнишь?.. Эти тяжелые, долгие дни, Эти долгие, жгучие ночи... Истерзали, измучили сердце они, Утомили бессонные очи... Пусть ты мне еще вдвое дороже с тех пор, Как печалью и думой зажегся твой взор; Путь в святыне прекрасных стремлений И сама ты прекрасней и чище,- но я Не могу отогнать, дорогая моя, От души неотступных сомнений! Я боюсь, что мы горько ошиблись, когда Так наивно, так страстно мечтали, Что призванье людей - жизнь борьбы и труда, Беззаветной любви и печали... Ведь природа ошибок чужда, а она Нас к открытой могиле толкает, А бессмысленным детям довольства и сна Свет, и счастье, и розы бросает!.. 1880 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

ПОЛДОРОГИ Путь суров... Раскаленное солнце палит Раскаленные камни дороги. О горячий песок и об острый гранит Ты изранил усталые ноги. Исстрадалась, измучилась смелая грудь, Истомилась и жаждой и зноем, Но не думай с тяжелой дороги свернуть И забыться позорным покоем!

Дальше, путник, всё дальше - вперед и вперед! Отдых после,- он там, пред тобою... Пусть под тень тебя тихая роща зовет, Наклонившись над тихой рекою; Пусть весна разостлала в ней мягкий ковер И сплела из ветвей изумрудный шатер, И царит в ней, любя и лаская,Дальше, дальше и дальше, под зноем лучей, Раскаленной, безвестной дорогой своей, Мимолетный соблазн презирая!

Страшен сон этой рощи, глубок в ней покой: Он так вкрадчив, так сладко ласкает, Что душа, утомленная скорбью больной, Раз уснув, навсегда засыпает. В этой чаще душистой дриада живет. Чуть склонишься на мох ты,- с любовью Чаровница лесная неслышно прильнет В полумгле к твоему изголовью!..

И услышишь ты голос: "Усни, отдохни!.. Прочь мятежные призраки горя!.. Позабудься в моей благовонной тени, В тихом лоне зеленого моря!.. Долог путь твой,- суровый, нерадостный путь... О, к чему обрекать эту юную грудь На борьбу, на тоску и мученья! Друг мой! вверься душистому бархату мха: Эта роща вокруг так свежа и тиха, В ней так сладки минуты забвенья!.."

Ты, я знаю, силен: ты бесстрашно сносил И борьбу, и грозу, и тревоги,Но сильнее открытых, разгневанных сил Этот тайный соблазн полдороги... Дальше ж, путник!.. Поверь, лишь ослабит тебя Миг отрады, миг грез и покоя,И продашь ты все то, что уж сделал, любя, За позорное счастье застоя!.. 1881 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Я не тому молюсь, кого едва дерзает Назвать душа моя, смущаясь и дивясь, И перед кем мой ум бессильно замолкает, В безумной гордости постичь его стремясь; Я не тому молюсь, пред чьими алтарями Народ, простертый ниц, в смирении лежит, И льется фимиам душистыми волнами, И зыблются огни, и пение звучит; Я не тому молюсь, кто окружен толпами Священным трепетом исполненных духов, И чей незримый трон за яркими звездами Царит над безднами разбросанных миров,Нет, перед ним я нем!.. Глубокое сознанье Моей ничтожности смыкает мне уста,Меня влечет к себе иное обаянье Не власти царственной,- но пытки и креста. Мой бог - бог страждущих, бог, обагренный кровью, Бог-человек и брат с небесною душой,И пред страданием и чистою любовью Склоняюсь я с моей горячею мольбой!.. 1881 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Как белым саваном, покрытая снегами, Ты спишь холодным сном под каменной плитой, И сосны родины ненастными ночами О чем-то шеп 1000 чутся и стонут над тобой; А я - вокруг меня, полна борьбы и шума, Жизнь снова бьет ключом, отдаться ей маня, Но жить я не могу: мучительняя дума, Неотразимая, преследует меня...

Гнетущий, тяжкий сон!.. С тех пор как я, рыдая, Прильнул к руке твоей и звал тебя с тоской, И ты, недвижная и мертвенно-немая, Ты не откликнулась на мой призыв больной; С тех пор как слово "смерть",- когда-то только слово,Мне в сердце скорбное ударило, как гром, Я в жизнь не верую - угрюмо и сурово Смерть, только смерть одна мне грезится кругом!.. Недуг смущенного былым воображенья Кладет печать ее на лица всех людей, И в них не вижу я, как прежде, отраженья Их грез и радостей, их горя и страстей; Они мне чудятся с закрытыми очами, В гробу, в дыму кадил, под флером и в цветах, С безжизненным челом, с поблекшими устами И страхом вечности в недвижимых чертах...

