8 ББК 76.01я73 С 24 Рецензенты- доцент факультета журналистики Московского государственного универ



Бесплатно
Узнать стоимость работы
Рассчитаем за 1 минуту, онлайн
Работа добавлена на сайт TXTRef.ru: 2019-04-13

УДК 070(075.8) ББК 76.01я73 С 24

Рецензенты:

доцент факультета журналистики Московского государственного университета им. М.ВЛомоносова, кандидат филологических наук

Г. В. Лазутина;

зав. кафедрой журналистики Московского Гуманитарного института им. Е. Р. Дашковой, кандидат филологических наук,

профессор М. И. Никитин;

декан факультета журналистики Института международного права

и экономики им. А. С. Грибоедова, кандидат философских наук,

профессор Ю. В. Трошкин

Свитич, Луиза Григорьевна

С 24      Профессия: журналист. Учебное пособие / Л. Г. Свитич. — М.: Аспект Пресс, 2003.— 255 с.

ISBN 5-7567-0305-5

Пособие ставит целью познакомить первокурсников с журналистской профессией, рассказать о ее истории, специфике, роли в обществе, об условиях труда, парадоксах и сложностях журнализма, представить модель личности журналиста как совокупность профессионально-творческих, лич-ностно-психологических, социально-демографических, нравственных и гражданских качеств. Пособие знакомит с историей и системой журналистского образования, формами учебной работы, условиями и правилами рациональной организации умственной деятельности, методами самовоспитания и развития творческой личности.

Для студентов факультетов и отделений журналистики.

УДК 070(075.8) ББК 76.01я73

 ВВЕДЕНИЕ

Предмет и задачи курса

Курс «Введение в специальность (журналистика)» является разделом дисциплины «Основы журналистики». Цель курса ввести первокурсников в журналистскую профессию: рассказать о ее истории, специфике, роли в обществе, об условиях труда, парадоксах и сложностях журнализма*, представить модель личности журналиста как совокупность профессионально-творческих, индивидуально-психологических, социально-демографических, нравственных и гражданских качеств.

Познакомив студентов с профессией, моделью журналиста и специалиста в более узкой области (репортер, аналитик, публицист, ведущий телепередач и др.), курс предлагает освоить способы овладения ею путем обучения, самопознания и саморазвития. В связи с этим рассматриваются такие темы, как история, система и проблемы журналистского образования, формы учебной деятельности, культура умственного труда, способы саморазвития творческой личности.

Лекции перемежаются семинарскими и лабораторно-практи-ческими, тренировочными и тестовыми занятиями, деловыми играми (например, игрой «Требуется журналист»). Курс предполагает контрольную творческую работу «Портрет журналиста» (желательно по избираемой студентом специализации) и реферат по культуре умственной деятельности и саморазвитию.

Студенты получают рекомендации по литературе, что предполагает большой выбор и достаточную степень самостоятельности в соответствии с их личными интересами и склонностями, а также потребностями в овладении профессией.

ISBN 5-7567-0305-5

ЗАО Издательство «Аспект Пресс», 2003

Все учебники издательства «Аспект Пресс» на сайте www.aspectpress.ru

'""TiiKA

* г а   j

ОГО      I

 * Термин «журнализм» вводится в пособии для обозначения журналистской профессии. Он позволяет вычленить профессию журналиста из очень широкого понятия «журналистика», которое включает и систему средств массовой информации, и журналистскую деятельность, и каналы передачи информации, и тексты СМИ, и даже науку о журналистике (подробнее см. с. 54).


Часть   I СПЕЦИФИКА ЖУРНАЛИСТСКОЙ ПРОФЕССИИ

Ориентация в профессии

Многие абитуриенты, пришедшие на факультеты журналистики, довольно романтически и восторженно настроены. Они мечтают стать известными людьми, поехать собственными корреспондентами в зарубежные страны, побывать в разных уголках страны и планеты. На факультеты, как правило, приходят люди, чувствующие вкус к литературному творчеству, желающие быть в гуще событий, первыми узнавать самые сенсационные новости. Они мечтают познакомиться со знаменитостями, встретиться с любимыми актерами или певцами, побывать на официальных приемах или светских встречах. В последние годы, судя по социологическим исследованиям, все чаще привлекает рискованность профессии, возможность участвовать в пересоздании социальной действительности. Нередки и финансовые мотивы, хотя журналистская профессия никогда не была особенно щедро оплачиваемой. И все-таки основная мотивация выбора профессии — творческая, связанная с интересным и многообразным трудом.

И в самом деле, профессия журналиста — одна из самых живых, интересных и творческих. Но вчерашние школьники, подавшие заявление на факультеты журналистики, редко задумываются о том, как сложна, ответственна и опасна их будущая профессия, сколько требует она мужества, выдержки, самоотверженности, физической и нервной энергии при выполнении профессионального долга. Думаю, для вас убедительными станут слова известного обозревателя «Комсомольской правды», лауреата премии союза журналистов Ярослава Голованова, который сказал их специально для студентов в интервью учебной газете МГУ «Журналист»: «Встречаясь с читателями, я понял, что у людей, мало знакомых с журналистской кухней и излишне доверчивых к откровениям кинематографа, бытует представление о жизни журналиста как о некоем ненормированном празднике, за который тебе еще и деньги

 

 платят. Да, космодром, выставка в Осаке, салон в Париже — все это было. Не хочу лукавить: я очень рад, что говорил с Норбертом Винером, обедал с Гагариным, купался с Ландау. Но неужели взрослый человек может серьезно подумать, что все эти беседы и обеды и есть потный труд журналиста? И отчего тогда срок жизни у людей этой профессии короче века водолазов?»

Голованов говорит об огромной ответственности журналиста перед читателями, о том, что он не имеет права на ошибку, отвечает за каждую букву написанного им. Журналист обязан в срок сдать материал, каких бы сил это ему ни стоило. Приходится ездить в командировки нередко по бездорожью, на перекладных добираться до глухих, почти не обитаемых мест, где нет ни гостиницы, ни столовой. Очень часто журналисты едут в опасные точки планеты, где идет война, случаются катастрофы или другие экстремальные события. Все помнят, как во время захвата заложников на мюзикле «Норд-Ост» чеченскими террористами в октябре 2002 г. журналисты четыре ночи подряд не смыкая глаз находились под дождем и снегом, освещая эти страшные события. А во время войны в Ираке весной 2003 г. погибли 13 журналистов.

Беззаботно и романтически настроенные относительно будущей профессии студенты, познакомившись с работой в редакции поближе, порой бывают удивлены тем, что журналисты не только и даже не столько заняты созданием собственных публикаций, сколько большую часть рабочего времени работают с авторами и письмами в редакцию, правят рукописи сотрудников. Вычитка публикаций, дежурство по номеру, подготовка к выступлению на летучке, участие в планировании работы отдела и редакции и многое другое тоже входит в работу журналиста. Часто после этого студенты приходят к выводу, что в журналистской профессии слишком много «черновой» будничной работы.

