ликий князь литовский русский прусский жемайтский мазовецкий и других имея обстоятельно продуманн



Работа добавлена на сайт TXTRef.ru: 2019-12-03

ЛИТОВСКИЙ СТАТУТ 1529 года 

[Извлечение]

  Мы, Сигизмунд, божьей милостью король польский и ве-

ликий князь литовский,  русский,  прусский, жемайтский,

мазовецкий и других, имея обстоятельно продуманное доб-

рое  намерение и по нашей великокняжеской милости желая

одарить христианскими законами,  всем прелатам,  княжа-

там,  панам хоруговным, вельможам, благородным рыцарям,

шляхте и всему поспольству и их подданным, коренным жи-

телям земель нашего Великого княжества Литовского,  ка-

кого бы сословия и происхождения они ни  были,  все  их

права  и  церковные привилеи как для лиц католического,

так и православного вероисповедания,  а также  светские

привилеи,  которые  были ими получены от светлой памяти

королей и великих князей,  от отца  нашего  Казимира  и

брата нашего Александра,  предков наших,  при их жизни,

на какое бы то ни было владение и вольности, независимо

от того,  под какой датой,  латинской или русской, даны

эти вольности,  вышедшие,  данные и пожалованные приви-

леи,  содержащие в, себе справедливые установления, же-

лаем считать имеющими силу,  как если бы они были пожа-

лованы  нами  и вписаны слово в слово в эти наши листы,

которые мы нашим великокняжеским словом и нашей  едино-

личной присягой на святом евангелии обязуемся соблюдать

и хранить, как обязуемся и обещаем подтвердить и закре-

пить  их со всеми их установлениями,  обычаями и стать-

ями; по милости, благородству и щедрости нашей мы реши-

ли  их  подтвердить  и закрепить,  что подтверждаем - и

закрепляем, приказывая считать их имеющими силу на веч-

ные времена.                                           

                                                      

1. Великий князь обязуется никого                      

  не наказывать по заочному оговору, даже если бы дело

касалось оскорбления достоинства его величества. А если

бы кто-либо необоснованно обвинял другого,  то сам дол-

жен понести такое же наказание                         

  Во-первых, названным выше прелатам,  княжатам, панам

хоруговным,  шляхтичам и городам названных земель Вели-

кого княжества Литовского, Русского, Жемайтского и иных

мы пожаловали,  что ни по чьему явному или тайному ого-

вору, несправедливому подозрению тех княжат и панов хо-

руговных,  шляхтичей и мещан мы не будем наказывать ка-

ким-либо денежным штрафом, смертной казнью или тюрьмой,

или конфискацией имения, но лишь после того как истец и

ответчик  лично предстали перед судом и посредством яв-

ного разбирательства в  соответствии  с  установлениями

христианского  права  окончательно  была бы доказана их

вина,  то только после суда и такого доказательства ви-

ны,  согласно обычаю христианских прав, они должны быть

приговорены и наказаны в  соответствии  с  тяжестью  их

преступлений.                                          

  Также если бы кто оговором обвинил кого-нибудь и об-

виняемый должен  был  бы  подвергнуться  бесчестью  или

смертной казни, или конфискации имения, или какому-либо

другому наказанию,  тогда тот, кто оговорит другого, но

не  представит доказательств,  сам должен понести такое

наказание.                                             

  2. Об оскорблении великокняжеского достоинства,  вы-

разившемся  в том,  если бы кто-нибудь убежал в неприя-

тельскую землю                                         

  Если бы кто-нибудь из наших подданных убежал из  на-

шего государства в землю наших неприятелей, тот лишает-

ся своей чести,  а его имение наследственное, выслужен-

ное и купленное не переходит ни к детям, ни к родствен-

никам, а только к нам, великому князю.                 

  3. Если кто у кого купит или возьмет в залог имение,

а тот потом убежит в неприятельскую землю        

  Если тот человек до совершения этого преступного де-

яния, находясь еще в нашем государстве, продаст или от

даст в  залог  кому-нибудь какое-либо имение,  а приоб-

рев-ший не знал бы такого его замысла  и  присягнет  об

этом, то он может спокойно владеть купленным или взятым

в залог имением,  но если бы он не хотел присягнуть, то

теряет свое собственное имение,  а также и то,  которое

купил и взял в залог от него.                          

  4. Если бы отец, покинув детей, или                 

  кто-нибудь из их родственников убежал               

  в неприятельскую землю                              

  Также постановляем:  если бы  отец,  покинув  детей,

убежал  в неприятельскую землю и оставил их вместо себя

и они не были бы выделены,  то такое имение переходит к

нам,  великому  князю,  потому  что  за преступление их

собственного отца они уже лишились права на имение, хо-

тя бы и были несовершеннолетними.                      

  Если бы  также какой-либо родной брат или дядя,  или

кто-либо из рода бежал в неприятельскую землю,  то  его

доля имения таким же образом переходит к нам,  великому

князю, и поэтому никто из родственников права на нее не

имеет.                                                 

  А также  если бы даже собственный сын был отделен от

отца и убежал в неприятельскую землю,  то его доля име-

ния  не переходит ни к отцу,  ни к братьям,  а только к

нам, великому князю.                                   

  Но если бы сыновья были отделены от своего  отца,  а

отец убежал бы,  а они о намерении своего отца не знали

и могли бы доказать это своими единоличными  присягами,

тогда они своей доли имения не теряют, а только отцовс-

кая, доля переходит к нам, великому князю.             

  Таким же образом и братья,  если они были выделены и

один брат убежал бы, а они о том не знали и его не сна-

ряжали и могли бы это доказать единоличными  присягами,

тогда  они  своих долей не теряют,  но только доля того

брата, который убежал, переходит к нам, великому князю.

  5. Как должен быть наказан тот,  кто  подделывал  бы

великокняжеские листы или печати                 

  Если бы  кто-либо  подделывал  наши листы или печати

или заведомо пользовался поддельными,  такой подделыва-

тель должен быть сожжен на костре.                     

6. Как должен быть наказан тот, кто оскорбил великокня-

жеского врадника или посланца                          

  Также если  бы  над нашим земским врадником или пос-

ланцем при выполнении  ими  нашего  земского  поручения

кто-либо из наших подданных совершил насилие, ранил его

или побил, тот должен быть приговорен к смертной казни,

как если бы оскорбил наше великокняжеское достоинство.

  7. Никто  ни  за кого не должен нести наказание,  но

каждый сам за себя                                     

  Также никто не должен быть наказан и  приговорен  за

чей бы то ни было проступок, а только тот, кто виновен.

А поэтому в соответствии с христианскими законами никто

не должен быть наказан, если его вина не будет установ-

лена судом,  то есть ни жена за преступление своего му-

жа,  ни  отец за преступление сына,  ни сын за отца,  а

также никто из родственников, ни слуга за господина.   

  8. Если бы кто-либо много испросил под видом  малого

или взял бы без пожалования                      

  Также если бы кто-либо испросил много за малое и это

надлежащим образом было бы доказано на суде и  установ-

лено,  что он взял больше, чем выпросил, тот теряет эту

выслугу и пожалование.  А хотя бы он и надлежащим обра-

зом  испросил,  но  сверх того без пожалования что-либо

взял и присоединил к полученному,  тогда  он  теряет  в

пользу великого князя и ту выслугу,  и то,  что взял. А

кто бы к своему наследственному имению присоединил  без

пожалования людей или земли, пущи, ловы, озера столько,

сколько стоит его имение, к которому присоединил, тогда

он теряет в пользу великого князя свое имение и то, что

взял. А если бы взял человека или двух, или десять, или

сколько  бы то ни было с землями или пустые земли,  тот

должен вернуть всех взятых им людей и отдать столько же

своих  наследственных,  а также вернуть земли и столько

же своих земель.                                       

9. Все в Великом княжестве Литовском должны быть судимы

по одному праву                                        

  Также желаем и устанавливаем  и  на  вечные  времена

должно быть сохранено, что все наши подданные, как бед-

ные,  так и богатые, какого бы сословия и положения они

ни  были,  равно и одинаково должны быть судимы по этим

писаным законам.          

10. Из канцелярии никому не должны выдаваться  листы

к приостановлению судопроизводства, но только по уважи-

тельным причинам                                       

  Также обещаем,  что отныне ни мы, ни наши потомки не

будем  выдавать для представления в какие бы то ни было

суды наших заповедных листов, которые бы каким-либо об-

разом могли бы задержать судебное разбирательство, кро-

ме только трех случаев: во-первых, если бы кто по госу-

дарственному делу находился в заключении у наших непри-

ятелей;  во-вторых,  если бы кто был на государственной

службе  в  нашем  государстве;  в-третьих,  если бы кто

действительно был болен, тогда тот, кто не явился, дол-

жен  во  второй судебный срок присягнуть,  что действи-

тельно был болен.  А в иных обстоятельствах, кроме этих

случаев,  наши  земские  и городские врадники не должны

руководствоваться такими заповедными  листами,  которые

получены в ущерб другой стороне,  и не должны их прини-

мать.                                                  

  11. Открытые листы должны возвращаться каждому      

  Если бы кто принес к кому наши открытые листы по по-

воду  своей жалобы,  будь то к князю или к пану,  или к

державце,  или земянин к земянину,  а кто-нибудь из них

этот открытый лист,  прочитав,  задержал у себя, а тому

обратно не хотел вернуть, тогда таковой должен уплатить

его  милости  королю штраф двенадцать рублей грошей,  а

тому, кто принес задержанный им лист, другие двенадцать

рублей грошей.  А,  однако,  открытые листы должны вру-

чаться надлежащим образом:  или через королевского дво-

рянина,  или в повете перед поветовым вижем,  или перед

посторонними людьми, шляхтичами или другими, достойными

доверия; причем виж должен иметь при себе понятых.     

12. Если бы кто пренебрегал великокняжескими заповедными

листами                                                  

  Также постановляем:  если  бы  кто-либо  судился   с

кем-нибудь  за землю или за ловы,  или за луга,  или за

бортное дерево и если бы тот,  кто проиграл дело,  пре-

небрегая судебным решением, причинил ущерб этому своему

соседу,  завладев вопреки суду вышеупомянутым  имущест-

вом, а пострадавший обратился бы к нам, великому князю,

и получил лист под нашим великокняжеским закладом, что-

бы нарушитель вопреки судебному решению более не захва-

тывал этого,  а он бы вопреки  нашему  великокняжескому

закладу и тому судебному решению захватил, тогда следу-

ет с него полностью взыскать  тот  заклад  и  приказать

возместить ущерб,  а пострадавшего в соответствии с ре-

шением первого суда полностью ввести во владение.  А  в

наше  отсутствие наши паны радные должны таким же обра-

зом давать заклады и поступать так же.                 

  13. Если бы кто выпустил из тюрьмы                  

  осужденного преступника или должника                

  Если бы кто по решению суда был посажен в нашу вели-

кокняжескую  или какую-нибудь другую тюрьму за неуплату

какой-либо суммы или по какому-либо другому  обвинению,

а тот,  в чьи руки был передан этот виновный,  по своей

небрежности выпустил бы его из тюрьмы, то он должен сам

уплатить эту сумму или возместить ущерб, за которые был

посажен виновный и которые подтверждены надлежащими до-

казательствами истца, или же должен снова доставить вы-

пущенного в суд в срок, установленный судом: если в на-

шем  Великом княжестве,  тогда в течение двенадцати не-

дель,  а если в чужой земле, тогда трижды по двенадцати

недель.                                                

  14. Тем, кто при короле Казимире и Александре  домогался

чего-нибудь,  великий князь обещает правосудие         

  Также если кто-либо при жизни отца  нашего  требовал

правосудия,  домогаясь  своих прав,  и при короле Алек-

сандре добивался того же и предъявил  бы  листы  упоми-

надьные  отца  и  брата  нашего,  тем хотим и обязуемся

вместе с нашей радой отправлять правосудие без промед-  

ления. За вынесение решения, мы, а также и наша рада не

должны ничего брать. Не должны мы также оказывать пред-

почтение  одной из сторон,  но будем обязаны отправлять

правосудие и оказывать его каждому.                    

  15. Если бы кто при Казимире  и  Александре  имел  в

держании что-либо и никто иной не предъявлял на то пре-

тензий                                                 

  Также постановляем княжатам,  панятам,  панам  хору-

гов-ным и шляхтичам,  что если бы кто-нибудь при короле

Казимире беспрепятственно, держал имения, людей и земли

и  при  короле  Александре  никто  не предъявлял на это

обоснованных претензий,  то, хотя бы он и не имел на то

листов,  должен  беспрепятственно  держать  это и имеет

полное право третью часть своего  имения  отдать,  про-

дать, подарить, и по своему усмотрению извлекать из не-

го пользу.  Однако продать, обменять, отдать и записать

их должен так:  лично явившись перед нами, великим кня-

зем,  а в наше отсутствие - перед  панами  воеводами  и

маршалками нашими,  земским и дворным, и старостами на-

шими,  в каком повете кто из них  будет,  должен  взять

разрешение  у  них.  А паны воеводы и маршалки,  и наши

старосты, каждый в своем повете, должны разрешать куплю

и давать им свое письменное разрешение, а писарям своим

не должны приказывать за  письменные  разрешения  брать

больше,  а  только по два гроша с человека,  по грошу с

десятки бочек земли, по грошу с десяти возов луга.     

  По письменным разрешениям панов воевод и  маршалков,

и  наших  старост каждый имеет право куплю свою держать

так же, как и по нашим письменным разрешениям.         

  Что же касается нашего великокняжеского пожалования,

то  оно  не  может быть продано или отдано перед панами

воеводами и маршалками,  а только перед  нами,  великим

князем с нашего великокняжеского согласия.             

  А если бы кто отдал другому или продал навечно сверх

третьей части,  тогда тот, кому отдано или продано, или

подарено,  получить не может, а ему должны быть возвра-

щены деньги, которые за это даны. А если бы денег было:

  дано сверх  той  суммы,  что  стоит  третья   часть,

тот-должен  взять  своих  денег лишь столько,,  сколько

стоит, третья часть, а остаток денег теряет.           

16. Две части имения можно отдать в залог за деньги, но

только не продать навечно                              

  Также мы разрешили третью часть имения  продать  на-

вечно.  Однако если бы была необходимость в деньгах для

нашей земской службы  или  хотя  бы  кто-либо  доставал

деньги для своей надобности,  тогда он может заложить и

те две части,  но только за ту сумму, сколько бы стоили

эти две части. Только никто не должен брать сверх этого

и не может совсем отдалить от родственников.           