И тайный голос мне твердит, не умолкая: "Безумец! не страдай и не люби людей! Ты жалок и смешон, наивно отдавая Любовь и скорбь - мечте, фантазии твоей... Окаменей, замри... Не трать напрасно силы! Пусть льется кровь волной и царствует порок: Добро ли, зло ль вокруг,- забвенье и могилы Вот цель конечная и мировой итог!"... 1881 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Завеса сброшена: ни новых увлечений, Ни тайн заманчивых, ни счастья впереди; Покой оправданных и сбывшихся сомнений, Мгла безнадежности в измученной груди... Как мало прожито - как много пережито! Надежды светлые, и юность, и любовь... И все оплакано... осмеяно... забыто, Погребено - и не воскреснет вновь!

Я в братство веровал, но в черный день невзгоды Не мог я отличить собратьев от врагов; Я жаждал для людей познанья и свободы,А мир - всё тот же мир бессмысленных рабов; На грозный бой со злом мечтал я встать сурово Огнем и правдою карающих речей,И в храме истины - в священном храме слова, Я слышу оргию крикливых торгашей!..

Любовь на миг... любовь - забава от безделья, Любовь - не жар души, а только жар в крови, Любовь - больной кошмар, тяжелый чад похмелья Нет, мне не жаль ее, промчавшейся любви!.. Я не о ней мечтал бессонными ночами, И не она тогда явилась предо мной, Вся - мысль, вся - красота, увитая цветами, С улыбкой девственной и девственной душой!..

Бедна, как нищая, и как рабыня лжива, В лохмотья яркие пестро наряжена Жизнь только издали нарядна и красива, И только издали влечет к себе она. Но чуть вглядишься ты, чуть встанет пред тобою Она лицом к лицу - и ты поймешь обман Ее величия, под ветхой мишурою, И красоты ее - под маскою румян. 1882 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

ЦВЕТЫ Я шел к тебе... На землю упадал Осенний мрак, холодный и дождливый... Огромный город глухо рокотал, Шумя своей толпою суетливой; Загадочно чернел простор реки С безжизненно-недвижными судами, И вдоль домов ночные огоньки Бежали в мглу блестящими цепями...

Я шел к тебе, измучен трудным днем, С усталостью на сердце и во взоре, Чтоб отдохнуть перед твоим огнем И позабыться в тихом разговоре; Мне грезился твой теплый уголок, Тетради нот и свечи на рояли, И ясный взгляд, и кроткий твой упрек В ответ на речь сомненья и печали,И я спешил... А ночь была темна... Чуть фонарей струилося мерцанье... Вдруг сноп лучей, сверкнувших из окна, Прорезав мрак, привлек мое вниманье:

Там, за зеркальным, блещущим стеклом, В сиянье ламп, горевших мягким светом, Обвеяны искусственным теплом, Взлелеяны оранжерейным летом,Цвели цветы... Жемчужной белизной Сияли ландыши... алели георгины, Пестрели бархатцы, нарциссы и левкой, И розы искрились, как яркие рубины... Роскошные, душистые цветы,Они как будто радостно смеялись, А в вышине латании листы, Как веера, над ними 1000  колыхались!..

Садовник их в окне расставил напоказ. И за стеклом, глумясь над холодом и мглою, Они так нежили, так радовали глаз, Так сладко в душу веяли весною!.. Как очарованный стоял я пред окном: Мне чудилось ручья дремотное журчанье, И птиц веселый гам, и в небе голубом Занявшейся зари стыдливое мерцанье; Я ждал, что ласково повеет ветерок, Узорную листву лениво колыхая, И с белой лилии взовьется мотылек, И загудит пчела, на зелени мелькая... Но детский мой восторг сменился вдруг стыдом: Как!.. в эту ночь, окутанную мглою, Здесь, рядом с улицей, намокшей под дождем, Дышать таким бесстыдным торжеством, Сиять такою наглой красотою!.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Ты помнишь,- я пришел к тебе больной... Ты ласк моих ждала - и не дождалась: Твоя любовь казалась мне слепой, Моя любовь - преступной мне казалась!.. 1883 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Это не песни - это намеки; Песни невмочь мне сложить: Некогда мне эти беглые строки В радугу красок рядить; Мать умирает,- дитя позабыто, В рваных лохмотьях оно... Лишь бы хоть как-нибудь было излито, Чем многозвучное сердце полно!.. 1885 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * "За что?"- с безмолвною тоскою Меня спросил твой кроткий взор, Когда внезапно над тобою Постыдный грянул клеветою, Врагов суровый приговор. За то, что жизни их оковы С себя ты сбросила, кляня; За то, за что не любят совы Сиянья радостного дня, За то, что ты с душою чистой Живешь меж мертвых и слепцов, За то, что ты цветок душистый В венке искусственных цветов!.. 1885 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * О, если там, за тайной гроба, Есть мир прекрасный и святой, Где спит завистливая злоба, Где вечно царствует покой, Где ум не возмутят сомненья, Где не изноет грудь в борьбе,Творец, услышь мои моленья И призови меня к себе!