А какие сложные проблемы, какие опасные расследования приходится проводить по заданию редакции либо по собственной инициативе. С каким трудом добывается информация, которую хотят по тем или иным причинам скрыть от глаз общественности! Журналистам угрожают, их пытаются подкупать и, если это не удается, с ними могут расправиться физически, устроить провокацию, пригрозить семье.

Если такие трудности, а они — сегодняшняя реальность, пугают, пока не поздно, нужно подумать о другой профессии. Если вас интересует в нашей профессии только ее парадная сторона, вы ошиблись дверью вуза. Только преданных делу, инициативных, энергичных, выносливых, смелых, трудолюбивых и ответствен-

5


ных, творческих людей примет журналистская профессия в свои ряды. Но если вы несмотря ни на что решили посвятить ей свою жизнь, вас можно с этим поздравить, потому что нет более интересной и захватывающей, более многообразной и неповторимой профессии, чем журналистская! Журналистика — это оперативный информационный аналог своего времени. Она живет один день, она сиюминутна (вчерашняя газета или передача редко кого интересует), хотя из этих сиюминутностей складывается вечность. Очень образно говорил об этом Константин Паустовский: «Профессия журналистов — быть машинистами около делающей миллион оборотов в секунду машины времени».

Журналист — это захватывающе интересно. Журналист всегда в гуще жизни, на острие самых новых событий. Сейчас, когда страна переживает период тектонических перемен, к обычным романтическим и творческим мотивам профессии, ее новизне и необычности прибавляется щекочущая нервы доля риска, игры, возможности включиться в процесс переформирования жизни, ее пересоздания, азарт первопроходца.

Журналистская профессия настолько многолика, универсальна, разнолика, что даже профессионалы затрудняются определить ее специфику. Собрались как-то поговорить о профессии известные журналисты. Егор Яковлев и Юрий Рост воспринимают ее как литературную работу, более молодое поколение — как фактографическую информацию. Для Натальи Геворкян профессия — это игра. А обобщил мнения Леонид Шаров: «Это и служба, и творчество, и спектакль, и игра: с самим собой, с читателями, с главным редактором, с подчиненными, если они у тебя есть. Но вот когда тебе удается кому-то реально помочь, тогда возникает понимание особого смысла профессии»*.

Вот оно сказано: когда удается сделать добро, помочь человеку остаться или стать ЧЕЛОВЕКОМ. Обеспечить общество такой информацией, которая позволит ему развиваться оптимально и динамично во благо своих граждан — это и есть цель и сверхзадача журналистики и журналистской профессии.

Давайте поразмышляем об этой сверхцели более глубоко. Если я вас спрошу, для чего существует журналистская профессия, вы мне скорее всего скажете: чтобы давать читателям, зрителям, слушателям оперативную, информацию. И будете правы. Но я опять задаю вопрос: а для чего давать эту информацию? Предвижу ответы: чтобы информировать о событиях, расширять кругозор, фор-

* Журналист. 1994. № 5. С. 3-4.

 мировать мнение, воспитывать, объединять людей, помогать им ориентироваться в быстро изменяющемся мире.

Но снова вопрос: с каких позиций? Что есть общественный идеал? Одни на это ответят — «с позиций добра», другие скажут — «идеал — это категория историческая и неуловимая». Что есть добро и зло? Абсолютные это категории или относительные? Кто прав был в армяно-азербайджанском или грузино-абхазском, израильско-палестинском и т.п. конфликтах? Порой ответить очень трудно, потому что у каждой стороны своя правда, свой интерес. И как журналист должен освещать подобные конфликты? Есть ли вообще какая-то объективная истина в таких вопросах? Подсказка в самой жизни. Очевидно, что при всех вариантах нужно стремиться к миру, компромиссу и решать проблемы не на поле брани, не убивая друг друга, а путем переговоров. Юрий Рост очень точно сказал о роли СМИ в таких ситуациях: «Я думаю, задача журналистов заключается в том, чтобы попытаться как-то вывести обе стороны на позицию диалога».

И конечно, ожесточенность, с какой журналисты набрасываются на инакомыслящих, даже коллег, придерживающихся иных позиций (напомню о яростной борьбе «Московского комсомольца» и «Независимой газеты», информационные войны между разными телеканалами и т.п.), не приводит к согласию в обществе. И журналисты, которые так неосторожны в описании межнациональных, социальных, политических конфликтов, могут спровоцировать трагические события. Вечные гуманитарные ценности — основа нормального общества: созидай, трудись, помоги ближнему своему, не навреди, не убий, не укради.

Выявление в человеке человеческого, развитие светлых качеств его души, проповедь добра и справедливости, стремления отдавать, а не только брать — такова сверхцель журналиста, о чем бы он ни писал. Зло вряд ли можно победить ответным злом и ожесточенностью. Зла будет меньше, если добро овладеет душами. Если следовать этому, если в вашей профессиональной судьбе возобладают высокие человеческие ценности и социально полезные мотивы, а не сомнительная коммерческая выгода, значит, вы истинный журналист. «Журналистика — это один из способов прожить жизнь интересно. И порядочно. Именно так — в сочетании. Без второго может ничего не получиться» — пусть западут вам в душу слова Егора Яковлева, редактора популярной в свое время «Общей газеты».

Очень мудрый совет начинающим журналистам дала известный публицист Татьяна Тэсс. Очерками ее в «Известиях» зачиты-


валась вся страна: «Выбирая своей профессией журналистику, надо прежде всего думать о том, что ты можешь дать ей, а не о том, что она может дать тебе, твердо знать и помнить, что в руки тебе дано очень сильное оружие. Надо держать его в безупречной чистоте».

История журналистской профессии

Невозможно сейчас представить жизнь без журналистики, а значит, и без журналистов. Мы начинаем день с чтения газеты или просмотра новостей по телевизору. Непрерывно работает радиоприемник. Любимых журналистов узнаем по голосам. Вечером идем на свидание с ними по телевизору. С одними соглашаемся, с другими спорим. Журналисты в парламенте и в правительстве. Журналисты в Чечне, Афганистане и Иране. Журналисты на светских раутах и в трущобах. И кажется, что журналистика была всегда. Но удивительно: этой профессии только 300 лет. Знаменательную дату, выход первой печатной газеты петровских «Ведомостей», мы праздновали в 2003 г.