  А если бы и те две части хотел  кому-либо  отдать  в

залог, тогда не должен взять больше, только то, что бу-

дут стоить эти две части.  Если же кто даст больше  де-

нег,  чем  стоят  эти две части,  тогда родственники не

должны дать больше,  а лишь столько,  сколько стоят эти

две части. А что будет неправильно дано сверх того, тот

те деньги теряет.                                      

  17. Если бы кто кому что-нибудь отписал в  завещании

или листом и объявил об этом перед великим князем и па-

нами радпыми, то это должно оставаться в силе вечно    

  Устанавливаем также и допускаем по совету наших рад-

ных,  что если бы кто,  будучи в добром здоровье, лично

предстал перед нашим величеством или перед каким-нибудь

нашим врадником того повета, в котором живет, и отписал

кому-либо другому по завещанию  или  по  записи  третью

часть  своего  имения  наследственного по отцовской или

материнской линии,  а тот,  кому это  имение  отписано,

имел бы на то наше разрешение или разрешение нашего по-

ветового врадника,  тогда  такое  завещание  или  листы

должны  иметь  силу.  А  если бы кто отписал без нашего

разрешения или без разрешения нашего поветового врадни-

ка третью часть своего имения,  будучи больным, но имел

бы достойных свидетелей,  такой лист должен иметь силу.

Однако после смерти завещателя тот лист для родственни-

ков должен быть подтвержден у нас,  великого князя, или

у панов радных.                                        

  18. Если  бы кому что-либо было дано по листу,  а он

не пользовался бы этим листом и молчал десять лет      

  Также устанавливаем,  что каждый, кто кому-нибудь на

что-либо дал лист или сделал запись при надлежащем сви-

детеле или перед врадником,  а тот, кому записано, мол-

чал в течение десяти лет и не пользовался записью,  та-

кие записи по истечении десятилетней давности не должны

иметь никакой силы.  Однако если бы кто в течение срока

земской давности предъявил иск,  а молчанием не утратил

своего права,  тогда он не теряет его по давности. Если

же запись была сделана в пользу того, кто не достиг со-

вершеннолетия,  тогда  на такого до его совершеннолетия

действие давности не распространяется,  а только от со-

вершеннолетия.  Совершеннолетие  наступает  для юноши в

восемнадцать лет, а для девушки в пятнадцать лет.      

  А если бы кто находился в чужой земле,  то и на него

также давность не распространяется,  но с того времени,

как он вернется из чужой земли в  свою,  он  не  должен

пропустить срока земской давности.                     

 19.Если бы кто при короле Казимире беспрепятственно владел

каким-либо имением  и при Александре никто не предъявлял

претензий на то                                         

  Также если бы кто-либо беспрепятственно владел  нас-

ледственным  или каким-нибудь другим имением при короле

Казимире,  а при Александре на то никто не претендовал,

тогда  он  должен держать его беспрепятственно.  А если

кто будет домогаться земли и король ему  даст,  тот  не

должен ничего присваивать, только взять то, что ему да-

но как королевское держание. А если бы кто отнял данное

великим князем, то оно должно быть взыскано. Но если бы

кто у него ту землю отнял и держал ее при Витовте,  Си-

гизмунде и Казимире, тот и теперь должен ее держать.   

  20. Если  бы  кто опорочил честь другого,  то дело в

суде должно быть рассмотрено в четвертый судебный срок

  Также если бы кто опорочил  честь  другого  или  его

добрую  славу и дело об этом поступило бы к нашей свет-

лости,  мы должны будем всем чинить правосудие.  А если

бы  в  то  время  из-за больших трудностей мы не успели

рассмотреть такие дела,  то в течение года четыре срока

устанавливаем; и если бы по таким делам не было вынесе-

но окончательное решение в первый, во второй или в     

третий срок, то с наступлением последнего срока оконча-

тельное решение без промедления с радными нашими  выне-

сем;  а  до этого четвертого срока для чести того,  кто

судится,  урона нет.  А если- бы он умер, не дождавшись

четвертого срока по этому делу,  тогда ни его чести, ни

чести его потомков урона нет.  Оскорбленный  не  должен

отказываться от нашей службы. А если бы он был убит, то

отсутствие решения по этому делу не должно  вредить  ни

его чести, ни чести его потомков.                      

  21. Если бы кто устанавливал новые мыта             

  Также приказываем, чтобы ни один человек в нашем го-

сударстве,  Великом княжестве Литовском, ни на дорогах,

ни в городах, ни на мостах и на греблях, и на водах, ни

на торгах в своих имениях  не  смел  придумывать  новых

мыт, ни устанавливать их, кроме тех, которые были уста-

новлены издавна,  на что имелись бы грамоты наших пред-

ков,  великих князей, или наши. А если бы кто-либо пос-

мел устанавливать новые мыта,  тот теряет то имение,  в

котором установил, и оно переходит к нам, великому кня-

зю.                                                    

  22. Об освобождении людей от новых уплат и  от  под-

вод, и от работ, кроме издавна установившихся обычаев  

  Желаем, чтобы  все простые люди,  подданные княжат и

панов хоруговных,  шляхтичей,  бояр и мещан тех  земель

Великого княжества Литовского,  были полностью освобож-

дены от уплаты всякой дани и подати,  называемой сереб-

щизной, а также от дякол и от всех повинностей по пере-

возкам, которые называют подводами, от возки камня, де-

рева или дров для обжига кирпича и извести на наши зам-

ки,  от кошения сена и от других неустановленных работ.

Но  хотим  в неприкосновенности сохранить издавна уста-

новленные обычаи предоставления стацей на  станах,  из-

давна установленных, мосты старые поправлять и новые на

старых местах строить, старые замки поправлять и там же

на тех же старых местах выделенные им части снова заст-

раивать,  мосты новые строить, старые дороги исправлять

и давать подводы гонцам нашим, где издавна их давали.  

23. Если бы кто-либо возражал  против  великокняжеского

приговора                                              

  Если бы  великий  князь  с  панами  радными что-либо

рассмотрел и вынес свое великокняжеское решение,  а кто

бы  противился этому великокняжескому приговору,  тогда

таковой,  будь он высшего или низшего сословия,  должен

отсидеть  в тюрьме шесть недель и,  кроме того,  должен

дать в великокняжескую казну двенадцать рублей грошей.

  24. Если бы кто-либо испросил себе то,              

  что раньше было дано другому и записано в великокня-

жеском привилее, то по первому привилею должно остаться

  Также если  бы  кто-либо  испросил  что-нибудь,  что

прежде было дано другому,  и выписал себе на то  приви-

лей, а у того бы, чье он испросил, раньше было записано

в его привилее и подтверждено, и он этим в течение нес-

кольких  лет  пользовался и имел в держании,  тогда тот

первый привилей,  или лист,  должен иметь силу, и полу-

чивший  его должен держать то и пользоваться им в соот-

ветствии с первым привилеем  и  его  подтверждением.  А

последний лист, или привилей, должен быть аннулирован.

  Если бы  также  кто  испросил  что-либо и в листе то

описано и подтверждено было, но в держании того не было

в течение десяти лет, таковой потом уже претендовать на

то не может, и его лист должен быть аннулирован.       

  25. Находясь в Польше, великий князь не должен нико-

му ничего жаловать и подтверждать привилей             

  Также постановляем, что отныне мы сами и потомки на-

ши,  находясь в государстве нашем,  Короне польской, не

должны никому ничего в государстве нашем,  Великом кня-

жестве Литовском,  жаловать:  имений,  людей и земель и

утверждать прежние пожалования,  кому они были даны. Но

мы сами и потомки наши,  находясь в Великом  княжестве,

должны жаловать своих подданных и награждать их в соот-

ветствии с их заслугами. А привилеев на вечное владение

мы  никому  не  должны давать ни в каком ином месте,  а

только тогда,  когда с панами радными нашими  будем  на

вальном сейме. А если бы после этого нашего постановле-

ния, когда мы будем в Польше,  кто-либо как-нибудь исп-

росил у нас людей и земли или подтверждение первого на-

шего пожалования привилеем нашим, то такие листы и при-

вилеи наши мы аннулируем,  и ни мы,  ни потомки наши не

должны их придерживаться.                              

  Что же касается купли,  то каждому везде, даже нахо-

дясь  в государстве нашем.  Короне польской,  мы должны

подтверждать.                                          

  26. Проезжая по дорогам, никто не должен становиться

на постой по великокняжеским дворам                    

  Также постановляем,  что  никто  из наших подданных,

проезжая по дорогам в нашем государстве.  Великом  кня-

жестве Литовском, не должен становиться на постой в на-

ших великокняжеских дворах и не должен  брать  с  наших

дворов  никаких стацей для себя и для своих коней и ло-

вить рыбу в наших садках.  Но в тех дворах, которые на-

ходятся в пущах, могут останавливаться; однако никакого

ущерба в тех наших дворах не  должны  нам  причинять  и

поджогов не делать.                                    

  А если  бы  кто поступил вопреки этому нашему поста-

новлению и в дворах наших становился на постой,  стацею

для  себя  и для своих коней брал,  в наших садках рыбу

ловил во время постоя во дворах,  находящихся в  пущах,

причинил какой ущерб нашему двору,  тот должен уплатить

нам двенадцать рублей грошей и возместить весь ущерб.  

  Раздел второй

  ОБ ОБОРОНЕ ЗЕМСКОЙ 

  [1] Каждый обязан нести военную службу              

  Постановляем с согласия всех наших рад и  всех  под-

данных,  что каждый князь и пан, и дворянин, и вдова, а

также каждый сирота, достиг он совершеннолетия или нет,

и всякий иной человек, достигший совершеннолетия и име-

ющий земское  имение,  когда  возникнет  необходимость,

обязан с нами и нашими потомками или при наших гетманах

нести военную службу  и  снаряжать  на  военную  службу

столько людей, сколько в то время будет признано нужным

по земскому постановлению согласно числу людей, как от-

чичей,  так и похожих,  и с имения как наследственного,

так и вы                                               

служенного и купленного, за исключением заложенного ему

нашего имения, в соответствии с постановлением, которое

на то время будет принято.                             

  Если бы  кто держал от нас в залоге наше имение,  то

он должен будет с  ниших  людей  снаряжать  на  военную

службу пахолка, который должен быть на хорошем коне це-

ною не менее четырех коп грошей,  и пахолок чтобы  имел

панцирь, забрало, меч, щит и копье с флажком.          

  А если какой-либо боярин или мещанин не имеет в сво-

ем именьице столько людей, сколько будет указано в пос-

тановлении,  тот  должен  сам ехать и служить соответс-

твенно ценности своего имения; а кто не имеет ни одного

человека, тот должен сам ехать, как может или как будет

предписано в нашей  великокняжеской  грамоте  в  случае

срочной и неотложной необходимости. И на указанное мес-

то в срок, установленный нашими листами, должен явиться

лично и пройти смотр, и записаться у нашего гетмана или

у наших потомков на тот день,  который будет  нами  или

нашими гетманами для этого смотра и записи установлен и

объявлен.                                              

  А если бы было несколько братьев неразделенных, тог-

да один из них,  самый пригодный, с их совместного име-

ния должен нести военную службу таким же  образом,  как

постановлено выше.                                     

  Это военное  постановление наши подданные должны вы-

полнять в течение десяти лет; а по истечении десяти лет

каждый должен нести военную службу в соответствии с на-

ибольшими своими возможностями, как и перед этим служи-

ли.                                                    

  Также желаем и постановляем, чтобы все мещане и наши

подданные  во  время  нападения  врага с другими нашими

земскими людьми несли военную службу или с нашего  раз-

решения снаряжали людей на войну.                      

  А если бы кто-либо из этих подданных,  перечисленных

выше,  не явился на военную службу или, приехав в срок,

не  записался,  а  хотя и записался бы,  но не дождался

смотра или прошел смотр,  но без разрешения гетмана уе-

хал, тот имение свое теряет так же, как если бы военную

службу не нес;  а это будет по усмотрению великого кня-

зя.                                                    

  [2] 1. Все обязаны становиться                      

  под своей поветовой хоруговью и проходить смотр     

  Желаем также  и  строго приказываем,  чтобы все наши

подданные,  обязанные нести военную службу,  лично яви-

лись и                                                 

проходили смотр не в каком-нибудь ином месте,  а только

под.своей  поветовой  хоруговью того повета,  в котором

живут кроме особого  гетманского  приказа.  А  если  бы

кто-либо из них нес службу у кого-нибудь из наших панов

рад-ных или у врадников, или также у кого-нибудь друго-

го, тот должен будет свое место возле своего господина,

которому служит,  заместить кем-либо другим, не обязан-

ным  нести  военную службу,  а свое место под хоруговью

как обязательное ни под каким видом не смел бы оставить

и опоздать к нему под угрозой утраты своего имения.    

  А те из наших подданных,  которые имеют в других по-

ветах разные свои имения, должны стать со своим отрядом

с имений,  купленных,  выслуженных, наследственных, и с

имения жены в том повете, в котором находится его глав-

ное  наследственное  имение.  А  те княжеские и панские

слуги,  которые получили в держание от князей  и  панов

имения, а другие имения взяли в залог у великого князя,

когда возникнет необходимость,  оставив своего господи-

на, должны становиться возле хоругви того повета, в ко-

тором находятся взятые ими в залог у короля  имения.  А

если бы кто-нибудь не хотел стать под хоруговью,  к ко-

торой принадлежит взятое в залог имение,  тогда тот те-

ряет имение в пользу великого князя.                   

  [3] 2.  Духовные  с  взятого  в залог имения обязаны

лично нести великокняжескую службу                     

  Также если бы кто-нибудь из духовных держал взятое в

залог  имение,  тогда с такого имения,  согласно нашему

постановлению,  он будет обязан лично ехать на нашу ве-

ликокняжескую и земскую службу. Если же кто-либо из ду-

ховных будет иметь родовое имение,  тогда он будет обя-

зан  с  родового имения снаряжать людей на нашу земскую

службу,  а вопрос о службе самих духовных лиц будет ре-

шаться по нашему великокняжескому усмотрению.          

  [4] 3. Каждый после смотра обязан                   

  нести службу с тем же отрядом                       

  при великом князе или при гетмане                   

  Также постановляем,  что каждый наш подданный,  про-

шедший смотр и перепись, как то предписано выше, с теми

же  конями  и  с тем же снаряжением,  с которыми был на

смот-                                                  

ре при  нас  и при наших потомках,  а также и при наших

земских или других гетманах, назначенных на то нами или

Нашими потомками,  должен будет нести военную службу на

тех же конях;  своих слуг и снаряжения, с которыми про-

шел  смотр и перепись,  не имеет права отсылать с войны

до полного роспуска нашего войска. А если бы кто-нибудь

из наших подданных посмел поступить вопреки этому наше-

му постановлению,  если он  землевладелец,  тот  теряет

имение,  как если бы не был на войне. А если бы кто со-

вершил это,  получив деньги,  а землевладельцем не был,

тот  честь  свою  теряет,  как если бы он сбежал с поля

битвы.                                                 

  При записи коня должна быть указана его масть, а его

клеймо должно быть нарисовано в реестре.               