Мне душен этот мир разврата С его блестящей мишурой! Здесь брат рыдающего брата Готов убить своей рукой; Здесь спят высокие порывы Свободы, правды и любви, Здесь ненасытный бог наживы Свои воздвигнул алтари.

Душа полна иных стремлений,Она любви и мира ждет, Борьба и тайный яд сомнений Ее терзает и гнетет. Она напрасно молит света С немой и жгучею тоской, Глухая полночь без рассвета Царит всесильно над землей.

В крови и мраке утопая, Ничтожный сын толпы людской На дверь утраченного рая Глядит с насмешкой и хулой. И тех, кого зовут стремленья К святой, духовной красоте,Клеймит печатью отверженья И распинает на кресте. 1878 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

ПОСВЯЩАЕТСЯ ПАМЯТИ Н.М.Д-ОЙ Не я пишу - рукой моею, Как встарь, владеешь ты, любя, И каждый лживый звук под нею В могиле мучил бы тебя... Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Осень, поздняя осень!.. Над хмурой землею Неподвижно и низко висят облака; Желтый лес отуманен свинцовою мглою, В желтый берег без умолку бьется река... В сердце - грустные думы и грустные звуки, Жизнь, как цепь, как тяжелое бремя, гнетет. Призрак смерти в тоскующих 1000  грезах встает, И позорно упали бессильные руки...

Это чувство - знакомый недуг: чуть весна Ароматно повеет дыханием мая, Чуть проснется в реке голубая волна И промчится в лазури гроза молодая, Чуть в лесу соловей про любовь и печаль Запоет, разгоняя туман и ненастье,Сердце снова запросится в ясную даль, Сердце снова поверит в далекое счастье...

Но скажи мне, к чему так ничтожно оно, Наше сердце,- что даже и мертвой природе Волновать его чуткие струны дано, И то к смерти манить, то к любви и свободе?.. И к чему в нем так беглы любовь и тоска, Как ненастной и хмурой осенней порою Этот белый туман над свинцовой рекою Или эти седые над ней облака? 1880 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Есть страданья ужасней, чем пытка сама,Это муки бессонных ночей, Муки сильных, но тщетных порывов ума На свободу из тяжких цепей. Страшны эти минуты душевной грозы: Мысль немеет от долгой борьбы, А в груди - ни одной примиренной слезы, Ни одной благодатной мольбы!.. Тайна, вечная, грозная тайна томит Утомленный работою ум, И мучительной пыткою душу щемит Вся ничтожность догадок и дум... Рад бежать бы от них,- но куда убежать? О, они не дадут отдохнуть И неслышно закрадутся в душу, как тать, И налягут кошмаром на грудь; Где б ты ни был,- они не оставят тебя И иссушат бесплодной тоской,Если ты как-нибудь не обманешь себя Или разом не кончишь с собой!.. 1880, Тифлис Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Душа наша - в сумраке светоч приветный. Шел путник, зажег огонек золотой,И ярко горит он во мгле беспросветной, И смело он борется с вьюгой ночной. Он мог бы согреть - он так ярко сияет, Мог путь озарить бы во мраке ночном, Но тщетно к себе он людей призывает,В угрюмой пустыне все глухо кругом... 1880 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

МУЗА Долой с чела венец лавровый,Сорви и брось его к ногам: Терн обагренный, терн суровый Один идет к твоим чертам... 1880 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Я помню, в минувшие, детские годы, В те грустные годы мои, Когда это сердце так жадно просило Любви, хоть немного любви, И страстный мой вопль замирал без ответа, И снова я верил и ждал... 1880 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Тихо замер последний аккорд над толпой, С плачем в землю твой гроб опустили; Помолились в приливе тоски над тобой, Пожалели тебя и забыли... Ты исчезла для них, этих добрых людей, Навсегда - без следа и возврата, Но живешь ты в груди утомленной моей, В скорбном сердце усталого брата... 1880 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Христос!.. Где ты, Христос, сияющий лучами Бессмертной истины, свободы и любви?.. Взгляни,- твой храм опять поруган торгашами, И меч, что т 1000 ы принес, запятнан весь руками, Повинными в страдальческой крови!..