А может быть, эта профессия действительно была всегда, только форма информации менялась и лики информаторов были другими? Может быть, не случайно в Библии сказано: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Космос, живая и неживая природа пронизаны информацией, она как бы разлита в природе. Ученые, сторонники атрибутивистской теории информации, считают ее неотъемлемым, существенным свойством (атрибутом, отсюда и название) Вселенной и полагают, что она постоянно циркулирует в мироздании и человеческом сообществе.

Еще древние философы говорили о колоссальной креативной, созидающей силе информации, Логоса, Слова, первоидей, пер-восмыслов, называя их разными понятиями (Нус, Ноумен, Парадигма, Архетип, Монада, Эйдос, Дао, Манас и т.п.). Современные открытия естественных и гуманитарных наук во многом подтверждают идеи классиков философии о сущности информации. Очевидно, мы на пороге великого переворота в науке и философии, который ученые называют научной революцией. Многие исследователи склоняются к мысли, что основой этого переворота будет представление о решающей роли информации во всех процессах зарождения и функционирования человечества, о признании информации мировой константой.

Если исходить из таких предпосылок, пока в некотором роде гипотетических, то следует признать, что профессия информа-

 ционного посредника — медиатора действительно является древней, как мир. И тогда, как считают некоторые историки, мифологических вестников богов можно условно признать прародителями современных журналистов.

Мифологические информационные боги, вестники верховных богов, существовали практически у всех народов. Они, по преданию, осуществляли связь между богами и людьми. У греков это Гермес, у римлян — Меркурий, у египтян — Тот, у скандинавов — Один, у восточных народов — Будда или Фо. В русской ведической мифологии аналогичным богом можно считать бога мудрости Веле-са и вещую птицу Гамаюн, в христианской философии — архангелов, ангелов и прочих представителей ангельской иерархии.

Самым интересным среди этих мифологических фигур был Гермес — сын Зевса и нимфы гор Майи. Он почитался греками как вестник богов, покровитель путников (вспомним гомеровскую «Одиссею»), был богом торговли и скотоводства, проводником душ в иной мир. Изображался Гермес в крылатых сандалиях с золотым жезлом — кадуцеем, который якобы обладал магической силой усыплять и побеждать людей. Именно во сне смертные, по мифологии, воспринимали мысли и волю бога. Короче, Гермес осуществлял функции связи, коммуникации, обмена информацией, товарами, обмена земного существования на иноземное, выполнял функции посредника, главным образом информационного. Его называли богом перепутий.

В «Диалогах» Лукиана Гермес жалуется своей матери Майе на множественность и непосильность дел, которые на него взвалил отец: «Едва успеваю привести в порядок места для возлежания и устроить все, как следует, нужно являться к Зевсу и разносить по земле его приказания, бегая без устали туда и обратно... И ужаснее всего то, что я, единственный из всех богов, по ночам не сплю, а должен водить к Плутону души умерших, должен быть проводником покойников и присутствовать на подземном суде. Но моих дневных забот еще мало; недостаточно, что я присутствую на палестрах, служу глашатаем на народных собраниях, учу ораторов произносить речи. Устраивать дела мертвецов — это тоже моя обязанность». Здесь к перечисленным обязанностям присоединяется роль глашатая, учителя ораторов, прямо связанная с информационной деятельностью. Главный эпитет Гермеса — «словесный», или «рациональный». Он считался мастером диалога, умения говорить речи, толковать различные смыслы и значения.

Женским аналогом Гермеса в греческой мифологии была богиня радуги Ирида — воплощение целостности мира (не потому ли

9


журнализм так многоцветен, всеохватывающ, вмещает в себя как бы все цвета спектра?).

В древнеримской мифологии вестником богов, мудрецом, покровителем наук и ремесел, знатоком небесных тайн и проводником душ в иной мир, богом торговли был крылатосандальный Меркурий (от лат. тепе — товар). Меркурий, как и Гермес, посредник обмена, передачи и перехода из одного состояния в другое. Он, по преданию, передает богам молитвы людей, а людям послания богов. Меркурий — бог красноречия и договоров, покровитель гимназий — школ борцов, потому что борьба состоит в передаче сил. Меркурию приписывают изобретение азбуки и обучение людей письму и ораторству. К нему обращались за тем, чтобы он одарил даром памяти и речи. В одном орфическом гимне говорится о многочисленных обязанностях Меркурия и обращениях к нему: «Любимый сын Майи и Юпитера, бог путешественников, посланник бессмертных, обладатель обширного сердца, строгий цензор человечества, остроумный бог, принимающий тысячу видов, убийца Аргуса, бог с крылатыми ногами, друг человечества, покровитель красноречия, ты, любящий хитрость и борьбу,- переводчик со всех языков, друг мира, счастливый бог и бог полезный, покровитель труда и помощник в людских бедствиях, выслушай мои молитвы, даруй мне счастливый конец моего существования, удачу в моих трудах, ум, одаренный памятью, и дар красноречия».

В греческой и римской мифологии эти основные боги-вестники Гермес и Меркурий были дополнены плеядой муз (греч. musa — мыслящая). Вначале их было три: Мелета — размышление, Мне-ма — память и Айода — песня. Гесиод называет уже девять дочерей Юпитера и богини памяти Мнемосины (Мнемозины). Каждая из муз ведала какой-то областью науки и искусства. Назовем тех, кто имел отношение к информации: Клио — муза истории, Каллиопа — эпоса, Эрато — любовной поэзии, Эвтерпа (Евтерпа) — лирической поэзии и музыки, Полгимния (Полимния) — красноречия и гимнов.

В противоположность музам — покровительницам искусства и жизни, сирен в древности называли музами смерти. Когда сирены осмелились состязаться с музами, по преданию, они были ими побеждены и ощипаны. Поэтому музы часто изображаются с перьями на голове. Сирены, сладокоголосые полуженщины, полуптицы, относятся к хтоническим (земным, природным в широком смысле слова) демоническим существам. Гомер в XII песне «Одиссеи» описывает их как первых земных вестовщиц, которые рассказывали путешественникам обо всем, что происходило на свете:

10

 Здесь ни один не проходит с своим кораблем мореходец, Сердцем усладного пенья на нашем лугу не послушав; Кто же нас слышал, тот в дом возвращается, многое сведав. Знаем мы все, что случилось в Троянской земле и какая Участь по воле бессмертных постигла троян и ахеян; Знаем мы все, что на лоне земли многодарной творится.