  Люди одного повета должны разбивать свои стоянки при

хорунжем в одном месте, а порознь стоять не должны.    

  [5] 4. Если кто-либо по слабости                    

  здоровья не может нести военную службу,  тот  должен

заявить об этом перед гетманом                         

  Если бы  кто-либо действительно был слаб здоровьем и

поэтому не пригоден к несению нашей земской службы и не

имел бы тот слабый здоровьем сына, пригодного к военной

службе,  или его сын служил бы при великокняжеском дво-

ре,  или же был отделен от отца,  то тогда такой слабый

здоровьем должен поехать к нашему гетману и  заявить  о

слабости  своего  здоровья.  Если гетман признает,  что

этот слабый здоровьем из-за своей болезни  не  годен  к

несению  земской службы,  то должен на то время освобо-

дить его от службы, а тот слабый здоровьем будет обязан

вместо  себя  с  имения своего снарядить на войну своих

слуг таким же образом,  как указано выше, а наш земский

гетман подтверждает это листами.                       

  А если  бы  слабый здоровьем не мог поехать к нашему

гетману, то должен уведомить врадника, хорунжего и двух

земян, которые должны перед гетманом своей честью и ве-

рой засвидетельствовать,  что действительно  слаб  здо-

ровьем.                                                

  Но если бы хорунжий сказал о ком-либо,  что тот слаб

здоровьем,  а тот был бы здоров, и это было бы надлежа-

щим образом доказано в суде,  тогда тот хорунжий теряет

свое собственное имение.                               

[6] 5. Если бы кто-либо имел сына,                     

  который мог бы нести земскую службу, то должен пока-

зать его гетману,  чтобы установить,  пригоден  ли  сын

служить за отца                                        

  Если бы кто-либо был здоров и имел сына,  который от

него не отделился и который не служит при  нашем  вели-

кокняжеском дворе, и будет ему более семнадцати лет, он

может за отца на войну ехать;  и должен сам с тем сыном

ехать к нашему гетману.  А если гетман увидит,  что сын

годен к военной службе,  тогда сын должен нести военную

службу за отца и с тем отрядом, как отец его должен был

служить. Но если бы тот сын показался гетману де вполне

годным, тогда отец сам должен на войну ехать.          

  [7] 6. Если бы кто-нибудь опоздал                   

  явиться в срок на военную службу и не приехал в наз-

наченный срок без какой-либо уважительной причины      

  Также постановляем:  если  бы   кто-нибудь   опоздал

явиться  на  военную службу в установленный нами срок и

не приехал к этому сроку  без  какой-либо  уважительной

причины,  то  таковых  наши гетманы не должны вносить в

свои реестры и не должны брать от них даров под угрозой

лишения  нашего  благоволения,  и не должны скрывать от

нас таких нарушителей,  чтобы они были наказаны в соот-

ветствии  с  нашим земским постановлением и впредь были

более прилежны к нашей службе и защите государства.    

  А если бы гетман пренебрегая нашим приказанием,  та-

ких непослушных в свои реестры вносил и некоторые потом

ссылались бы на это,  а нам или нашим  подданным  из-за

этого  пришлось  понести  ущерб от неприятеля,  то весь

ущерб этот будем взыскивать с самого гетмана.          

  [8] 7, Гетманы не должны приказывать                

  своим писарям при переписи войска брать больше,  чем

по полгроша с коня, а при роспуске войска не должны ни-

чего брать                                             

  Также постановляем,  чтобы наши гетманы при переписи

войска не приказывали своим писарям брать за труд боль-

ше, чем по полгроша с коня, и лишь в то время, когда   

наше войско съезжается. А когда наше войско должно быть

распущено,  будь то в городе или в поле,  или в неприя-

тельской  земле,  где  бы  уже  не было нужды в земской

службе,  тогда гетман не должен от них ничего брать,  а

должен отпустить их свободно.                          

  [9] 8.  О  тех,  которые  будут посланы старшими над

гарнизоном                                             

  Также приказываем, чтобы те, которые были бы посланы

по нашему распоряжению или по распоряжению наших гетма-

нов старшими над гарнизоном,  отпуская людей по оконча-

нии ими нашей службы,  ничего с них не брали. А если бы

кто-либо поступил вопреки этому  нашему  постановлению,

тогда должен тому,  у кого что-нибудь возьмет,  вернуть

вдвойне,  а нам заплатить штраф двенадцать рублей  гро-

шей.  И от скольких лиц что возьмет, столько раз обязан

будет платить по двенадцати рублей грошей.             

  [10] 9.  Хорунжие не должны оставлять дома  земян  и

отпускать их после смотра                        

  Также приказываем хорунжим,  чтобы ни один из них не

смел оставить дома земянина,  а также не  должен  после

смотра  и переписи отпустить его без ведома гетмана.  А

если бы который-либо из них оставил земянина  дома  или

какой-нибудь  земянин  остался  дома,  а он бы то перед

гетманом утаил или после переписи или после смотра  от-

пустил земянина и это было бы доказано, то такой хорун-

жий должность хорунжего и имение теряет,  которое пере-

ходит к нам, великому князю.                           

  [11] 10. Никто без ведома гетмана не должен уехать с

войны                                                  

  Желаем также и постановляем,  чтобы никто из обязан-

ных  нести  военную  службу без нашего ведома и особого

разрешения нашего гетмана не смел бы уехать с войны  до

тех пор, пока все наше и рад наших войско не будет рас-

пущено;  в противном случае таковой теряет свое имение,

как если бы не был на войне.                           

(12] 11. Кто бы в карауле был недостаточно бдительным

  Если бы кто-либо их наших подданных во  время  войны

нами  или нашим гетманом был послан в караул против на-

шего неприятеля и тот посланный  по  своей  небрежности

неприятеля не заметил,  или на том месте, куда был пос-

лан,  не стоял и уехал прочь,  или, не дождавшись срока

смены,  уехал  прочь,  а от этого нам или нашему войску

от;  нашего неприятеля был нанесен ущерб как в  людях,,

так  и  в военных конях,  тогда таковой теряет имение и

приговаривается к смертной казни.  Это же наказание  на

наше великокняжеское усмотрение оставляем.             

  [13] 12. О том, кого пошлют                         

  в гарнизон, чтобы он туда явился в срок, а он в ука-

занный срок там не будет                               

  Также постановляем:  если бы мы лично или наши  паны

радные послали кого-либо в гарнизон в замок и определи-

ли ему срок,  к которому он должен был бы прибыть в тот

замок,  а  он по своей нерадивости в установленный срок

не приехал туда, а в то время наши враги осадили бы тот

замок,  и  если бы все обошлось хорошо и враги вреда не

причинили,  тогда тот,  кто не приехал в  срок,  теряет

свое имущество,  которое переходит к нам, великому кня-

зю.  А если бы, не приведи бог, враги в то время причи-

нили этому замку ущерб,  тогда тот. Кто опоздал явиться

в срок, теряет имение и карается смертью.              

  [14] 13.  Будучи на военной службе,  никто не должен

наезжать на шляхетские дома и гумна                    

  Также постановляем:  если  бы  какой-нибудь шляхтич,

будучи на военной службе,  напал на дом  или  на  гумно

другого шляхтича или, едучи на войну, грабил на дороге,

и было бы доказано,  что он грабил или причинил  ущерб,

тогда  столько раз,  сколько он будет нападать на,  дом

или на гумна или грабить по дороге, за каждое нападение

или  грабеж  по дороге он должен платить штраф за наси-

лие.                                                   

[15] 14. Если бы кому на военной службе не хватило ста-

цей для. неге самого и для его коней                   

  Если бы кому-нибудь на  военной  службе  не  хватило

стацей для него самого и для его коней,  тогда тот дол-

жен с гетманским вижем куда-нибудь поехать или пойти  и

взять  нужные припасы для себя и коней и за это он дол-

жен уплатить в соответствии с постановлением.  А  дрова

должны брать там, где будут стоять; но нельзя разбирать

дома и жечь заборы,  ловить рыбу в  прудах  и  спускать

пруды, вытаптывать и травить озимые и яровые. А если бы

кто-либо причинил такой ущерб,  таких пан гетман должен

заковать,  в цепи,  а, кроме того, виновный должен воз-

местить причиненный ущерб и уплатить штраф за насилие.

  А если бы кто-либо, находясь на войне, напал на дру-

гого,  на  обоз  или  на стоянку и ранил или ударил ко-

го-нибудь, таковой как насильник карается смертью.     

  Раздел третий

  О ВОЛЬНОСТЯХ ШЛЯХТЫ И О РАСШИРЕНИИ ВЕЛИКОГО

  КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО 

  1. Великий князь обязуется государство  его  милости

Великое княжество                                      

  Литовское и панов рад ни в чем не принижать         

  Также если  господь  бог  соблаговолит  даровать нам

иное государство или королевство,  то мы не только ни в

чем не принизим государство наше. Великое княжество Ли-

товское,  и наших радных, но будем охранять его от вся-

кого поношения и унижения, как это делал славной памяти

отец наш во время своего счастливого царствования.     

  2. Великий князь обязуется  расширять  Великое  кня-

жество Литовское и,  что незаконно отобрано, возвратить

государству                                            

  Также владения того Великого княжества Литовского не

уменьшим,  а  то,  что будет несправедливо отторгнуто и

неправильно взято и испрошено,  к владениям  того  кня-

жества возвратим и возвратить желаем.                  

3. Чужеземцам не должны быть жалованы держания и звания

  Также обязуемся и обещаем,  что в наших землях  того

Великого княжества ни мы, ни наши потомки никому из чу-

жестранцев не будем давать в собственность и в держание

земель, замков, городов и каких-либо званий и чинов, но

только местным уроженцам тех земель названного выше на-

шего Великого княжества.                               

  4. Старые должности должны быть сохранены           

  Также постановляем: несмотря на то что мы дали писа-

ные законы землям Великого княжества Литовского, однако

ничем  не умаляем старых должностей Виленского и Трокс-

кого воеводств и других,  воевод и каштелянов,  и канц-

лерства,  маршалства  земского  и  маршалства дверного,

старост и врадников наших; каждый из них в своем повете

должен выполнять свои обязанности:  судить,  управлять,

посылать своих децких и должности свои исполнять  соот-

ветственно давнему обычаю; только судить должны по этим

писаным законам.                                       

  5. Держания не должны отниматься по заочному обвине-

нию о                                                  

  Также державны дворов наших и тивуны по заочному об-

винению не должны нами лишаться  своих  должностей.  Но

если  бы кто-нибудь из врадников был обвинен перед нами

как расточитель и причинивший вред двору нашему, то обе

стороны должны лично явиться перед нами. После того как

стороны будут выслушаны,  виновный понесет  заслуженное

наказание. А без вины держания отнимать не будем.      

  6. Великий князь обязуется сохранять все старые пос-

тановления, а новые принимать с панами радой     

  Также все, касающееся сохранения земских привилеев и

обычаев, которые в тех привилеях, описаны, подтверждены

и установлены,  или постановления новых и увеличения их

числа, что содействовало бы нашей и государства пользе,

будем решать и выполнять только в духе старого времени,

а также с ведома,  совета и согласия наших рад Великого

княжества Литовского.                                  

  7. Его милость великий князь обязуется  сохранить  в

целости вольности княжат, панят, шляхтичей и мещан     

  Обязуемся своим  великокняжеским именем сохранить за

всей шляхтой,  княжатами,  панами хоруговными  и  всеми

простыми боярами,  мещанами и их людьми свободы и воль-

ности, данные им как нашими предками, так и нами.      

  8. Великий князь разрешает всем свободно выезжать из

Великого княжества для обучения рыцарскому делу во вся-

кие земли, кроме земель неприятельских                 

  Также соизволяем, чтобы указанные выше княжата и па-

ны  хоруговные,  шляхтичи и бояре могли совершенно сво-

бодно выезжать из тех наших земель Великого княжества и

иных для приискания себе лучшей доли и обучения рыцарс-

кому делу во всякие земли, кроме земель неприятелей на-

ших. Однако в отсутствие выехавших, как и при них, наша

служба с их имений  не  должна  приостанавливаться,  но

должна выполняться для нас и наших потомков, сколько бы

раз ни понадобилось в соответствии с земским  постанов-

лением.                                                

  Если бы уехал сын по рыцарскому делу,  оставив отца,

а отец умер, не оставив после себя опекуна над имением,

тогда мы,  великий князь, должны над теми имениями наз-

начить опекуна,  который бы  выполнял  земскую  службу;

неприехавшие сын или брат имения не теряют.            

  9. По смерти отцов дети,  сыновья и дочери, не могут

быть лишены наследственных владений              

  По смерти отцов дети,  сыновья и дочери,  не  должны

быть  лишены имений,  полученных в наследство от отца и

деда,  но эти имения в соответствии с законом они  сами

со  своими  потомками  получают в полное владение и как

княжата . и паны хоруговные, шляхтичи и мещане Великого

княжества  Литовского  ими  владеют  и извлекают из них

пользу.                                                

10. Простых людей великий князь                  

  не должен возвышать над шляхтичами                  

  Также мы не должны нешляхтичей возвышать над шляхти-

чами, а сохранять всех шляхтичей в их достоинстве.     

  11. О доказательстве шляхетства                     

  Также постановляем: если бы кто кому сказал, что тот

не шляхтич,  тогда тот, кто доказывает шляхетство, дол-

жен представить со стороны отца и матери  двух  шляхти-

чей, а те должны присягнуть.                           

  Если бы его род прекратился, но он местный уроженец,

тогда он должен поставить окрестных бояр-шляхту,  кото-

рые бы знали,  что он шляхтич.  И те бояре,  которых он

поставит,  должны вместе с ним присягнуть,  что  он  по

происхождению шляхтич.                                 

  А если  бы какой-либо чужеземец был человеком приез-

жим,  тогда он должен поехать в свою страну, откуда он,

и  там перед властями должен доказать свое шляхетство и

привезти от властей листы с  печатями,  доказывая  свое

шляхетство.  Но если бы с той страной,  откуда он, была

война,  тогда он должен поставить двух шляхтичей с  тех

мест,  откуда  он,  и те должны Вместе с ним присянуть,

что он по происхождению шляхтич; этим он и докажет шля-

хетство.                                               

  12. Если бы кто кого оскорбил, назвав его незаконно-

рожденным                                              

  Также постановляем:  если бы кто  кому  сказал:  "Ты

внебрачный сын",  - но этого бы не доказал, то приказы-

ваем,  что тот должен эту клевету отвести  перед  судом

такими словами: "Что я говорил про тебя, будто ты внеб-

рачный сын, я про тебя говорил, как пес".              