Взгляни, кто учит мир тому, чему когда-то И ты учил его под тяжестью креста! Как ярко их клеймо порока и разврата, Какие лживые за страждущего брата, Какие гнойные открылися уста!..

О, если б только зло!.. Но рваться всей душою Рассеять это зло, трудиться для людей,И горько сознавать, что об руку с тобою Кричит об истине, ломаясь пред толпою, Прикрытый маскою, продажный фарисей!.. 1880 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Я встретил новый год один... Передо мной Не искрился бокал сверкающим вином, Лишь думы прежние, с знакомой мне тоскою, Как старые друзья, без зова, всей семьею Нахлынули ко мне с злорадным торжеством... 1881 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

В ТОЛПЕ Не презирай толпы: пускай она порою Пуста и мелочна, бездушна и слепа, Но есть мгновенья, когда перед тобою Не жалкая раба с продажною душою, А божество - толпа, титан - толпа!.. Ты к ней несправедлив: в часы ее страданий, Не шел ты к ней страдать.... Певец ее и сын, Ты убегал ее проклятий и рыданий, Ты издали любил, ты чувствовал один!... Приди же слиться с ней; не упускай мгновенья, Когда болезненно-отзывчива она, Когда от пошлых дел и пошлого забвенья Утратой тяжкою она потрясена!.. 1881 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * На утре дней моих о подвигах мечтая, Я долго звонких слов от дел не отличал, И, как пророк добра, гремя и обличая, Меня пустой крикун нередко увлекал; Я наряжал его в цветы моих мечтаний. Ловил слова его. . . . . . . . . . . . 1881 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Я плакал тяжкими слезами,Слезами грусти и любви,Да осияет свет лучами Мир, утопающий в крови. И свет блеснул передо мною, И лучезарен, и могуч,Но не надеждой, а борьбою Горел его кровавый луч; То не был кроткий отблеск рая,Нет, в душном сумраке ночном Зажглась зарница роковая Грозы, собравшейся кругом.... 1881 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

МЕЛОДИЯ Я б умереть хотел на крыльях упоенья, В ленивом полусне, навеянном мечтой, Без мук раскаянья, без пытки размышленья, Без малодушных слез прощания с землей.

Я б умереть хотел душистою весною, В запущенном саду, в благоуханный день, Чтоб купы темных лип дремали надо мною И колыхалася цветущая сирень.

Чтоб рядом бы ручей таинственным журчаньем Немую тишину тревожил и будил, И синий небосклон торжественным молчаньем Об райской вечности мне внятно говорил.

Чтоб не молился я, не плакал, умирая, А сладко задремал, и чтобы снилось мне... Что я плыву... плыву, и что волна немая Беззвучно отдает меня другой волне... 1880 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Скучно лежать... Мирно часы у постели В мер 1000 твой тиши, словно живые, стучат; Смолк за окном плач беспокойной метели; Утро встает... Тучи зарею горят... Целую ночь я одиноко томился, Сон не пришел жаркие веки закрыть... Если б уснуть!........................ 1883 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Мне снилась смерть: она стояла предо мной, Клубами ладана, как ризою, одета, В сияньи и в цветах, с улыбкой молодой И с речью полною печального привета... 1883 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Жалко стройных кипарисов Как они зазеленели! Для чего, дитя, к их веткам Привязала ты качели? Не ломай душистых веток, Отнеси качель к обрыву, На акацию густую И на пыльную оливу: Там и море будет видно; Чуть доска твоя качнется, А оно тебе сквозь зелень В блеске солнца засмеется, С белым парусом в тумане, С белой чайкой, в даль летящей, С белой пеною, каймою Вдоль по берегу лежащей. 1885, Ницца Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Гаснет жизнь, разрушается заживо тело, Злой недуг с каждым днем беспощадней томит И в бессонные ночи уверенно-смело Смерть в усталые очи мне прямо глядит. Скоро труп мой зароют могильной землею, Скоро высохнет мозг мой и сердце замрет. И поднимется густо трава надо мною, И по мертвым глазам моим червь поползет... И решится загадка, томившая душу, Что там ждет нас за тайной плиты гробовой... Скоро-скоро!.. Но я малодушно не трушу И о жизни не плачу с безумной тоской... 1883 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * То порыв безнадежной тоски,- то опять, Встрепенувшись, вдруг я оживаю, Жадно дела ищу, рвусь любить и страдать, Беззаветно и слепо прощаю... 1883 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Пора! Явись, пророк! Всей силою печали, Всей силою любви взываю я к тебе! Взгляни, как дряхлы мы, взгляни, как мы устали, Как мы беспомощны в мучительной борьбе! Теперь - иль никогда!.. Сознанье умирает, Стыд гаснет, совесть спит. Ни проблеска кругом, Одно ничтожество свой голос возвышает... 1886 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Если ты друг - дай мне руку, отрадней вдвоем Честно бороться за общее братское дело. Если ты враг - будь открытым и смелым врагом, Грозный твой вызов приму я открыто и смело. Если же ты равнодушен... 1886 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Он мне не брат - он больше брата: Всю силу, всю любовь мою, Все, чем душа моя богата, Ему я пылко отдаю Кто он - не знаю... 1886 Стихотв cbf оренiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Не говорите мне: "он умер",- он живет, Пусть жертвенник разбит,- огонь еще пылает. Пусть роза сорвана,- она еще цветет, Путь арфа сломана,- аккорд еще рыдает!.. 1886 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