Мифологического египетского Тота называли языком (Словом) бога Птаха. Тот изображался с головой ибиса и считался богом мудрости, счета и письма, «владыкой времени», вестником богов и писцом. Он записывал дни рождения и смерти людей, вел летописи, управлял всеми языками. По преданию, Тот изобрел письменность, занимался учреждением образования, наук и искусств, писал священные книги, был покровителем ученых и просветителей, научил людей считать и писать. Кроме того, Тот считался победителем стихий и злобных демонов

Верховный скандинавский правитель — Один (Вадан) (др.-исл. odinn, лат. vatesпровидец, поэт).У него были свои информаторы — вороны, которые летали по земле и собирали новости. Один — Мутин — помнящий собирал факты (предшественник репортерства?); другой — Хугин — думающий, анализирующий то, что видел (его можно уподобить аналитику, комментатору).

Вообще крылатые, в том числе и вороны, утки, лебеди, гуси, голуби, были в древности символами информации. Утка, например, несет золотое яйцо, из которого рождается вселенная. В этом ряду и российская вещая мудрая птица Гамаюн — посланница славянских богов, их глашатай, предвещательница будущего. О ней очень выразительно написал А. Блок в стихотворении «Гамаюн, птица вещая» (так названа картина В. Васнецова):

На гладях бесконечных вод, Закатом в пурпур облеченных, Она вещает и поет, Не в силах крыл поднять смятенных... Вещает иго злых татар, Вещает казней ряд кровавых, И трус, и голод, и пожар, Злодеев силу, гибель правых. Предвечным ужасом объят, Прекрасный лик горит любовью, Но вещей правдою звучат Уста, запекшиеся кровью!..

Низшими божествами, или духами, у древних греков считались демоны, у римлян — гении, у славян — ангелы. Они трактуются как личные информационные посредники человека.

11


Гений (лат. genius от gens — род, gignoрождать, производить) — прародитель рода считался как бы личным информационным вестником каждого человека. По преданию, гении рождаются вместе с человеком и руководят всеми его делами.

Демон (греч. daimon — божество, дух) в греческой мифологии выполняет те же функции. В диалоге Платона «Пир» Сократ приводит слова Диотимы о роли демонов: «Быть истолкователями и посредниками между людьми и богами, передавая богам молитвы и жертвы людей, а людям наказы богов и вознаграждения за жертвы. Пребывая посередине, он заполняет промежуток между теми и другими, так что мир связан внутренней связью. Не соприкасаясь с людьми, боги общаются и беседуют с ними посредством демонов и наяву, и во сне».

Первоначально гении и демоны могли быть и злыми, и добрыми, только позднее за одним термином закрепилось положительное значение, за другим — отрицательное. Демон стал считаться злым духом, хотя в поэзии, например у Лермонтова, он не однозначен, двулик:

То не был ангел-небожитель,

Ее божественный хранитель:

Венец из радужных лучей

Не украшал его кудрей.

То не был ада дух ужасный,

Порочный мученик — о нет!

Он был похож на вечер ясный:

Ни день, ни ночь, — ни мрак, ни свет!

Сущность Демона поэт выражает лаконично: «Я цель познанья и свободы».

В христианской традиции вестниками, информаторами, просветителями были ангелы (греч. — вестники), в частности архангелы, среди которых особо следует выделить Михаила, Гавриила и Рафаила.

Михаил («кто как бог») — архистратиг, предводитель небесного воинства, выступает и в функции вестника, ангела-писца, заносящего имена праведников в книгу, учителя людей.

Гавриил («сила Божья») — один из старших ангелов, вестник, назначение которого раскрывать смысл пророческих видений и ход событий. Он, по преданию, предсказал рождение Иоанна Крестителя и явился к деве Марии, чтобы сообщить о появлении Христа. В рыцарском эпосе «Песни о Роланде» Гавриил возвещает Карлу Великому происходящие события, посылает ему вещие сны.

Рафаил («исцели, Боже») — по преданию, один из семи высших ангелов-архангелов, летописец, вестник, ангел-целитель. 12

 В «Потерянном рае» Дж. Мильтон называет его «небесным летописцем».

Именно с просветительством, передачей информации из высших сфер низшим для познания, самопознания, осознания своего места в мироздании и своего поведения в соответствии с его законами связаны фигуры мифологических информационных вестников. Это краткое знакомство с мифологическими вестниками может помочь нам понять земное назначение журналистской профессии.

Но все, о чем мы говорили до сих пор, — это только подходы к истории информационной медиации, это как бы представление о ее генезисе, к тому же мифологическое. Пора познакомиться с действительными предшественниками информационных медиаторов. Роль реальных земных вестников нередко в древности исполняли пророки (восходит к слову речь, реку). К ним можно отнести греческих философов Пифагора, Сократа, Платона, а также основателей философско-религиозных учений — Конфуция, Лао-Цзы и др. Информационно-коммуникативные функции как бы спустились на землю, были переданы от богов и духов людям.

Особый слой посредников между богами и людьми в древности составляли прорицатели, оракулы (от лат. oraculum — изречение, пророчество, которое восходит к огаге — говорить) — жрецы, дававшие ответы на многие животрепещущие вопросы, прорицания, якобы исходящие от богов. Одним из широко известных прорицателей Греции, по преданию, был Трофоний, сын Аполлона, который давал предсказания в Лайбодейской пещере. Но, пожалуй, самой большой популярностью славился Дельфийский оракул Аполлона. Прорицательницы-пифии сидели над расселиной скалы (в которую, по преданию, брошен побежденный Аполлоном змей Пифон) и, входя в состояние транса, как считалось, принимали непосредственно от бога вести и передавали их людям.

Прямыми предшественниками информаторов были в древнем обществе ораторы (корень слова тот же, что и у оракулов).

Об ораторским искусстве как прообразе публицистической деятельности писала в своей книге «У истоков публицистики» В. В. Уче-нова. По ее мнению, именно ораторы, владеющие красноречием как средством политической деятельности, а не риторы (знатоки теории красноречия, правил речевого мастерства) — истинные предшественники журналистов. Она считала, что великие ораторы Древности, в особенности Демосфен и Цицерон, были в первую очередь политическими и общественными деятелями. «Наиболее яркие ораторские произведения этих авторов связаны с острейшими политическими испытаниями, выпавшими на долю их поколе-

13


ний. Для Демосфена — это борьба сначала с угрозой, а затем с реальностью македонского завоевания афинского полиса, для Цицерона — подавление антигосударственного заговора Катили-ны в 63 г. до н.э. и противостояние окончательному распаду республики после падения диктатуры Цезаря в 44 г. до н.э.»*. Публицистика как ветвь журналистики тесно связана с ораторским искусством, с политическим информированием, со стремлением правителей, представителей власти распространять как можно более широкому кругу суть своей политики.

Правители, желающие донести до народа свои приказы и распоряжения, прибегали к помощи глашатаев-гонцов или письменно обнародовали свои повеления. Устная коммуникация, устное информирование так же стары, как мир, но с выделением особого слоя гонцов, глашатаев она становится профессиональной деятельностью.