  А вот каким образом должно  доказываться  внебрачное

происхождение:  если  бы его собственный отец отказался

от него и заявил, что это не его Сын, или записал это в

Завещании, лишая его наследства, или имел его от невен-

чанной жены,  тогда такой человек должен  быть  признан

действительно незаконнорожденным,  и других доказатель-

ств не требуется.  Однако отец,  женившись вторично, не

должен  лишать  своего  сына наследства и объявлять его

неза-                                                  

коннорожденным, если  при жизни матери считал,его своим

сыном.                                                 

  13. Если бы кто опорочил кого-либо, отрицая его шля-

хетство, а потом отрекся от своих слов                 

  Если бы какой-либо шляхтич отрицал шляхетство друго-

го и за это был привлечен к суду, то постановляем: если

порочивший  шляхетство  другого,  будучи привлеченным к

суду,  не подтвердил этого,  тогда тому, чье шляхетство

опорочено,  это  не вредит,  и он не обязан перед судом

доказывать свое шляхетство.                            

  14. О побоях, нанесенных шляхтичу, и о том, кто бил

  Если бы шляхтич побил шляхтича, тогда в соответствии

с законом должен уплатить двенадцать рублей грошей. Ес-

ли же на шляхтича поднимет руку, побьет его и окровавит

простой  крестьянин или мещанин,  а шляхтич бы то дока-

зал,  тогда крестьянин или мещанин должен быть  наказан

только отсечением руки,  а не чем иным, за исключением,

если бы тот мещанин был радным.  А если мещанин был  бы

радным  и  побил шляхтича,  тогда также должен уплатить

двенадцать рублей грошей, а руки не теряет.            

  15. Если бы шляхтич выслужил                        

  у пана или князя имение и хотел с этим имением уйти

  Если бы кто-нибудь из наших подданных у кого-либо из

княжат или панят,  или у кого иного выслужил недвижимое

имущество и захотел уйти,  то в соответствии с листами,

на то ему данными,  оставив имение своему господину или

его потомкам, он сам и его потомки могут свободно уйти,

куда хотят,  за исключением того случая,  если в данных

ему листах было сказано,  что он мог бы с этим  имением

служить, кому хочет.                                   

  И если бы кто такой лист хотел дать своему слуге, то

должен, созвав посторонних людей достойных, дать его за

своей печатью и за печатями и надлежащим свиде-        

тельством этих людей.  Кроме того, этот пан лично или в

письменной  форме должен нас просить,  чтобы мы ему это

утвердили. Такой лист будет иметь силу.                

  Если бы после смерти того пана, от которого слуга за

службу получил имение,  дети того пана захотели делить-

ся, а тот слуга во время раздела не заявил о полученном

и листа не показал,  или пан отданное слуге у нас нашим

листом не подтвердил,  то после раздела такой  лист  не

должен иметь силы, потому что слуга о нем умолчал; и то

имение отходит к наследнику,  а слуга должен служить за

имением тому,  кому оно. достанется по разделу. Если же

не хотел бы ему служить,  то должен  отдать  имение  со

всем тем,  с чем ему было дано; а сам он свободно может

уйти со всем своим движимым имуществом.                

  16. Как должен быть наказан тот, кто бы отнесся без

  уважения к листам наших воевод,  старост и державцев

  Также постановляем:  если  бы кто-нибудь отнесся без

уважения к грамотам наших воевод,  старост и  державцев

или избил бы слугу нашего и бросил грамоту,  тот должен

уплатить штраф так,  как за насилие:  двенадцать рублей

грошей;  а  этому слуге возмещение в соответствии с его

происхождением, если на то будет судебное решение.     

  17. Тайные корчмы должны воеводами отбираться       

  Также постановляем и приказываем воеводам, старостам

и  всем  державцам нашим Великого княжества Литовского,

чтобы они не допускали незаконно варить пиво в  корчмах

в неположенных местах,  а особенно тем,  кто не имел бы

нашего пожалования по  нашему  листу  или  листу  наших

предков. А поэтому приказываем, чтобы каждый из вас та-

кие корчмы отбирал независимо от того,  принадлежат  ли

они духовным или светским, панам и всем вообще, и заби-

рали все те сосуды,  в которых варят пиво, и доставляли

бы их к нашему великокняжескому двору, потому что из-за

существования таких корчм совершается много  злодеяний,

а также уменьшаются наши великокняжеские доходы,  как и

доходы тех, которые имеют пожалование по нашему листу

Раздел четвертый

  О НАСЛЕДОВАНИИ ЖЕНЩИНАМИ И О ВЫДАЧЕ ДЕВУШЕК ЗАМУЖ   

  1. О вдове, оставшейся на вдовьем стольце, имеющей  

 от мужа своего вено и взрослых детей               

  Вдова, оставшаяся на вдовьем стольце, имеющая от му-

жа  своего  вено  и  взрослых сыновей,  должна остаться

только при своем вене,  а сыновья должны быть  допущены

ко  всем  отцовским  имениям и имуществу и должны нести

земскую службу. Если же она не имеет от мужа своего ве-

на,  то должна получить во всем равную со своими взрос-

лыми детьми часть в ценностях и в имуществе, движимом и

недвижимом.                                            

  2. О вдовах, которые не имеют детей                 

  Видя, что  некоторые  бездетные  вдовы  остаются  на

вдовьем стольце,  в результате  чего  происходит  много

вреда для государства, потому что не выполняется служба

так,  как бы следовало,  а также и родственники  теряют

много имений,  постановляем, как написано ниже: бездет-

ная вдова,  если она имеет от мужа своего вено,  должна

получить только свое вено,  а все имения должны перейти

к родственникам.  Если же она не имеет от  мужа  своего

вена, то должна остаться на третьей части, пока не вый-

дет замуж,  а если замуж не выйдет,  тогда должна оста-

ваться  на  третьей части пожизненно,  остальное имение

должно перейти к родствен--никам, а те должны нести на-

шу великокняжескую службу.                             

  3. Если  бы  какая-либо женщина была замужем и имела

детей, а записанного мужем вена не имела               

  Если бы какая-либо женщина была замужем, имела с му-

жем детей,  а муж не записал бы ей вена и умер, то она,

оставшись вдовой,  должна  получить  равную  со  своими

детьми часть от имений и имущества и на этой своей час-

ти должна оставаться пожизненно,  если бы  хотела  быть

вдовой; а дети не должны отбирать у нее эту часть. Если

же она хотела бы выйти замуж,  то должна свою часть ос-

тавить детям, а дети не будут обязаны дать ей венца.   

4. О мачехе, которая будет иметь детей от двух мужей   

  Таким же образом и мачеха,  если она имела детей  от

второго  мужа,  то вместе со своими детьми от первого и

второго мужей должна иметь равную часть во всех имениях

и  имуществе.  Если бы мачеха не имела детей от второго

мужа,  то вместе с детьми от первого мужа должна  полу-

чить  равную часть в имении,  а в имуществе детей части

не должна иметь, за исключением того, что сама принесла

с  собой  или что дал ей муж из движимых вещей по своей

милости.  И на этой части мачеха должна  оставаться  со

своими детьми пожизненно,  если бы не вышла замуж. Если

же она вышла бы замуж, то эту часть должна оставить де-

тям, а дети не будут обязаны дать ей венца, как не име-

ющей записанного мужем вена.                           

  5. Если бы жена не имела детей,  то она должна оста-

ваться на вдовьем стольце на третьей-части пожизненно  

  Также если  бы жена не имела детей и оправы от мужа,

то она должна оставаться только на третьей  части  име-

ния,  а  две  части должны отойти к родственникам.  Она

должна оставаться на третьей части пожизненно. После ее

смерти и эта третья часть имения должна перейти к родс-

твенникам.  А если бы она вышла замуж, то имение, кото-

рым пользовалась, должна оставить родственникам.       

  6. Жена  с малыми детьми по смерти мужа должна оста-

 ваться на вдовьем стольце до совершеннолетия детей.

Если же будет пло-                                      

хо  управлять  имением,  то родственники должны воспре-

пятствовать этому судом                                

  Также постановляем: если бы какой-либо человек, уми-

рая или по завещанию,  поручил своих детей и имение ка-

кому-нибудь приятелю своему, хотя бы и не родственнику,

которому по праву родства не надлежит быть опекуном, то

назначенный опекун должен осуществлять опеку над имени-

ем  и детьми,  а жена умершего должна оставаться только

при вене.                                              

  Если бы кто умер, не поручив никому детей своих, то

жена должна  воспитывать детей и управлять всем имением

на Правах вдовы, оставаясь на вдовьем стольце до совер-

шеннолетия детей. А когда дети вырастут, она должна пе-

редать имение детям,  а сама оставаться пожизненно  при

своем вене. Если же она не имела бы вена, то должна по-

лучить равную со своими детьми часть.                  

  Если бы имела одного сына,  то должна отдать ему две

части имения, а сама остаться на третьей части.        

  Если бы женщина, имея в своей опеке детей, вышла за-

муж, то взять в опеку детей и имение должны родственни-

ки.  Родственники не должны вытеснять ее из записанного

ей в качестве вена имения. Но если она выйдет замуж, то

дети  по  достижении  совершеннолетия могут выкупить ее

часть.                                                 

  Если бы  какая-либо  женщина,  оставаясь  со  своими

детьми на вдовьем стольце, независимо от того, имела ли

она записанное мужем вено или нет,  не хотела выйти за-

муж  и,  будучи вдовой,  имение и имущество растратила,

людей разогнала,  серебщизны и штрафы брала себе и име-

ние разоряла,  тогда дядья детей по отцу,  а если их не

будет,  то другие родственники должны привлечь ее в ус-

тановленный  срок  к нашему великокняжескому суду или к

суду панов радных и должны доказать эти убытки.  И если

они это докажут,  то мы, великий князь, или паны должны

за ее проступок отнять у нее детей и имущество и  пере-

дать в опеку дядьям по отцу или другим родственникам. А

если она будет иметь записанное мужем вено,  то  должна

остаться  только при своем вене.  Если же у нее не было

бы вена,  тогда должны  ей  выделить  равную  с  детьми

часть,  и  этой  частью  она должна владеть пожизненно.

После ее смерти и эта часть должна отойти к  детям.  Но

если  бы  у этих детей не было дядей по отцу или других

родственников, то мы, великий князь, или паны над деть-

ми  и  имением  должны  назначить опекуном постороннего

достойного человека, который бы ее и все имения и детей

в опеке держал,  не допускал растраты имений и имущест-

ва, пока дети не достигнут совершеннолетия.            

  7. О выдаче девушек замуж как при жизни отца,  так и

по смерти отца                                         

  Также постановляем, что если умрет отец или мать, но

при своей жизни еще выдадут свою дочь замуж, а оставят

после себя других дочерей, то и эти дочери должны полу-

чить такое же приданое, как и выданная ими дочь.       

  А если бы родители не выдали дочерей при своей  жиз-

ни,  но только записали приданое, то дочери должны быть

выданы замуж так, как записали отец или мать.          

  Но если бы родители не дали приданого или перед сво-

ей  смертью не записали,  то судьи обязаны оценить иму-

щество в деньгах и выделить четвертую  часть,  несмотря

на то что в семье одна дочь и много сыновей,  и дать ей

в качестве приданого такую  сумму,  сколько  бы  стоила

четвертая часть имущества.                             

  А хотя бы в семье был один сын и много сестер, то на

всех сестер следует разделить четвертую часть той  сум-

мы,  в  какую оценено имущество,  и каждой дать из этой

четвертой части равное приданое.                       

  8. Прежде чем отец выдаст свою дочь замуж, он должен

потребовать от зятя обеспечить вено              

  Также постановляем:  если  бы  кто-либо  выдал замуж

свою дочь, то должен раньше обеспечить ей вено. Если же

кто-либо выдал бы свою дочь замуж,  не обеспечив ей ве-

на, то такая девушка не должна иметь венца.            

  9. О девушках,  которые будут выданы замуж  в  чужие

земли                                                  

  Также постановляем:  если  бы  отец  или мать выдали

дочь из Великого княжества Литовского в чужую землю,  в

Польшу  или в Мазовше,  или в какую-либо другую землю и

эта девушка имела наследственное имение по  линии  деда

или по отцовской или материнской линии, и были бы у той

девушки братья или не было бы братьев, а только сестры,

тогда  те  братья или сестры должны оценить те имения и

заплатить ей деньгами,  сколько та ее часть будет  сто-

ить,  а принадлежащая ей в наследственном по линии отца

или деда имении часть  должна  перейти  к  братьям  или

сестрам.  А если бы у нее не было братьев или сестер, а

только двоюродные братья по отцу или какие-нибудь  дру-

гие родственники, тогда эти родственники или двоюродные

братья также должны ей заплатить за имения, сколько эти

ее имения будут стоить,  и в ту землю,  куда она пошла,

дать эту сумму в приданое,  как  другим  девушкам  дают

приданое в Великом                                     

княжестве Литовском. А наследственные по линии отца или

деда  имения  этой  девушки должны отойти к тем братьям

или сестрам, или к каким-нибудь ее родственникам, кото-

рые за эти имения дали бы ей приданое.  А эта девушка и

ее муж те наследственные по линии отца или деда  имения

уже вернуть себе не могут и никакого права наследования

на них не должны иметь.                                

  10. О девушках,  которые без согласия отца и  матери

самовольно выйдут замуж                                

  Также если бы дочь без согласия отца или матери выш-

ла замуж,  то она лишается приданого от отца и матери и

имения,  наследуемого  по материнской линии.  А если бы

она одна была у отца, то имение, наследуемое по отцовс-

кой линии, наследуют родственники, минуя таковую дочь.

  11. О. девушках, которые по смерти отца и матери, не

достигнув совершеннолетия, вышли замуж без согласия дя-

дей по отцу и братьев                                  

  Если бы девушка осталась без отца и матери,  не дос-

тигнув еще совершеннолетия,  и вышла замуж без согласия

дядей  по  отцу или ее братьев,  то она лишается своего

имения.                                                

  А если бы она была  совершеннолетней  и  братья  или

дядья по отцу задержали бы ее и не хотели выдать замуж,

она,  однако, самовольно не должна ни за кого выходить,

но должна обратиться к другим своим кровным родственни-

кам или к властям,  а власти или  кровные  родственники

должны разрешить ей выйти замуж.  И если она с согласия

властей или своих  родственников  выйдет  замуж,  тогда

имения не теряет.  А если она выйдет замуж без согласия

властей или своих родственников, то, хотя и была бы со-

вершеннолетней, имение теряет.                         

  12. О наследовании имений,  переходящих по отцовской

и материнской линии                                    

  Также постановляем:  если было бы  несколько  родных

братьев и сестер, отделенных или неотделенных,и один из

братьев умер,  то его часть имения, наследуемого по от-

цовской  линии,  переходит только к братьям.  Если бы в

наслед-                                                

ство было  получено  какое-лийю имение,  наследуемое по

материнской линии,  тогда сестра должна получить равную

с братьями часть этого имения,  а с наследуемого по от-

цовской линии имения - приданое.                       