НА КЛАДБИЩЕ На ближнем кладбище я знаю уголок: Свежее там трава, не смятая шагами, Роскошней тень от лип, склонившихся в кружок, И звонче пенье птиц над старыми крестами. Я часто там брожу, пережидая зной... Читаю надписи, грущу, когда взгрустнется, Иль, лежа на траве, смотрю, как надо мной, Мелькая сквозь листву молочной белизной, Куда-то облачко стремительно несется. Сегодня крест один склонился и упал; Он падал медленно, за сучья задевая, И, подойдя к нему, на нем я прочитал: "Спеши,- я жду тебя, подруга дорогая!" Должно быть, вешний дождь вчера его подмыл. И я задумался с невольною тоскою, Задумался о том, чей прах он сторожил, И кто гниет под этою землею... "Спеши,- я жду тебя!"- Заветные слова!.. Услышала ль она загробный голос друга?.. Пришла ль к тебе на зов, иль все еще жива Твоя любимая и нежная подруга?.. Я имени ее не нахожу кругом... Ты тлеешь, окружен чужой тебе толпою, Забыт и одинок,- и ни одним венком Ее любовь к тебе не говорит с тобою... Жизнь увлекла ее в водоворот страстей И жгучую печаль, как рану, исцелила, И не придет она под тень густых ветвей Поплакать над твоей размытою могилой. И только этот крест, заботливой рукой Поставленный тебе когда-то к изголовью, Храня с минувшим связь, смеется над тобой, Над памятью людской и над людской любовью! 1884 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Блещут струйки золотые, Озаренные луной; Льются песни удалыя Над поверхностью речной, Чистый тенор запевает "Как на Волге на реке", И припевы повторяет Отголосок вдалеке. А кругом царит молчанье, И блестящей полосой Золотой зари сиянье Догорает за рекой. 1878 Стихотворенiя С.Я.Надсона съ портретомъ, факсимиле и бiографическимъ очеркомъ. Изданiе пятнадцатое. С.Петербургъ: Типографiя И.Н.Скороходова, 1897.

* * * Любви, одной любви! Как нищий подаянья, Как странник, на пути застигнутый грозой, У крова чуждого молящий состраданья, Так я молю любви с тревогой и тоской. 1884 С.Я.Надсон. Избранное. Москва: Терра-Terra, 1994.

Другие работы

. Микромир. Масштабы.


Экспериментальные данные о строении атома. Явление радиоактивности открытие электрона сложная структура атома открытие фундаментальных частиц и ...

Подробнее ...

ЛЕКЦИЯ Т Е М А 2.


при вынужденном не по вине работника прекращении работы; 6. при совмещении работы с обучением 9. Гарантии и компенсации предоставляются в виде: ...

Подробнее ...

Шы~ыс ~аза~стан облысты~ балалар ж~не жас~спі...


2007 О?ыса? ?шасы? Пауло Коэльо ??рметті о?ырмандар Балалар?а о?у ба?ытын сыйлайы? бай?ауына ?атыс?н кітапханашыларды? та?даулы шы?армашылы? е?б...

Подробнее ...

гинекологической школы.


Первые преподавали Шумлянский и МаксимовичАмбодик применял акушерские щипцы. Москва: Рихтер ? акуш как клиническая дисциплина Кох ? яркая форма ...

Подробнее ...