Роль информаторов поневоле выполняли и путешественники, странники, воины, побывавшие в других странах. Безымянные составители различных текстов и писцы, которые вырубали каменные летописи в Вавилоне, Египте, писавшие берестяные грамоты на Руси, тоже были предтечами журнализма, поскольку занимались сбором и передачей информации, фиксируя ее тем или иным путем.

В Древнем Риме богатые люди имели своих личных информаторов. К. Бюхер, написавший исследование о происхождении газеты, приводит случай, когда Цицерон, уехавший на консульство в провинцию, нанял в Риме специального человека, сообщавшего ему регулярно столичные новости, сенатские постановления, басни, слухи. Знатные римляне держали в качестве своеобразных корреспондентов рабов или вольноотпущенников, которые по ходатайству заказчиков имели доступ на заседания сената.

Но временем зарождения собственно информационной профессии, как специальной деятельности по периодическому публичному распространению информации, исследователи справедливо считают издание цезаревских газет «Acta senatus» — вести с заседаний сената и «Acta diuma populi Romani» — последние известия для римских граждан. Их выставляли в виде гипсовых оттисков на площадях и улицах Древнего Рима в I в. до н.э. для всеобщего обозрения и рассылали в провинции. Сам Цезарь, по свидетельству Све-тония, был крупнейший римский писатель и публицист.

 История сохранила нам названия должностей людей, которые занимались изданием этих газет. Составление текстов поручалось сначала квесторам, должностным лицам, ведающим финансовыми и судебными делами. Затем отбирать информацию стали префекты государственного казначейства. К. Бюхер сообщает, что материал для этих изданий собирал специальный чиновник (procurator ob actis) из сословия всадников (среднее сословие, способное содержать коня). Всадник получал право надзора за изданиями тогда, когда становился трибуном легиона. Размножали тексты для заказчиков специальные писцы.

Предтечи профессии в устном информировании — глашатаи известны во всех странах. В Москве новости выкрикивались на Ивановской площади, в Англии новостями обменивались в кофейнях, а информаторов называли кэдии. В Германии новости разносили бродячие музыканты — шпильманы, которые часто снабжали свои сообщения едкими комментариями (не зарождение ли это критического и синтетического журнализма, который впоследствии реализовался в радио- и тележурнализм?).

Но настоящую репортерскую деятельность развернули французские нувеллисты (лат. nove — новое, novitas — новость). Первоначально люди, склонные к обмену новостями, просто собирались для общения на улицах и площадях Парижа. Затем наиболее предприимчивые и способные к поиску информации сделали это своей профессией. Они завели специальные бюро новостей, где размножали необходимую информацию для богатых парижан и провинциальных заказчиков. Такие бюро новостей — прообразы редакций появились в Германии, Италии и других странах. Они занимались «добыванием и продажею заинтересованным людям сведений о торговых делах, о прибывающих и отбывающих судах, о безопасности дорог и политических событиях»*.

Наряду с появлением такой профессионально-репортерской и комментаторской ветви предшественников журнализма информационные потоки шли от летописцев-историков, ученых-популяризаторов, религиозных проповедников, гуманистов-просветителей, литераторов-публицистов. Все они самым непосредственным образом способствовали зарождению и формированию журналистской профессии, сливаясь, словно ручейки, в единое могучее русло журнализма — самого мощного и полифункционального явления социальной жизни.

Однако, естественно, журнализм мог развернуться только с появлением печатных периодических изданий, которые в Европе

* Ученова В. В. У истоков публицистики. М., 1989. СП.

 Бюхер К. Происхождение газеты. СПб., 1896. С. 17.

14

 15


возникли через сто, а в России через двести лет после изобретения в XV в. И. Гутенбергом печатного станка. Подробный анализ развития профессии в «печатное время» не входит в задачи данного курса. Этому посвящено несколько дисциплин по журналистике, читаемых на соответствующих факультетах в вузах.

И все-таки очень кратко проследим развитие журналистской профессии в России, ибо самые общие ее процессы отчетливо проявились в отечественном журнализме.

В России еще до появления петровских «Ведомостей» был обычай переводить и переписывать новости из заграничных источников: немецких, голландских, польских, шведских и др. Они поступали в Посольский приказ, где дьяки и подьячие выбирали известия, переводили их, заносили на длинные листы бумаги — свитки и из них составляли «Вестовые письма» или «Куранты» (от фр. courantтекущий). Источниками новостей служили также письма русских, живущих за границей или путешествующих там. Рукописная газета готовилась для царей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича. Эта так называемая газета, как правило, была в од-ном-двух экземплярах, читалась вслух царям и пряталась в приказ Тайных дел.

Петр I сам знал европейские языки, читал иноземные газеты, и ему незачем было издавать такого рода переводную газету. Зато остро требовалось издание, в котором он мог бы пропагандировать свои преобразования, давать информацию о правительственной политике, военных делах, новостях в стране и за рубежом. 15 декабря 1702 г. он подписал приказ о печатании первой русской газеты «Ведомости», и 17 декабря, 300 лет назад, вышел ее первый номер. В разных учебниках, правда, встречаются разные даты, поскольку то был рубеж года. Одни считают временем выхода газеты печатание пробного номера, другие — первого номера; одни называют даты по старому стилю, другие — по новому. Сейчас мы празднуем День русской журналистики 14 января и считаем эту дату днем выхода первой русской печатной газеты в 1703 г.

Кто же выпускал первую газету и кто может носить имя первых русских журналистов? Сам Петр редактировал газету, писал для нее, отбирал материалы к очередным номерам, правил тексты, стараясь достичь доступности изложения. Однако первым официальным редактором был директор Печатного двора в Москве поэт Федор Поликарпов. В его задачи входило редактирование текстов, отбор материалов, обработка иностранных переводов, которые доставлялись из Посольского приказа. Он добывал известия из других ведомств, занимался корректурой, следил за версткой материалов в газете. 16

 Начальник Монастырского приказа — И. А. Мусин-Пушкин собирал от приказов (государственных учреждений) сообщения об их деятельности и посылал на Печатный двор для публикации.

Когда «Ведомости» перевели в Петербург, редактором стал директор петербургской типографии Михаил Абрамов

В 1719 г. Коллегия иностранных дел, после гражданских реформ Петра пришедшая на смену Посольскому приказу, назначила ответственным за «Ведомости» переводчика Бориса Волкова. С ним стал работать и Яков Синявич, которого историки считают первым русским репортером, потому что он давал хронику придворной жизни и информацию о деятельности коллегий.