  13. Как должен быть наказан тот, кто ударил отца или

мать                                                   

  Также постановляем:  если бы сын ударил отца или ос-

корбил,  или как-либо притеснял и унижал, то отец может

такого сына лишить всего его наследства. А если бы отец

лишил сына наследства и других сыновей не имел,  то две

части имения он не должен чужим ни отдавать,  ни прода-

вать, но эти две части должны отойти только родственни-

кам, а третью часть может употребить, как хочет.       

  Таким же  образом поступает и мать:  если бы сын или

дочь оскорбили мать,  тогда она также может  лишить  их

наследства  на часть своего имения.  Однако отец и мать

не могут сына или дочь лишить наследственного имения по

завещанию, но, представ перед нами, великим князем, или

перед врадником,  должны заявить и привести основатель-

ные доводы,  и только тогда могут за тот их злой посту-

пок записью лишить имения.                             

  14. Если бы кто-либо имел детей от двух или трех жен

  Также постановляем:  если бы кто-либо имел детей  от

перовой  жены,  а потом,  когда жена умрет и он возьмет

другую и от нее тоже будет иметь детей,  то дети как от

первой жены,  так и от второй,  и от третьей, и от чет-

вертой,  сколько бы их ни было,  должны получить равную

во всех его имениях часть, как в наследуемом по отцовс-

кой линии, так и в выслуженном и купленном.            

  15. Княгинь, пань вдов и девушек не должны ни за кого

силой выдавать, а только с их согласия             

  Также обещаем и постановляем по нашей  великокняжес-

кой  милости и щедрости,  что мы сами и потомки наши за

княгинями, ланями вдовами, княжнами, паненками и девуш-

ками сохраним их вольности и силой без их согласия     

ни за кого их не должны выдавать.  Но каждая из них  по

совету  своих  друзей может свободно выйти за того,  за

кого хочет.                                            

  Раздел пятый

   ОБ ОПЕКУНАХ 

  [I]. Если бы опекун,  как назначенный из родственни-

ков, так и назначенный из посторонних,                 

  по своему  нерадению что-либо утратил из принадлежа-

щего детям,  то дети по достижении ими  совершеннолетия

могут взыскать это по суду                             

  Если бы  опекун,  как  назначенный из родственников,

так и назначенный из посторонних,  по своему  нерадению

или  оплошности  утратил что-либо из принадлежащего де-

тям, когда они были малолетними, то эти дети, достигнув

совершеннолетия,  могут взыскивать по суду свое с того,

кто держал бы это имение, лишь бы они по достижении ими

совершеннолетия не просрочили земской давности.        

  [2] 1. Опекун имеет право взыскивать                

  по суду  причиненный детям ущерб,  но не имеет права

причинять ущерба                                       

  Если бы кто-нибудь сиротам или малолетним детям при-

чинил  какой-либо  ущерб,  то  опекун  их имения вправе

взыскивать это по суду,  но не  имеет  права  причинять

ущерб  принадлежащему  детям;  если  же он причинил ка-

кой-либо ущерб,  то дети по достижении  совершеннолетия

могут взыскать в соответствии с тем, как это записано в

предыдущей статье.  Также по достижении совершеннолетия

они  могут перед властями добиваться возмещения всякого

ущерба,  которого опекун не добился по суду, лишь бы по

достижении  ими  совершеннолетия  не просрочили земской

давности.                                              

  13] 2. Если бы кто-либо привлек                     

  к суду несовершеннолетних детей, то они до совершен-

нолетия не обязаны быта ответчиками, а суд должен отло-

жить рассмотрение дела до их совершеннолетия           

  Если бы кто-либо привлек к  суду  несовершеннолетних

детей  по  делу об имении,  наследственном по отцовской

или                                                    

материнской линии,  купленном  или  выслуженном,  тогда

постановляем,  что ни эти дети,  ни их опекун не  будут

обязаны  отвечать  в суде,  но суд своим постановлением

должен это дело приостановить и отложить его до  дости-

жения  детьми  совершеннолетия.  Эти дети по достижении

ими совершеннолетия будут обязаны отвечать  в  суде  по

этому  делу  стороне,  возбудившей иск,  если они будут

официально вызваны в суд, не отговариваясь никакой дав-

ностью в связи со столь долгим молчанием истца, лишь бы

только истец по достижении  детьми  совершеннолетия  не

просрочил земской давности.                            

  [4] 3. Старший брат, имея в опеке                   

  имение своих братьев в то время,  когда они будут на

службе,  их части не может в их отсутствие утратить  по

суду                                                   

  Также постановляем,  что  если  бы  совершеннолетние

братья владели имением нераздельно и одного из  братьев

оставили  бы  в имении,  а тот брат,  которого оставили

старшим над имением, будучи привлечен к суду каким-либо

истцом,  проиграет общее свое и братьев дело, то другие

его родные братья не вправе будут потом оспорить в суде

то  судебное решение,  ссылаясь на свое отсутствие,  но

что через своего брата потеряли,  о  том  должны  вечно

молчать.                                               

  Но если бы один из братьев достиг совершеннолетия, а

имения его и  его  несовершеннолетних  братьев  перешли

из-под  опеки  опекуна  в  его  руки и если бы кто-либо

привлек его к суду по делу об имуществе или о земле, то

этот совершеннолетний брат должен отвечать перед судом,

не дожидаясь совершеннолетия своих братьев.  А если  он

что-нибудь  получит  по  суду,  то должен по достижении

братьями совершеннолетия разделить с ними поровну. Если

же  он по суду что-нибудь потеряет,  то не должен своим

братьям этого возмещать, и братья его, достигнув совер-

шеннолетия, не должны предъявлять иска к нему и к тому,

кто получил по решению суда.                           

  [5] 4. Опекун не вправе продать или                 

  растратить имение детей, полученное в наследство    

  Также постановляем,  что опекун  не  вправе  продать

имение,  полученное детьми в наследство, или как-нибудь

его ра-                                                

стратить, а также размежевывать.  Ибо если бы он посту-

пил иначе,  дети, достигнув совершеннолетия, могут тре-

бовать  от держателя возвращения по суду своего имения,

полученного в наследство.  Причем в этом  земская  дав-

ность не может быть помехой,  если бы только, достигнув

совершеннолетия, они не просрочили давности в соответс-

твии с тем, какое лицо пользуется правом давности.     

  [6] 5. Несовершеннолетние дети отвечают перед судом

только в четырех случаях: о выкупе имения,       

  о поручительстве, данном отцом, о родовом владении,

по поводу которого отец при жизни вел судебное   

  дело, но не закончил его                            

  Также постановляем,   что  несовершеннолетние  дети,

привлеченные к суду,  по своей молодости обязаны  отве-

чать  только в четырех случаях:  во-первых,  если бы их

отец,  находясь в добром здоровье,  держал в залоге  за

деньги какое-нибудь недвижимое имущество, а родственни-

ки хотели бы выкупить у детей это имение и  вызвали  бы

их в суд для вручения им денег, они обязаны взять день-

ги через своего опекуна и возвратить имение  тому,  кто

выкупает;  во-вторых,  если  бы  их  отец  поручился  в

чем-либо и по поводу этого поручительства еще при жизни

был привлечен к суду,  то по смерти отца дети,  если бы

тот,  кому дано поручительство, потребовал его выполне-

ния  или  привлек  их к суду,  должны удовлетворить его

требование и освободить его от поручительства, не дожи-

даясь своего совершеннолетия;  в-третьих,  если бы отец

при жизни своей вел судебное дело  по  поводу  родового

имения, но умер, не закончив его, то дети обязаны через

опекуна отвечать в суде;  но если бы  отец  был  только

вызван ответчиком, но перед судом не предстал, то такое

дело должно быть отложено до совершеннолетия  детей,  а

по этому делу дети не обязаны отвечать в суде,  не дос-

тигнув совершеннолетия; в-четвертых, дети будут обязаны

платить долги своего отца, не отговариваясь своим несо-

вершеннолетием.                                        

  [7] б. Старший сын, или первородный, никоим образом

 не  должен  утратить  имение  других братьев,     

кроме своей части                                

  Постановляем также,  что старший сын,  или первород-

ный,  у которого в опеке находится общее имение братьев

и его,                                                 

имение неотделенвых своих братьев, кроме части, принад-

лежащей ему, какой-либо хитростью или подвохом не может

обременить долгами,  продать,  отдать в залог, передать

или утратить. Но если было бы необходимо уплатить долги

их родителей,  записанные или установленные судом, то в

случае такой необходимости старший брат с ведома,  сог-

ласия и по совету  старших  друзей  своего  дома  будет

вправе  имение своих братьев отдать за деньги в залог и

те отцовские и материнские долги  должны  заплатить  со

своих частей из тех денег так,  чтобы сумма денег, взя-

тая на имение братьев, не превышала суммы долгов их ро-

дителей.  А  если  бы  те  долги или некоторые платежи,

взыскиваемые по суду,  были незначительны,  то  старший

брат, предварительно выяснив, что нужно оставить из до-

машних припасов на содержание,  а также на другие нужды

домашнего  хозяйства,  из  оброков  и  доходов с имения

братьев должен выплатить те небольшие долги, а остаток,

что было бы сверх, должен в точности сохранить для сво-

их братьев.  А если бы он поступил иначе, вопреки этому

нашему постановлению,  то каждое такое обременение дол-

гами имения братьев и записи, на то сделанные, объявля-

ем  недействительными и не хотим их признавать имеющими

силу в будущем. А те братья, имения которых были бы об-

ременены долгами таким незаконным образом, могут требо-

вать по суду возмещения убытков,  если бы  только  они,

достигнув  совершеннолетия,  не  просрочили  десяти лет

земской давности.                                      

  А кто бы,  вопреки этому нашему постановлению, неос-

мотрительно  дал  деньги под имение братьев без единог-

ласного их на то разрешения,  тот должен  требовать  по

суду возмещения со старшего брата или его потомков.    

  А если бы кто и достиг совершеннолетия, но находился

в чужой земле на службе или в  обучении,  или  в  руках

неприятеля  и  оттуда приехал,  то хотя и прошло десять

лет и больше,  то он все равно права своего не  теряет.

Но  если бы после его возвращения прошло десять лет,  а

он не предъявлял требований, тогда теряет свое право.  

  [8] 7. Вели опекуну поручают                        

  опекунство, как он должен исполнять эту обязанность

  Также постановляем:  если бы кто-нибудь своих  детей

или имение,  или свою жену поручил в опеку,  то опекуны

должны поступать следующим образом. Взяв от властей    

того повета вижа и с ним еще трех шляхтичей,  достойных

доверия, с этими свидетелями должны описать все имение,

людей и доходы,  стада,  коней, челядь невольную и цен-

ности:  золото, серебро, украшения, деньги, жемчуг, на-

ряды, оружие и все другие движимые вещи. Взяв от вижа и

от этих бояр-шляхты,  достойных доверия,  два  реестра,

скрепленных их печатями,  один должны сохранить у себя,

а другой передать повету,  воеводе или  старосте  этого

повета.  И когда дети достигнут совершеннолетия,  тогда

эти опекуны должны в соответствии с этими реестрами все

передать-им в целости,, и все доходы, которые поступают

с имений, дани медом и деньгами, что соберут за эти го-

ды,  должны отдать детям. А за свой труд опекуны должны

пользоваться тем,  что поступит с пашен,  с  мельниц  и

присудов,  а  также должны нести земскую службу и детей

кормить и одевать.  А с какой пашней и  с  чем  возьмет

имение,  с  тем обязан вернуть.  А серебщизну и штрафов

опекуны не должны израсходовать на себя. А если бы опе-

куны растратили иные доходы или ценности, или людей ра-

зогнали и это было бы доказано в суде,  то в  соответс-

твии  с  реестрами  они  должны детям все возместить со

своих имений.                                          

  [9] 8. Имея в опеке чужое имение,                   

  не должен с него платить за то, что должен сам      

  Если бы кто-либо имел чужое имение  в  опеке  или  в

закладе держал и был приговорен судом к возвращению ка-

кого-либо ущерба или к уплате долгов соседям,  а  также

штрафов  в пользу великого князя или за что-нибудь дру-

гое,  то если бы таковой,  будь то мужчина или женщина,

не имел недвижимого имущества,  то исполнение судебного

решения должно быть обращено на его движимое имущество,

а если бы этого имущества было недостаточно, то он дол-

жен отвечать своей личностью.                          

  [10] 9.  Если душеприказчики и опекуны, начав выпол-

нять завещание,  не закончив этого,  умрут, то это дело

может быть поручено другому опекуну                    

  Если бы случилось,  что душеприказчики и опекуны за-

вещаний, начав выполнять завещания, умерли, не выполнив

их, то это дело в соответствии с завещанием может  быть

поручено  другому  опекуну.  В таком случае полномочия,

вытекающие  из  выполняемого  завещания,  переходят  на

власти.  А эти власти,  к которым бы это попало, должны

довести до конца исполнение этого завещания в соответс-

твии с последней волей завещателя.                     

  [11] 10.  Если  бы у кого-либо за какое-нибудь прес-

тупление имение взято, а перед тем была дана оправа же-

не его                                                 

  Если бы у какого-либо человека земского за какое-ни-

будь преступление или по приговору суда имение его  ро-

довое  или  взятое им в залог было отнято или отдано за

долги,  или отсужено, а с этого имения жена его по пер-

вой записи имела бы свою оправу веновную, правильно за-

писанную прежде,  чем этот человек земский был  обвинен

по суду, то та ее оправа должна оставаться в силе, кро-

ме воровства,  когда жена была бы соучастницей в  прес-

туплении мужа и вместе с ним пользовалась заведомо кра-

деными вещами.                                         

  [12] 11.  Если бы брат записал кому-либо имение, ми-

нуя других братьев                                     

  Если бы  брат  одному  из своих братьев или одной из

сестер,  минуя остальных, всю часть своего имения, нас-

ледственного по отцовской или материнской линии,  запи-

сал в деньгах, то такая запись не должна иметь силы. Но

те братья и сестры,  отдав деньги тому,  кому записано,

должны разделить это имение между собой, если бы только

не просрочили десять лет земской давности.             

  [13] 12. Никто никому не должен                     

  записывать в наследство того, чем сам  не владеет   

  Также постановляем:  если бы кто-либо хотел записать

кому-нибудь в наследство то, что он должен был бы полу-

чить,  - имение веновное или наследуемое по материнской

линии,  или какое-либо имение после  родственников,  не

имеющих прямых наследников,  а наследодатель был бы еще

жив,  то такого имущества никто не может  записать,  ни

отдать, ни продать, ни какой-либо суммы на нем запи-   

сать, поскольку им не владел. Но если бы кто-либо запи-

сал кому такое наследство или продал, или также записал

под него какую-либо сумму денег,  то  такая  запись  не

должна  иметь  силы перед законом,  потому что никто не

может дать того, чем не владеет. А если бы тот, кто за-

писал  другому  что-либо,  что  должен  был получить от

родственников в наследство,  умер раньше их,  то  такая

запись  должна быть признана недействительной,  а запи-

санное должно отойти к кровным родственникам.          