Положение литераторов в петровские времена было сродни подневольному. Их обязывали к назначенному сроку написать произведение в том жанре и направлении, как того желал царь или ближайшие придворные. «Исправных и податливых награждали деревнями с крестьянами, табакерками и червонцами, а... неисправным делались внушения, замечания, выговоры, по их спинам иногда ходила историческая дубинка, по щекам раздавались... всемилостивейшие пощечины»*.

И после Петра литературный труд еще долго не изменял своей казенной организации. «Литераторы были чиновниками на жаловании, литературная профессия — службою, литературные специ-\л алисты делились по департаментам и столам»**. г-1     Положение литератора, журналиста в России, особенно если '^ он защищал прогрессивные взгляды, было очень тяжелым. Еще в г,- XIX в. подсчитали, что верноподданные литераторы жили в сред--г нем 70 лет, а прогрессивные, выступавшие против беззаконий властей — много меньше. Все они познали на себе унизительное положение, гонение властей, преследование цензуры, «усекновение» свободного вольнолюбивого слова. История знает имена выдающихся литераторов-журналистов, прекрасных публицистов. Радищев, Герцен, Пушкин, Белинский, Некрасов, Салтыков-Щедрин на себе испытали все тяготы тогдашнего подцензурного журнализма.

Эпоха начала журналистской профессии в России и других странах — это эпоха персонального журнализма, когда газету или журнал издавал узкий круг лиц, а иногда и один человек, который-нередко являлся и учредителем, и владельцем, и издателем, и редактором, и автором своего издания.

* Панов А. В. Некоторые неблагоприятные условия литературного труда в России // Образование. 1900. № 7-8. С. 23.

УРНЫЙ труп R V*nc.CM}\ II Лепо 1

Г ; ■'''■; л ио тек а

'     ■•'':;■•■   О Г' г к О Г в     i

** Шишков С. Титгратурный труд п Рпггии // Псп" 1875. № 8. С. 3.

17

-ого

2-927


Массовым журнализм стал после отмены крепостного права. Массовым и по тиражам, по количеству читателей, и по числу журналистов в редакциях, когда последние постепенно становятся коммерческими предприятиями, финансируемыми не только официальными властями, но и частным капиталом. С развитием свободы предпринимательства и расширением рынка печатной продукции количество изданий резко возросло и стала широко распространяться провинциальная печать. Растет число газет и журналов, которые стараются удовлетворить интересы разнообразных групп читателей. Коммерческая выгода заставляет выпускать массовые бульварные газеты, рассчитанные на невысокий вкус обывателя. Увеличиваются рекламные отделы.

Соответственно этим изменениям и существованию разных типов изданий выделяются и два типа журнализма — солидный, серьезный и желтый, бульварный. Беспринципные, готовые нажиться на любом скандале и сенсации, пользующиеся пером как ключом к денежному сейфу, шантажисты и клеветники — таковы характеристики журналистов бульварной прессы.

Сотрудники редакций часто комплектовались из случайных людей, искавших в газете заработка. В России до начала XX в. не было ни одного учебного заведения, которое готовило бы журналистов.

Правовое положение журналистов, как пишет об этом Б. И. Есин, было в то время жалким. «Ни в одном законе государства права представителей печати не были предусмотрены. Администраторы различного ранга могли потребовать недопущения в печати статей и заметок, казавшихся неугодными, предосудительными... Не удивительно, что такие условия толкали некоторых из них на унизительные поступки, заставляли сводить личные счеты»*.

Особенно тяжело было работать в провинции: «Журналист работал по 15-ти часов в сутки и месяцами питался чаем да черствой колбасой»**. Нужных людей набирали к сезону подписки, а когда тираж был набран, могли снова уволить. Крайне бесправными и неуважаемыми были репортеры. В «Биржевых ведомостях», где отдел хроникеров занимал второй этаж, а остальные редакции находились на третьем, одно время висела табличка: «Хроникерам вход в редакцию воспрещен».

 Очень выразительный портрет типичного скандального репортера Шлепкина написал А. Чехов в рассказе «Два газетчика». Этот Шлепкин может извлечь выгоду из любой темы, даже о выеденном яйце:

Чем, по-твоему, плохо выеденное яйцо? Масса вопросов! Во-первых, когда ты видишь перед собой выеденное яйцо, тебя охватывает негодование, ты возмущен! Яйцо, предназначенное природою для воспроизведения жизни индивидуума... понимаешь? жизни!., жизни, которая, в свою очередь, дала бы жизнь целому поколению, а это поколение тысячам будущих поколений, вдруг съедено, стало жертвою чревоугодия, прихоти! Это яйцо дало бы курицу, курица в течение всей своей жизни снесла бы тысячу яиц... — вот тебе, как на ладони, подрыв экономического строя, заедание будущего! Во-вторых, глядя на выеденное яйцо, ты радуешься: если яйцо съедено, то, значит, на Руси хорошо питаются... В-третьих, тебе приходит на мысль, что яичной скорлупой удобряют землю, и ты советуешь читателю дорожить отбросами. В-четвертых, выеденное яйцо наводит тебя на мысль о бренности всего земного: жило и нет его! В-пятых... Да что я считаю? На сто нумеров хватит!

Когда его коллега (по рассказу) Рыбкин, не дослушав приятеля, повесился оттого, что все «кругом друг друга едят, грабят, топят, друг другу в морды плюют», «Шлепкин сел за стол и в один миг написал: заметку о самоубийстве, некролог Рыбкину, фельетон по поводу частых самоубийств <...> и еще несколько других статей на ту же тему. Написав все это, он положил в карман и весело побежал в редакцию, где его ждали мзда, слава и читатели»*.

Нельзя, конечно, представлять дело таким образом, будто репортерские отделы были сплошь заполнены сомнительными личностями. Дореволюционная журналистика знала замечательных репортеров-профессионалов (взять того же Гиляровского), мастеров своего дела, умеющих быть «мобильными, находчивыми, остроумными и подчас смелыми людьми... Они умели анализировать психологические (но не социальные) мотивы поведения отдельных людей, они особенно гордились достоверностью своих материалов»**.

Один из лучших российских журналистов, король фельетона Влас Дорошевич писал о профессии репортера с большим уважением. Он отмечал, что она составляет «фундамент газетного дела», хотя за репортерами тянется дурная слава с тех времен, когда их, «грязных, нечесанных, немытых не пускали дальше передней»,

* Есин Б. И. Краткий очерк развития газетного дела в России XVIIIXIX веков. М., 1980.

** Волков А. И. По газетному морю. М., 1926. С. 78.

18

 * Чехов А. П. Поли. собр. соч. М., 1946. Т. 4. С. 406.

** Есин Б. И. Краткий очерк развития газетного дела в России XVIIIXIX веков. С 49.

19


когда они «подслушивали разговоры, сидя под столом, потому что их никуда не пускали, и их никуда нельзя было пускать». Он говорил о необходимости поднять престиж профессии репортера, чтобы каждый из них мог громко, открыто, с гордостью и достоинством сказать: «Я репортер»*.

Существенно изменилась профессия после Октябрьской революции. Поменялся строй, изменилась журналистика, другими стали требования к журналисту, который должен был стать идеологическим проводником и пропагандистом решений партии. Естественно, старые журналисты ушли из газет, их не взяли в штат, да многие из них и сами не захотели служить новой власти. Иные эмигрировали, кто-то нашел другую работу. Многие стали просто литправщиками, поскольку новые пролетарские кадры были малообразованными. Газеты испытывали нехватку кадров. Небольшая группа блестящих публицистов ленинской школы ушла на партийную и советскую работу.

Кризис газетчиков был налицо. И тогда VIII съезд партии, собравшийся в 1919 г., особое внимание уделил комплектованию редакций кадрами. Он предложил всем партийным организациям выделить для обслуживания печати наиболее «стойких, энергичных и преданных работников». Начался активный учет бывших журналистов, перешедших на другую работу, и перевод их в редакции.

Наряду с комплектованием штатов редакций, проводилось социологическое изучение состояния журналистских кадров, особенно руководящих. Власти были озабочены выяснением стажа работы, партийности, образования и социального происхождения журналистов**. Одновременно развернулась работа по созданию школ и институтов (см. раздел «Журналистское образование»).

К середине 20-х годов, когда руководящие кадры газет были в основном укомплектованы, занялись улучшением репортерского состава редакций. В 1926-1927 гг. активно проводились социологические исследования репортеров, велись дискуссии о том, как укрепить и поднять авторитет профессии.

К концу 30-х годов в количественном отношении редакции были уже укомплектованы и рядовыми сотрудниками, но остро стояла проблема повышения их грамотности и квалификации. Уровень образования был низкий. По исследованиям конца 20-х годов

* Дорошевич В. Репортер//Журналист. 1980. № 10. С. 78-80. ** См.: Свитич Л. Г., Ширяева А. А. Журналистское образование: Взгляд социолога. М., 1997.

20

 только каждый десятый имел высшее образование, в столице — каждый четвертый. Не обходилось и без курьезов. Так, отвечая на вопросы профессионального журнала «Большевистская печать», некоторые журналисты утверждали, что «Медного всадника» написали Луначарский, Лермонтов, Чехов и даже Борис Годунов, а Александр Македонский, оказывается, был воеводой на Руси.

О специальном журналистском образовании и говорить было нечего. Даже в 1930 г., когда уже действовала сеть журналистских школ и институтов, только 7% опрошенных в более чем 300 редакциях имели специальное образование. Опыт журналистской работы у них тоже был невелик, и многие совмещали партийную работу с журналистской.

Трудились журналисты в первые годы после революции в очень тяжелых условиях. Рабочий день их длился 10 и более часов. Зачастую уездную газету выпускал один человек, который был и за редактора, и за корреспондента, и за корректора, и за выпускающего, а иногда и за почтальона. Не хватало оборудования, транспорта, денег.

Эмиль Финн вспоминает о работе в петроградской «Красной газете» в 1918 г.: «Трамваи тогда не ходили. Часто не было света. Помещения не отапливались, приходилось работать в пальто... Отмечу, что ни гонорара, ни зарплаты никто не получал, хотя они и начислялись. Деньги так быстро таяли в цене, что их даже молочницы отказывались брать. Все — квартиры, транспорт, включая железнодорожный, телефон и прочее было бесплатным. Питались мы, подобно всем петроградцам, плохо. Нам выдавали карточки группы "Б", как и всем служащим. В месяц (в лучшем случае) давали по фунту (400 г) мяса (конины!), по фунту сахара и масла, два фунта муки или пшена, кусок душистого мыла, пачку нюхательного табаку. Были месяцы, когда муку заменяли овсом. В связи с этим в газете появилась рубрика "Как пользоваться овсом?"»*. Постоянная работа по повышению уровня журналистских кадров, развернутая система их подготовки (к 80-м годам уже 23 университета страны имели факультеты, отделения или специализации по журналистике) привели к тому, что уровень образования журналистов стал очень высоким. К началу 90-х годов XX в. 95% работников редакций имели высшее и незаконченное высшее образование, более 50% — журналистский диплом (хотя в районных газетах этот показатель был в два-три раза ниже). Журналистская профессия стала весьма престижной, а журналистский корпус достаточно квалифицированным.

* Солдаты слова. М., 1976. С. 15-16.

21


Однако перестроечные процессы внесли свои коррективы, изменив и представления о профессии, ее роли в жизни общества, как бы возвращая ее во времена, характерные для послерефор-менной журналистики XIX в. Из идеологизированной, воспитательно-пропагандистской, подчиненной партийной дисциплине журналистика становится коммерческой, зависимой от законов информационного рынка. Резко увеличивается количество изданий, становятся разнообразнее типы изданий, рассчитанные на самые разные интересы различных групп аудитории. Коммерческий характер прессы порождает возникновение массовых бульварных изданий, которые быстро набирают тиражи. Снова профессия репортера таких изданий, как и прежде, становится рискованной и скандальной. Хотя наряду с этим возникает целый ряд качественных серьезных информационных и аналитических изданий, СМИ для деловых людей и элит.

Снова журнализм становится разнообразным, разножанровым, разностильным, разноменталитетным. История как бы делает спиралевидный виток развития профессии, которая из однообразной и идеологизированной снова становится коммерческой и разно-идейной. А идеологический диктат снова сменяется финансовым, и балом правят не столько идеи, сколько деньги и практическая выгода. Размываются этические, ценностные ориентиры профессии. Таким образом, можно выделить следующие характеристики современного российского журнализма как профессии:

профессия ищет свое лицо в новой медиареальности;

глобализировалась при помощи электронных и сетевых СМИ;

стала разнообразной, многообразной, многотипной;

стала интересней аудитории;

коммерциализировалась;

обульварилась, пожелтела;

переживает размывание этических и ценностных ориента
ции.

Итак, профессия медиаторов-информаторов эволюционировала от пророчествующих или транслирующих информацию медиаторов, от единичных корреспондентов, сообщающих новости своим хозяевам, через государственных чиновников, состоящих на службе у правителей, через корпорации сотрудников, занимающихся сбором и продажей новостей своим абонентам, до современного корпуса журналистов, одного из мощнейших информационных институтов, который порой не без основания называют четвертой властью, до журнализма, который благодаря электронным сетям и телевидению стал глобальным.