  [14] 13. Если бы кто-нибудь по праву                

  родства предъявлял в суде претензии на имение, нахо-

дящееся в чьем-либо владении по законной записи        

  Если бы  кто-либо по праву родства предъявлял в суде

претензии на имение, а тот, к кому обращена эта претен-

зия, владел бы этим имением на основании законной запи-

си и указал,  что не только ему, но и другим той же за-

писью заказаны имения,  и заявил бы: "Поэтому я без них

по поводу той записи не хочу отвечать",  - тогда  истец

должен  вызвать в суд всех остальных,  в пользу которых

сделана запись.  А до того времени имением должен  вла-

деть тот, кому оно записано, пока не состоится судебное

разбирательство с участием всех тех,  кому в  соответс-

твии с завещанием принадлежит имение.                  

  [15] 14. Кто имеет и не имеет  права составлять

завещание на свое движимое имущество         

  Также постановляем,  что каждое лицо может и  вправе

составить завещание на свое имущество,  кроме тех пере-

численных ниже лиц,  которые по закону ничего своего не

могут никому отказывать по завещанию.  Прежде всего не-

совершеннолетние дети;  монахи, будучи в монашеском ор-

дене,  принявшие монашество;  сыновья, не отделенные от

отца,  но они имеют право завещать имущество,  приобре-

тенное ими лично или полученное за службу;  находящиеся

в зависимости от другого,  то есть те, кого выдали дру-

гому вместе с его имуществом;  буйно помешанные, ерети-

ки,  невольники,  теряющие рассудок.  Однако последние,

когда придут в себя, вправе составлять свои завещания.

[16] 15. О том, как должны                             

  составляться завещания на движимое имущество        

  Если бы кто-либо хотел составить завещание  на  свое

движимое имущество или на купленное имение, то он, хотя

и был бы болен,  если только был бы в сознании,  вправе

будет  завещать свои вещи и купленное имение кому захо-

чет,  как духовным лицам,  так и светским,  призвав для

этого священника или других свидетелей, или людей, зас-

луживающих доверия,  или также официального  присяжного

писаря.  И  если сам он потом умрет и ту свою последнюю

волю смертью подтвердит, то, хотя бы и печати не прило-

жил,  такое завещание должно оставаться в силе.  А если

бы кто-либо по составлении завещания остался жив, то он

вправе отменить свое завещание столько раз, сколько за-

хочет.  Последнее же из этих завещаний,  подтвержденное

его смертью и каждому официально утвержденное властями,

должно считаться действительным.  Купленное же  имение,

как и движимую вещь, каждый может по завещанию передать

и продать, кому хочет. Однако если бы кто хотел куплен-

ное имение записать в пользу церкви, то это допускается

при следующем условии:  если кто-либо из духовных будет

владеть этим имением, то он должен с этого имения нести

земскую службу на коне и с оружием в соответствии с за-

конами  и  постановлениями  земскими.  От этого времени

постановляем,  что если бы кто записал  свое  имение  в

пользу  костела,  то  с этого имения должна выполняться

служба так же, как это было и прежде.                  

  А если бы кто-либо перед властями или перед свидете-

лями,   заслуживающими   доверия,  записал  кому-нибудь

третью часть наследственного или купленного имения  или

какую-нибудь движимую вещь и,  хотя был бы жив,  то уже

такая запись должна иметь силу вечно,  и тот уже не мо-

жет  аннулировать  ее и записать ту же вещь кому-нибудь

вторично.                                              

  [17] 16. О свидетелях, которые должны присутствовать

при составлении завещаний                              

  Также постановляем: при составлении завещаний должны

присутствовать свидетели,  заслуживающие доверия, нахо-

дящиеся  вне  подозрения.  Поэтому свидетелями не могут

быть указанные ниже лица: прежде всего те, которые сами

не  вправе составлять свои завещания,  а также женщины,

душеприказчики или опекуны того же завещания,а также те,

которым что-либо отписано в этом завещании.            

  Раздел седьмой

  О ЗЕМСКИХ НАСИЛИЯХ, О ПОБОЯХ И ОБ УБИЙСТВАХ

  ШЛЯХТИЧЕЙ 

  1. Кто бы умышленно напал на чей-либо  дом  с  целью

убийства                                               

  Также постановляем: если бы кто-либо умышленно напал

на чей-либо дом с целью убийства или же напал на дом  с

вооруженными людьми и ранил кого-нибудь в этом доме или

убил,  или хотя и не ранил бы никого, а только совершил

нападение, тот приговаривается к смертной казни. Годов-

щина должна быть уплачена родственникам убитого с  име-

ния  убийцы,  а  в  нашу великокняжескую казну такая же

сумма, а также штраф за раны.                          

  А если бы тот,  на чей дом сделано нападение, оборо-

няясь,  бежал из своего дома и никто не был бы убит или

ранен, то все равно тот, кто напал на дом, приговарива-

ется к смертной казни, а вознаграждение должно быть уп-

лачено хозяину дома.  А что останется из имения насиль-

ника сверх уплаченной суммы, то засчитывается как штраф

в пользу великого князя.                               

  2. О доказательствах насилия,  как оно  должно  быть

подтверждено и как оно должно быть обжаловано          

  Если бы  кто-либо напал на чей-нибудь дом и совершил

убийство,  то против этого насильника требуется следую-

щее  доказательство.  Если бы кто-либо напал на чей-ни-

будь дом и кого-либо ранил или убил, то пострадавшие из

этого дома сразу же после нападения должны известить об

этом своих ближайших соседей и показаться им,  от наших

властей взять вижа,  который будет поблизости,  и пока-

зать ему следы-насилия,  раны или убитого.  Если бы на-

сильник  не признался,  то подвергшийся нападению будет

иметь преимущество обличать его через окрестных соседей

и вижа,  а сам должен при раненом с его женой,  если бы

он детей не имел,  а если были бы взрослые дети,  то со

взрослыми детьми и слугами или челядью,  а если не было

бы слуг,  то с двумя со-присяжниками он  должен  в  том

присягнуть. А тот, кто со-                             

вершил нападение,  должен быть  приговорен  к  смертной

казни как насильник.                                   

  3. Если бы насильник, убив кого-нибудь, бежал из го-

сударства, как должны взиматься платежи с его          

  Также если бы насильник,  убив кого-нибудь, бежал из

страны,  то с его имения должны быть выплачены годовщи-

на,  возмещение за нанесенный ущерб  и  указанный  выше

штраф великому князю. И если бы имение столько не стои-

ло, то такое имение должно быть отдано в держание, пока

дети  или родственники не выплатят причитающейся суммы.

Убийца должен быть изгнан из страны. И если бы он потом

вернулся  и  кто-нибудь его убил,  то за это убивший не

должен платить годовщину и штраф.                      

  4. Если бы кто убил насильника и  его  сообщников  в

своем доме или во время нападения                      

  Также постановляем: если кто-либо совершит нападение

на чей-нибудь дом,  а хозяин, находясь в доме и защищая

свой дом, убьет или ранит в своем доме этого насильника

или кого-нибудь из его сообщников, то он не должен пла-

тить  ни  за убийство,  ни за раны,  но еще имеет право

истребовать с этих раненых уплату за нападение.  Однако

факт  нападения  он  должен подтвердить своей присягой,

присягой жены и взрослых детей сам с двумя  соприсяжни-

ками,  и если были бы свидетели, то и при свидетелях он

обязан лично принести присягу. И если он присягой подт-

вердит  факт  нападения,  то  ему должно быть заплачено

двенадцать рублей грошей в соответствии с его  присягой

и его свидетелей.                                      

  5. Если  бы кто напал на чье-нибудь имение и поддан-

ных, а тот, защищая свое, его убил                     

  Также постановляем:  если бы кто защищая свое имение

или  своих подданных от нападения и при этом убил шлях-

тича,  то не должен платить годовщину. Однако он должен

представить веские доказательства, что убил его на сво-

ей земле,                                              

и это  должен  подтвердить своей единоличной присягой и

присягой своих окрестных соседей.                      

  6. Об изнасиловании женщины и девушки               

  Также постановляем:  если  бы  кто-либо  изнасиловал

женщину или девушку независимо от ее сословного положе-

ния,  высшего или низшего,  и эта женщина  или  девушка

звала  на помощь,  а на ее крик прибежали бы люди и она

показала бы им следы насилия,  а потом привлекла бы на-

сильника  к суду и представила двух или трех свидетелей

и при этих свидетелях принесла бы единоличную  присягу,

то  такой  насильник  должен быть приговорен к смертной

казни.  Если же пострадавшая пожелала бы выйти за  него

замуж,  то это в ее воле. А если бы женщина или девушка

не могла позвать на помощь,  но как только она была  бы

отпущена  после  совершенного  насилия  и рассказала об

этом людям,  а затем  привлекла  насильника  к  суду  и

представила бы тех людей в качестве свидетелей,  то на-

сильник должен быть наказан так,  как об этом  написано

выше.                                                  

  7. Если  бы кто-либо угрожал,  а после угрозы случи-

лось бы убийство или сгорел двор                       

  Также если бы кто в присутствии людей пригрозил  ко-

му-либо,  что хочет причинить ему вред,  сжечь двор или

гумно или убить, а после этой угрозы или разговора тому

был причинен ущерб от огня или случилось убийство и бы-

ло бы доказано,  что он угрожал пожаром или  убийством,

то этот ущерб должен быть взыскан с того,  кто угрожал.

Если же он отказывался бы,  говоря,  что того не делал,

то,  чтобы впредь никто не угрожал другому,  пусть этот

ущерб возместит,  а сам потом ищет виновного.  Но такая

угроза должна быть доказана не чем иным, как свидетель-

скими показаниями трех шляхтичей против шляхтича,  а  о

размерах  причиненного  ущерба пострадавший должен при-

сягнуть вместе с женой и детьми.                       

  8. Если бы несколько лиц были                       

  привлечены к суду за убийство одного шляхтича       

  Также если бы несколько лиц были привлечены  к  суду

за  убийство  одного шляхтича,  то только убийца должен

быть                                                   

осужден за  такое убийство,  и именно тот,  против кого

жа- лующийся должен присягнуть  с  двумя  себе  равными

шлях-  тичами-соприсяжниками,  если  бы  не имел других

досто- верных доказательств и особенно если сам  убийца

не при- знался в совершении этого убийства.            

   9. Если бы кто-либо ранил шляхтича                   

  в руку или в ногу или выбил глаз                    

  Если бы  кто-либо  ранил шляхтича в руку или ранил в

ногу так,  что тот охромел, или выбил глаз, или отрезал

нос,  или выбил зубы, или отрезал ухо, то должен за это

уплатить половину выкупа за убийство,  а если бы  ранил

его  в  лицо,  то должен уплатить раненому тридцать коп

грошей и столько же штрафа в великокняжескую казну, ес-

ли пострадавший, не располагая достоверными доказатель-

ствами, присягнет против него с двумя соприсяжниками.  

  10. Если бы кто-либо,  получив ранение, ездил по пи-

рам или корчмам, а потом умер                          

  Если бы  какой-либо  шляхтич,  побитый  или раненый,

после побоев или ранения ездил по  пирам  или  бывал  в

корчмах или на торгу,  а потом умер,  то, хотя бы после

побоев и лежал бы и умер от ран, тогда тот, кто его бил

или ранил,  не должен платить за убийство,  а только за

раны.                                                  

  11.Как родные братья должны взыскивать годовщину,

если убит их отец                              

  Постановляем также,  что если было бы несколько род-

ных  братьев,  совершеннолетних или несовершеннолетних,

разделенных или неразделенных,  и один из  них  или  их

отец  был  бы убит,  но кого-либо из братьев не было бы

дома и в стране,  тогда тот,  который  оставался  дома,

должен оповестить своих братьев, если они не выехали за

пределы страны, чтобы совместно с ним взыскивать годов-

щину лично или через своего доверенного.  А если бы они

не хотели взыскивать годовщину совместно со своим  бра-

том и тот,  который оставался дома,  взыщет сам за свой

счет годовщину, то в таком случае он не обязан делиться

с братьями.                                            

  12. Если кто-либо из  родственников  захочет  по    

праву родства взыскивать годовщину                     

  Также если  бы  несколько  братьев или других лиц по

праву родства привлекли бы к суду кого-либо  за  убийс-

тво, но не имели бы достоверных доказательств, то тогда

только один из этих истцов,  которого они сами  выделят

из  своей среды,  будет обязан в соответствии с законом

по поводу этого убийства присягнуть против  обвиняемого

с  двумя  соприсяжниками  из  равных ему по шляхетскому

достоинству.                                           

  13. Кто из родных братьев и сестер должен взыскивать

годовщину отца или брата                               

  Если было  бы  несколько  родных  братьев и сестер и

один из братьев или  отец  был  убит,  тогда  остальные

братья,  кроме получивших приданое сестер, должны взыс-

кивать головщину. А если бы братья умерли, то годовщину

должны взыскивать дочери,  получившие приданое.  А если

бы умерли и сыновья и дочери, то годовщину должны взыс-

кивать родственники.        

14. Если бы кто-либо убил своего отца или мать      

  Постановляем также, что если бы кто-либо убил своего

родного отца или мать,  тот приговаривается к бесчестью

и смертной казни.                                      

  15. Если бы кто-либо убил брата или сестру          

  А если  бы  кто-либо убил брата или сестру,  надеясь

получить ту часть имения, которую тот должен был бы по-

лучить по наследству,  то таковой лишается права насле-

довать имение, которое после этих убитых, как после от-

ца,  так и после матери или также после брата и сестры,

должно перейти к другим братьям или сестрам.  А если бы

других братьев и сестер не было, это имение должны нас-

ледовать другие родственники по праву кровного родства.

Убийца же должен быть приговорен к смертной казни.     

16. Если бы кто-либо на дороге            

  устроил кому-нибудь засаду и тот был бы ранен

  Также если бы какой-либо шляхтич на  дороге  устроил

засаду  кому-нибудь одному или нескольким лицам с целью

ранить или ограбить, или убить их и был бы сам убит те-

ми,  против кого на проезжей дороге он устроил засаду и

на которых кинулся, и если бы родственники этого убито-

го присягнули,  что он его убил прежде,  чем тот напал,

тогда убивший обязан платить годовщину. А если бы родс-

твенники убитого не хотели присягнуть, заявляя, что они

при этом не присутствовали,  тогда убивший может оправ-

даться присягой с двумя соприсяжниками-шляхтичами, даже

если бы эти шляхтичи были его слугами.  Тогда он не бу-

дет  обязан платить за убийство.  Однако если окажется,

что он совершил это убийство, защищая свою жизнь, когда

на  него  напал  убитый,  то он освобождается от уплаты

штрафа и головщины.                                    

  17. Если кто-либо привлечет другого к судебной    

    ответственности за насилие, какие должен представить

доказательства                                  

  Если бы  кто-либо  привлек к суду другого за нападе-

ние, то он обязан доказать свое обвинение заслуживающим

доверия свидетельством. А если бы свидетеля не имел, но

остались следы этого насилия,  тогда он будет сам дока-

зывать вину ответчика своей присягой. Но если бы он до-

пустил ответчика к присяге и  тот  хотел  присягнуть  о

своей  невиновности,  а истец,  который возбудил дело о

насилии,  присягнуть не хотел,  то с  ответчика  должно

быть снято обвинение в совершении насилия.             

  18. Если бы кому-либо в чьем-нибудь                 

  доме был  причинен  вред или он подвергся насилию на

дороге с ведома хозяина дома                           

  Если бы кому-либо в чьем-нибудь доме  был,  причинен

вред или он подвергся насилию на дороге или в ином мес-

те по желанию или по разрешению,  или с ведома  хозяина

дома  и  тот  хозяин был бы привлечен к суду и его вина

была бы  доказана  обоснованными  доказательствами  или

единоличной                                            

присягой истца при наличии  вещественных  доказательств

или каких-либо следов,  предъявленных официально, то он

будет обязан собственными  деньгами  заплатить  за  тот

разбой  или возместить ущерб,  а тех злодеев привлечь к

суду.                                                  

  19. Если бы кто-либо, наслав на чье-нибудь село сво-

их людей или напав на него лично,  побил, поранил и ог-

рабил                                                  

  Также если бы кто-либо на  чье-нибудь  имение,  село

или на его людей совершил нападение сам или кого-нибудь

наслал и причинил этим насилием  ущерб  или  нанес  ко-

му-нибудь раны и ограбил кого-нибудь,  тот должен пост-

радавшей стороне,  если она надлежащим образом докажет,

что было совершено насилие и нанесены раны,  возместить

ущерб,  возвратить награбленное с избытком и  заплатить

за насилие,  а в великокняжескую казну - столько же.  И

хотя бы совершивший нападение не ранил и не избил нико-

го, но взял что-нибудь, он также должен заплатить пост-

радавшему за насилие,  а его  людям  должен  возместить

ущерб в том размере, какой они укажут под присягой.    

  20. За  обычное нападение на соседей двенадцать руб-

лей грошей                                             

  Также постановляем,  что за каждое обычное нападение

на  соседа,  доказанное  в  судебном порядке,  в пользу

пострадавшей стороны должно быть присуждено  двенадцать

рублей грошей и столько же штрафа нам, великому князю.

  21. Если бы шляхтич на дороге совершил разбойное на-

падение на шляхтича                                    

  Также если бы шляхтич на дороге  совершил  разбойное

нападение  на  шляхтича и ограбленный напавшего узнал в

лицо и показал свои раны достойным  людям  или  показал

следы  грабежа властям или посторонним людям и при этом

указал личность того,  кто его избил,  и привлек к суду

того, кто его ранил, а тот хотел бы очиститься от обви-

нения присягой,  то прежде чем ответчику очиститься  от

обвинения  присягой,  при  своих ранах имеет первенство

присяги пострадавший. Но если бы тот, кто избил, не хо-

тел  бы  примириться с пострадавшим и допустил бы его к

присяге про28. Постановление о размерах годовщины шлях-

тича и штрафа в пользу великого князя за такое убийство

  Также постановляем:  если бы шляхтич шляхтича убил в

ссоре или непредумышленно и это было бы доказано в  су-

де,  то  виновный должен уплатить родственникам убитого

годовщину сто коп грошей, а нам, великому князю, в каз-

ну - вторые сто коп грошей. А если бы убийца, боясь от-

ветственности, убежал из страны, то родственникам долж-

на  быть  уплачена из имущества бежавшего годовщина сто

коп грошей, а нам, великому князю, столько же. Дети бе-

жавшего  могут  владеть имением.  Убийца же должен быть

объявлен изгнанным как негодяй.                        

  29. Если какой-либо преступник  будет  приговорен  к

смертной казни за какое-нибудь преступление,  но избег-

нет этого наказания,  то ему нет места среди добропоря-

дочных людей                                           

  Также если  бы  кто-либо  был осужден и приговорен к

смертной казни за  воровство  или  какое-нибудь  другое

преступление,  но  от этого наказания ему удалось отку-

питься деньгами или он был  освобожден  по  ходатайству

своих друзей,  купцов, послов или знатных панов, или за

свое преступление побывал в руках палача,  тот лишается

чести и не может находиться среди добропорядочных людей

и не должен больше пользоваться своими шляхетскими при-

вилегиями.  А в отношении всех тех, кто такого осужден-

ного человека освободил или выкупил своими деньгами, то

решение  вопроса об их чести и добром имени представля-

ется на наше великокняжеское усмотрение.               

  30. Если бы кто-либо прятал у себя дома преступников,

разбойников, воров и изгнанных из страны           

  Также постановляем, что если бы наши подданные скры-

вали в своих домах или  имениях  подозрительных  людей,

преступников,  разбойников, изгнанных из страны или да-

вали им какие-нибудь советы,  или  оказывали  помощь  в

ущерб обществу, или пользовались заведомо крадеными ве-

щами и это было бы доказано, то виновный должен        

быть наказан так же,  как перечисленные выше преступни-

ки.  Потому что по.  справедливости и совершающие прес-

тупления, и потворствующие ему должны подвергаться оди-

наковому наказанию.                                    

  Раздел девятый

  О ЛОВАХ, О ПУЩАХ, О БОРТНОМ ДЕРЕВЕ, ОБ ОЗЕРАХ,

  О БОБРОВЫХ ГОНАХ, О ХМЕЛЬНИКАХ,О СОКОЛИНЫХ ГНЕЗДАХ

  1. Если бы кто-либо незаконно охотился в чужих  вла-

дениях                                                 

  Также постановляем:  если бы кто-либо незаконно охо-

тился в чужих владениях, то тому, в чьей пуще охотился,

должен заплатить за насилие двенадцать рублей грошей, а

нам, великому князю, столько же должен заплатить и воз-

наградить, сколько будет стоить пойманная дичь согласно

указанной ниже цене. Если бы кто-либо послал на чью-ни-

будь землю, в пущи или сам украдкой убил зверя, то если

против него будут приведены обоснованные  доказательст-

ва,  то сколько будет зверей убито, таковой должен пла-

тить за зверей по цене,  указанной ниже. А если бы пой-

мали  стрелка над зверем,  убитым в пуще,  то он должен

быть отведен к властям, а власти должны его приговорить

к  смерти,  как  и других воров.  А если бы кто-либо на

своей земле зверя поднял,  а тот зверь убежал бы на чу-

жую землю,  то- он может своего зверя преследовать и по

чужой земле и может убить зверя на чужой земле. Если бы

кто-либо  подстрелил зверя на своей земле,  а тот зверь

ушел бы в чужие владения, то за своим подранком охотник

может идти в чужие владения.                           

  2. Цена зверям                                      

  Также устанавливаем цену диким зверям: за зубра две-

надцать рублей грошей,  за лося шесть рублей грошей, за

оленя  или за лань по три рубля грошей,  за медведя три

рубля грошей,  за коня или кобылу три рубля грошей,  за

дикого  кабана и свинью рубль грошей,  за серну полкопы

грошей, за рысь рубль грошей.                          

3. Как должны использоваться борти,  озера и луга, если

кто-либо имеет их в чужой пуще                         

  Также постановляем:  кто имеет свои борти в  пуще  -

нашей  великокняжеской или также в княжеской,  панской,

земянской,  - каким образом должны пользоваться  своими

бортями.  А ВОТ как:  кто имеет в чужой пуще свои борти

или озера,  или сенокосьг, а при сенокосах избушки, тот

к озеру может ехать с неводом, но не должен брать с со-

бой ни собаки ни рогатины ни также никакого оружия, чем

мог бы причинить вред зверю. А кто имеет сенокосы в чу-

жой пуще,  тот должен пользоваться своими старыми сено-

косами,  а новых не должен прибавлять; если бы его ста-

рые сенокосы заросли,  то может их  расчистить.  А  кто

имеет борти в чужой пуще,  то бортники,  которые должны

ходить к своим бортям, не должны брать с собой ни псов,

ни рогатин,  ни другого какого-нибудь оружия, чем могли

бы причинить вред зверю. Но бортники должны иметь толь-

ко  топор и пешню,  чем делают борти.  А к сенокосам не

должны ни с чем другим идти,  только с топором, чем за-

росли  вырубать,  и  с косойу чем траву косить.  Однако

тем, которые имеют озера в чьей-либо пуще, когда придут

зимой ловить рыбу в своих озерах, можно будет в той пу-

ще взять дров для своей избушки и  сделать  корыта  для

рыбы.  Те,  кто  имеет сенокосы,  могут взять дерево на

устройство скирды или на стог,  или построить  сеновал,

или  огородить.  А  бортникам разрешается брать лыко на

изготовление лезива или кору для  лазбен  и  на  другие

нужды,  которые имеют бортники в своем занятии, сколько

им потребуется и сколько может на себе унести, а не вы-

возить  возом,  может из чьей-либо пущи взять,  где его

борти.  А когда дерево, в котором будут его борти, сва-

лится  или  с пчелами или без пчел или хотя дерево и не

свалится, но может вынуть из него улей с бортью, а вер-

хушку  и  пень  того дерева должен оставить в пуще тому

пану,  кому принадлежит пуща. А деревьев на постройку и

дров,  пользуясь  таким  правом входа,  никто не должен

брать из чужой пущи на свои нужды.  Однако кто  издавна

имеет озера,  сенокосы или борти в чьей-либо пуще,  тот

не может занять озерами, сенокосами и бортями чужую пу-

щу, а тот, в чьей пуще находятся озера, сенокосы и бор-

ти, также тех чужих входов в свою пущу отнять не может.

Тот же, кто имеет свою пущу, а в его пуще находятся чу-

жие борти, если захочет раскорчевать свою пущу, не дол-

жен причинить никакого вреда бортям и борт             

ному дереву.  Если же кто, раскорчевывая поле, чье-либо

дерево,  бортное или приготовленное под борть, или при-

годное для борти с пчелами или без пчел,  подрубил  или

опалил огнем и повредил то дерево и оно от этого должно

засохнуть, тому, чье дерево повредит, за это должен бу-

дет платить в соответствии с нашим постановлением, при-

веденным ниже.  А если на чьем-нибудь поле будет  нахо-

диться чужое бортное дерево, то, вспахивая это свое по-

ле, не должен чужую,борть опахиватьближе, чем, на такое

расстояние,  чтобы с борозды можно было достать ее пал-

кой, которой погоняют волов. А если близко подпашет это

дерево  и  если оно по этой причине засохнет,  то будет

обязан за это дерево п-датить тому,  кому оно принадле-

жит.                                                   

  4. Что должен платан, тот, кто выловит рыбу из чужих

озер. Находящихся в его пуще, или скосит сеноцодд      

  Если кто выловит рыбу из чужого озера,  находящегося

в его пуще,  то должен владельцу озера заплатить за на-

силие,  а нам,  великому князю,  столько же,  а за рыбу

столько,  сколько пострадавший укажет под присягой, ка-

кой ему причинен ущерб в рыбе.  Также если кто в  своей

пуще насильно скосит траву с чужого сенокоса и,  вытес-

няя владельца с его сенокоса, побьет его, то будет обя-

зан платить за насилие,  а нам, великому князю, столько

же.  А если никого и не бил,  но скосил траву с  чужого

сенокоса, то будет обязан возвратить сено с пенею.     

  5. Если  бы  кто-либо в своей пуще застал чьего-либо

человека и задержал его                                

  Если бы кто-нибудь в своей  пуще  застал  чьего-либо

человека  и отобрал у него что-нибудь,  то за это он не

будет обязан давать вознаграждение.  Но  только  должен

того  человека и отнятое у него отдать его господину на

поруки и повести в пущу к пню,  где отнял,  и  доказать

причиненный ему ущерб. И если докажет, что тот причинил

ему ущерб,  то виновный должен ему возместить его. Если

же  в пуще не было бы никакого ущерба,  а владелец пущи

без оснований на то отнял бы  у  задержанного  человека

что-нибудь, то должен возвратить ему это с пенею.      

6. Как должны рассматриваться в суде дела о бортях  или

о  входах в пущу,  если бы кто-нибудь хотел другого ли-

шить права владеть бортями и пользоваться входами      

  Если бы кто-либо вел спор о бортях или  о  входах  в

пуши и хотел кого-нибудь лишить права пользоваться бор-

тями и входами . и каким-нибудь образом чьи-нибудь бор-

ти или входы передал в чужие руки, как это часто случа-

ется среди крестьян,  когда продает пчел,  будучи не  в

состоянии  отдать дань,  или за дочерью отдает дерево с

пчелами зятю в чужое село,  а тот на тех  пчел  наложил

свои  метки  и на этом основании будет иметь вход в эту

пущу и того первого,  кто раньше имел  в  держании  эти

входы,  вытеснит,  а об этом возникнет спор,  то должны

осмотреть метки в дереве:  чья метка будет более старой

и более вросла,  тому должны присудить борти и входы, а

тому,  чья метка будет новее,  должны приказать,  чтобы

себе их не присваивал.                                 

  7. Вели  бы  кто-либо  выловил рыбу из чужого озера,

садка или пруда                                        

  Также постановляем: если бы кто-либо выловил рыбу из

чужого озера или из садка, или из пруда или порубил ез,

тот должен платить за насилие, а также возместить убыт-

ки; если же мельницу повредил бы или перекопал плотину,

или сжег мельницу, или спустил пруд, а пострадавший по-

жаловался бы,  что в результате этого мельница бездейс-

твовала и поэтому он не имел дохода,  и привел бы обос-

нованные доказательства или подтвердил личной присягой,

то виновный должен заплатить за насилие двенадцать руб-

лей  грошей и королю двенадцать рублей грошей,  возмес-

тить ущерб и построить мельницу.                       

  8. Если бы кто-либо разорил или                     

  подрубил чье-нибудь соколиное гнездо                

  Также постановляем:  если бы  кто-либо  разорил  или

подрубил чье-нибудь соколиное гнездо или умышленно пой-

мал сокола под гнездом, или украл из гнезда молодых со-

колов, то тот, если будет доказана его вина, должен то-

му,  в чьей пуще гнездо,  заплатить  двенадцать  рублей

грошей. И также                                        

если бы кто-нибудь разорил или обокрал лебединое  гнез-

до,  то также платит двенадцать рублей грошей.  И также

если бы кто-нибудь порубил чужой перевес или украл сеть

с перевеса, платит двенадцать рублей грошей.           

  9. О бобровых гонах                                 

  Также постановляем:  если  бы княжеские или панские,

или земянские бобровые  гоны  находились  во  владениях

другого соседа, а тот пан, в чьих владениях будут гоны,

не должен разрешать своим людям и сам не должен от ста-

рого  поля допахивать на такое расстояние,  чтобы можно

было до гнездовья бобров добросить палку.  На такое  же

расстояние  не  должен  подкашивать сенокосы и вырубать

новые кусты.  А если бы бобры ушли из этого гнездовья и

пошли  в другое гнездовье,  в поле или сенокосы,  то на

такое же расстояние не должен подпахивать поле,  подка-

шивать  сенокосы и вырубать ивовые кусты,  чтобы мог от

гнездовья бобров забросить палку. А если бы вспахал по-

ле до гнездовья бобров или подкосил сенокос,  или выру-

бил ивовые кусты и тем выгнал бобров,  тот должен  пла-

тить двенадцать рублей грошей, а кроме того, должен это

гнездовье бобров оставить в покое на таком  расстоянии,

куда мог бы забросить палку.  А если бы убил бобров или

украл их,  то должен платить за насилие.  А сколько  бы

убил бобров, должен платить за карего копу грошей, а за

черного две копы грошей.                               

  10. О хмельниках                                    

  Если бы кто-либо пообрывал или порубил чужие  хмель-

ники,  хотя  они и расположены в его потомственном име-

нии, а это было бы должным образом доказано, тот должен

заплатить за насилие владельцу хмельника,  а нам, вели-

кому князю,  двенадцать рублей грошей.  А если бы хмель

только  оборвал,  но  не порубил,  то должен возместить

ущерб с пенею.                                         

  11. О приспособлениях для ловли птиц                

  Также если бы кто-нибудь порубил чьи-нибудь  приспо-

собления  для  ловли  птиц и это будет доказано в суде,

тот должен заплатить тому,  чьи приспособления, двенад-

цать рублей грошей, а нам, великому князю, столько же.

12. Если бы кто-нибудь исподтишка                

  испортил приспособления для ловли птиц              

  Если бы кто-нибудь вредительски помазал  дегтем  или

чесноком чьи-нибудь приспособления для ловли птиц и это

было бы доказано в суде, тот должен заплатить тому, чьи

приспособления,  три рубля грошей.  И таким же образом,

если бы кто-нибудь украл у другого сеть для ловли тете-

ревов и куропаток, тот должен заплатить три рубля.     

  13. Постановление о том, сколько                    

  должно быть заплачено за бортное и небортное дерево

  Если бы  кто-нибудь  чужое  бортное дерево,  сосну с

пчелами повредил или опалил огнем, или как-нибудь иначе

испортил,  тот за это дерево и за пчел обязан будет уп-

латить владельцу копу грошей,  а за дуб столько  же.  А

если бы кто-нибудь срубил или испортил сосну, в которой

бывали бы пчелы, хотя бы их в то время в ней и не было,

тот обязан будет заплатить за нее полкопы грошей,  а за

дуб, в котором бывали пчелы, столько же.               

  14. Цена пчел и деревьев, бортного и небортного     

  Если бы кто-нибудь срубил или испортил сосну или дуб

бортный,  в котором еще не бывали пчелы,  или кремлевую

сосну, тот за каждое такое дерево, сколько их испортит,

должен будет платить по пятнадцать грошей.             

  Если кто-нибудь выдерет у другого пчел с невыбранным

медом, нанеся тем убыток, но дерева не испортит, то бу-

дет  обязан  за каждую пчелиную семью с невыбранным ме-

дом,  сколько их выдерет,  платить по полкопы грошей, а

за пчелиную семью,  у которой мед выбран, по пятнадцать

грошей.                                                

  Раздел одиннадцатый

  О ГОДОВЩИНАХ ЛЮДЕЙ ПУТНЫХ, КРЕСТЬЯН И ЧЕЛЯДИНЦЕВ    

  [I]. Прежде всего о годовщинах  путного  человека  и

бортника                                               

  Также постановляем: если бы кто-нибудь убил человека

путного или бортника,  головщина  за  человека  путного

двенадцать  рублей грошей,  а за бортника восемь рублей

грошей. А                                              

если бы кто-нибудь избил человека путного или бортника,

то человеку путному навязка три рубля грошей, а бортни-

ку рубль; их женам здвое.                              

  [2] 1. О годовщинах и о навязках ремесленникам      

  Головщина золотых дел мастеру,  органисту,  пушкарю,

пекарю, повару, плотнику, мастеру шитья золотом, кузне-

цу,  столяру,  стекольщику, сокольнику, псарю, возчику,

старшему конюху, каменщику, портному, сапожнику, масте-

рице шитья золотом,  ковровщице,  ткачихе, пряхе должна

быть, как и слуге путному, т. е. двенадцать рублей гро-

шей.  И  хотя  бы  кто-нибудь из этих ремесленников был

тяглый или несвободный,  то ему головщина такая  же,  а

навязка рубль.                                         

  [3] 2.  О  побоях  и убийствах тивунов,  приставов и

других врадников                                       

  Головщина тивуну,  приставу,   ключнику,   если   бы

кто-нибудь убил которого из них, состоящих в этой долж-

ности,  двенадцать рублей грошей,  а вознаграждение  за

побои при исполнении должности три рубля грошей. А если

бы какой-нибудь тивун или пристав  были  отстранены  от

должности, то головщина им и навязка такая же, как тяг-

лому человеку.  Если бы челядинец исполнял  обязанности

тивуна или пристава, ему головщина десять коп грошей, а

навязка рубль до того времени,  пока он  исполняет  эти

обязанности, а когда он будет освобожден от них, то го-

ловщина ему и навязка, как челяди.                     

  [4] 3. О годовщинах и о побоях простых людей и челя-

ди                                                     

  Если бы  кто-нибудь  убил  тяглого крестьянина,  тот

должен платить за него головщину десять коп грошей;  за

несвободного паробка головщина пять коп,  а несвободной

женщине столько же годовщины.                          

  [5] 4. О нанесении побоев и ран крестьянам и челяди

  Если бы кто-нибудь ранил или побил  тяглого  кресть-

янина,  то  должен  уплатить ему в качестве компенсации

полтину грошей,  а женщине рубль грошей, челядинцу пол-

копы грошей, а его жене копу грошей.                   

[б] 5.  Еврей, Татарии не должен держать в неволе хрис-

тиан                                                   

  Также постановляем:  если  бы какой-нибудь еврей или

татарин какого-нибудь сословия купил или взял  в  залог

христианина,  от  настоящего времени приказываем воево-

дам,  старостам,  державцам,  чтобы они узнали о  таких

случаях,  и  каждого  такого христианина освобождаем из

неволи у еврея или татарина и таким именно образом: ес-

ли  хозяин  купил  его навечно или невольник родился от

купленной женщины, то такой невольник, достигнув совер-

шеннолетия,  должен отработать у хозяина семь лет, а по

истечении семи лет должен быть отпущен  на  свободу,  А

если  бы еврей или татарин взяли его в залог за деньги,

то постановляем,  что в таких случаях невольники должны

отработать эту сумму,  а год работы как мужчины,  так и

женщины должен засчитываться за полкопы грошей;  и  так

должен этот закуп служить до того времени,  пока не от-

работает всей суммы.  Если же татары получили  от  отца

нашего  или  от  предков наших и от нас вместе с нашими

дворами челядь, то они могут владеть ею вечно.         

  [7] 6. Свободный человек не должен                  

  быть обращен в неволю ни за какое преступление      

  Также постановляем,  что свободный человек ни за ка-

кое  преступление не должен быть обращен в вечную нево-

лю.  А если бы за какое-нибудь преступление был отдан в

вознаграждение за какую-либо сумму,  то должен ее отра-

ботать,  причем каждый год работы должен  засчитываться

крестьянину за двадцать грошей, а женщине за пятнадцать

грошей,  если бы они получили в свое пользование присе-

вок. А если им присевок не был дан, то крестьянину каж-

дый год работы засчитывается за полкопы грошей,  а жен-

щине за двадцать грошей.  Если же сумма, за которую та-

кой человек был выдан, была столь велика, что он сам не

мог бы отработать ее,  то его дети должны отработать, и

вычеты им должны быть такого же размера.               

  [8] 7.  О зачете закупам суммы в счет долга за отра-

ботанное время                                         

  Также постановляем:  если  бы  кто-нибудь взял в ка-

честве закупа крестьянина или крестьянку и  не  догово-

рился с ни-                                            

ми о размере присевка или о том,  за какую сумму  будет

засчитываться год работы,  то с причитающейся суммы де-

нег должно быть вычтено крестьянину  пятнадцать  грошей

за год, а женщине десять грошей.                       

  [9] 8 Если бы чей-нибудь человек,                   

  свободный или  несвободный,  или челядинец перешел к

другому,  а тот не хотел бы дать удовлетворение и возв-

ратить его                                             

  Также если  бы чей-нибудь непохожий человек или нес-

вободный челядинец перешел к кому-либо другому, назвав-

шись свободным, и его пан один или два раза обратился к

тому пану с просьбой рассудить его претензию, а тот пан

не хотел дать ему удовлетворения, то такой земянин дол-

жен быть привлечен к земскому суду. И если пан того не-

похожего  человека  или  челядинца докажет в суде,  что

этот человек - его крепостной,  и вместе с тем докажет,

что к тому пану дважды обращался с просьбой об удовлет-

ворении,  а тот отказался,  то ответчик должен в  соот-

ветствии  с  этим постановлением уплатить истцу пеню за

все время,  пока у него проживал беглый человек или че-

лядинец истца.                                         

  [10] 9. Если бы от кого-либо сбежал                 

  челядинец, а  кто-нибудь,  будучи  извещен  об этом,

свободно его пропустил                                 

  Также постановляем:  если бы от  кого-нибудь  сбежал

челядинец,   крестьянин   или  несвободная  женщина,  а

кто-либо,  будучи извещен о побеге чужой челяди, указал

им дорогу или дал хлеба,  или на некоторое время дал им

убежище у себя и это было бы доказано,  то таковой дол-

жен отыскивать этих беглых. А если бы не нашел, то дол-

жен за них заплатить их хозяину.                       

  [11] 10. Если бы кто-нибудь продал                  

  в рабство своего сына или свободного человека       

  Также постановляем:  если бы кто-нибудь из-за голода

продал  в  рабство свободного человека или своего сына,

или самого себя, то такой договор не должен иметь силы,

и когда прекратится голод,  тот человек, достав деньги,

отдаст их кредитору,  а сам снова станет  свободным.  А

если  бы кто-нибудь из-за голода или за хлеб продал или

отдал ко-                                              

му-нибудь своего невольника, то такой невольник должен

принадлежать тому вечно.                               

  [12] 11.  Если бы кто-нибудь во время голода прогнал

свою челядь                                            

  Также постановляем:  если бы кто-нибудь во время го-

лода прогнал со двора свою несвободную челядь, не желая

ее содержать,  а челядинцы во время голода прокормились

бы сами, то они уже не должны быть невольниками, а ста-

новятся свободными.  А поступать следует таким образом:

если пан прогонит челядинцев, то они должны сообщить об

этом поветовому враднику или городскому бурмистру,  или

мещанам,  что пан прогнал их;  а те,  кому они сообщат,

должны  известить того пана,  чья челядь.  И если бы он

действительно прогнал челядинцев,  не желая их кормить,

то они уже вечно должны быть свободными.               

  [13] 12.  Невольниками люди считаются в четырех слу-

чаях                                                   

  Также постановляем,  что невольниками считаются люди

в четырех случаях: во-первых, те, кто издавна находится

в неволе или родились от несвободных родителей; во-вто-

рых, те, кто приведен в качестве пленных из неприятель-

ской земли;  в-третьих, если бы кто-нибудь был пригово-

рен  к  смерти за какое-нибудь преступление,  кроме во-

ровства, и просил бы того, кому выдан, чтобы его не гу-

бил,  и отдался бы в неволю и тот согласился бы на это,

то преступник должен  стать  невольником;  невольниками

становятся и его дети, которые потом родятся. В-четвер-

тых, если бы сами себя отдали в рабство, а именно: если

бы  кто-нибудь,  будучи свободным,  женился на женщине,

зная, что она невольница, то становится невольником сам

и их дети независимо от того, мужского они или женского

пола;  точно так же,  если бы и женщина вышла замуж  за

невольника,  зная,  что он невольник, то становится не-

вольницей сама и их дети.                              

  Статут Великого  княжества  Литовского  1529   года.

Минск, I960, с. 132-216.                               

                                                      

  ПРИМЕЧАНИЯ                                          

  Бурмистр - городское должностное лицо.              

  Вдовье стольце - имущество, выдаваемое вдове в поль-

зование.                                               

Виж - должностное лицо при суде.                 

  Врадник - должностное лицо в аппарате управления.   

  Годовщина - возмещение, уплачиваемое убийцей семье  

  убитого.                                            

  Державец (державца) - управитель                    

  великокняжескими имениями.                          

  Децкий - младший судебный чиновник.                 

  Дякло - натуральный оброк.                          

  Земянин - шляхтич.                                  

  Листы - грамоты.                                    

  Маршалок - придворный чин.                          

  Мыто - торговая пошлина.                            

Повет - административная единица.                

  Привилеи - жалованная грамота.                      

  Присевок - натуральный оброк.                       

  Серебщизна - чрезвычайдая                           

  подать на военные нужды.                            

  Стан - 1) сословие; 2) пол; 3) военный лагерь.      

  Стацея - подать фуражом.                            

  Староста - зд.: воевода.                            

  Хоруговь - войсковое знамя.                         

  Хорунжий - начальник                                

  хоругови поветовой (поветового ополчения).          

  Челядь невольная - холопы.                 

Другие работы

Эспбэ Открытый Региональный классификационнор...


43 Программа турнира: Категория Возраст Программа Начинающие Ювеналы 0 До 8 лет W. 9:30 Начинающие Ювеналы 0 Соло До 8 лет W. Начинающие Ювеналы...

Подробнее ...

4.3.4 Анализ отклонений.


Анализ отклонений от норм проводят по видам выпускаемой продукции по статьям калькуляции по местам возникновения затрат и их причинам. В методе ...

Подробнее ...

историческим наследием что способствует разви...


По уровню развития рекреационного потенциала и степени освоенности территории регион может быть разделен на 4 рекреационных района: Центральный р...

Подробнее ...

При этом в северных районах а также там где ...


По этой причине вопрос экономного потребления и разумного расходования тепловой энергии является на сегодняшний день одним из самых актуальных. ...

Подробнее ...