22

 Однозначные тенденции информационной медиации на протяжении длительных цивилизационных циклов не выявляются, потому что она циклична. Однако внутри определенного исторического отрезка можно выделить некие линейные эволюционные тенденции преобразования коммуникативно-информационной деятельности из:

пророческой — в реальную, земную;

индивидуальной — в коллективную;

элитарной — в массовую;

монологичной — в диалогичную;

устной — в письменную;

печатной — в электронную;

аксиальной (осевой) — в ретиальную (многолучевую);

непрофессиональной — в профессиональную;

информирования как службы — в творчество и литературную
работу;

литературной работы — в бизнес;

качественного журнализма — в желтый.

В то же время на других этапах существования профессии тенденции могут стать противоположными, т.е. журнализм развивается как бы по спирали и отчасти возвращается на новом витке к прежним качествам: из профессионального становился полупрофессиональным, из творческого — информационным, из реального — виртуальным, из желтого — качественным, из диалогического — монологическим и т.п.

Развитие профессии приводит к появлению, точнее говоря трансформации, устного информирования в радиожурнализм, а синтетического слово — звукоизображения — в телевизионный журнализм. В наш век информационной цивилизации наступила эра виртуального коммуникаторства, глобального сетевого журнализма.

Назовем особенности этого «нового журнализма», журнализма информационной эры.

Журнализм превращается в глобальный, не имеющий про
странственных и временных границ.

Журнализм подчинен всем закономерностям нерасчлененно-
го информационного потока, циркулирующего в глобальных се
тях, становится органично вплетенным в другие типы информа
ции (рекламной, научной, деловой, политической, художествен
ной, личной и т.п.).

Становится супероперативным, когда сообщение и восприя
тие сообщения могут совпадать во времени.

Журнализм характеризуется универсальностью, полифункци
ональностью, способностью выполнять любые роли и удовлетворять

23


разнообразные потребности и интересы аудитории — от информационных и просветительских до развлекательных и рекламных. В то же время он все более специализируется (диверсифицируется), в связи с многообразными интересами разных групп аудитории.

Глобальный журнализм приобретает черты массовой культу
ры, хотя одновременно может поставлять информацию и взаимо
действовать со специальными, в том числе элитарными группами.

Журнализм стандартизируется, шаблонизируется, подчиня
ясь массовому стреотипизированному информационному продук
ту, циркулирующему в сетях. Однако он имеет потенцию стать еще
более креативной творческой профессией, поскольку возможнос
ти для проявления творчества в условиях глобального сетевого об
щения весьма велики.

Журнализм становится синтезным, объединяющим разные
способы представления информации: текст, графика, цвет, дина
мическое изображение, звук и т.п. Особой чертой журнализма яв
ляется его разностильность, разнохарактерность, разноплановость.

Новый журнализм характеризуется интерактивностью, когда
журналист может общаться со всей аудиторией в режиме непос
редственного диалога.

Журнализм становится саморегулируемым, ибо по каналам
обратной связи немедленно получает рекламации на свои публи
кации и постоянно корректирует их в зависимости от реакции
потребителей информационного продукта.

Информация как продукт журнализма все больше приобре
тает свойства товара или услуги наряду с другими видами услуг,
предоставляемых глобальными сетями.

Необыкновенно расширяются границы и возможности полу
чения журналистом информации по глобальным сетям для осмыс
ления, обобщения и передачи аудитории. Но в этой связи журна
лизм превращается в информационно-вторичный, поскольку ин
тернет-источники нередко вытесняют непосредственное знакомство
с объектом, прямое наблюдение ситуации, общение с участника
ми на месте события.

Журнализм все чаще становится «надомной» работой с ком
пьютером, не обязательно связанной с постоянным присутствием
в редакции, как это было прежде. Требует владения современными
компьютерными технологиями.

Усиливаются его возможности к манипулированию обществен
ным мнением, к давлению на аудиторию при помощи информа
ционных технологий. Одновременно свобода выбора информации
в электронных сетях дает возможность аудитории противостоять
информационному диктату.

24

 

Журнализм становится все более толерантным, терпимым к
разным позициям, циркулирующим в сетях. В то же время у журна
листов есть возможности содействовать высоким просветитель\ским
идеалам, быть полпредами высших гуманистических ценностей,
адресоваться к духовной сфере людей.

Журнализм содействует интеграции народов, интенсифика
ции культурных и личных связей, консолидации людей, и в этом
смысле важным фактором формирования цивилизации.

Сейчас колоссально повышается роль журналистской профессии, созидающей информацию и ответственной за нее, поскольку планета и ее информационное поле не должны заполняться «грязной» деструктивной, отрицательной информацией. Качество информации становится глобальной экологической проблемой и основой устойчивого развития цивилизации.

Журнализм в мире профессий

Что такое журналистская профессия? Кажется, знают все. Это публичная, общественная профессия. Пришел, увидел, написал, записал на пленку, снял видео- или телекамерой и выдал в эфир. Журналист всегда на виду, всегда в гуще событий. Но если спросить, в чем специфика этой профессии, чем она отличается от других, многие затруднятся ответить.

Понятие профессия восходит к латинскому professio и означает род трудовой деятельности (занятий) людей, владеющих комплексом теоретических знаний и практических навыков, приобретенных в результате специальной подготовки, опыта работы.

Слово профессия образовано от глагола profiteer, что означает «объявлять своим делом, своей специальностью, признавать своим занятием, преподавать, читать лекции, предлагать, предъявлять». Слово профессор восходит к тому же корню.

Профессия, как правило, является источником существования. Профессии обычно подразделяются на специальности (от лат. specialisособенный, своеобразный), т.е. определенные виды деятельности в рамках профессии. Таким образом, если мы говорим о профессии — имеем в виду журнализм. Если о специальности, то, например, о газетчиках, тележурналистах, радиожурналистах, работниках информационных агентств, журналистах интернет-СМИ и др. Сейчас часто на факультетах журналистики готовятся и специалисты по рекламе и паблик рилейшнз (связи с общественностью).

25


В рамках специальностей можно выделить специализации по видам деятельности, жанровой специализации: например, репортер, комментатор, интервьюер, расследователь, ведущий теле- и радиопередачи и т.п. Кроме того, журналисты обычно специализируются в определенной тематике, и такое деление называется про-филизацией: журналист, пишущий на политические, экономические, спортивные темы, специализирующийся в области культуры, семьи, криминальной хроники, светской жизни и т.д. И каждый из этих типов и видов журналистов имеет свои специфические черты, характеризуется устойчивой системой знаний, навыков, трудовых операций. Известный профессиолог Е. А. Климов различает профессии пяти типов.

Социономические (от лат. societas — общество), предполагающие в процессе деятельности общение типа «человек—человек» (например, продавец, учитель).

Сигнономические (от лат. signum — знак) профессии «человек-знак», предполагающие взаимодействие со знаковыми системами (например, программист, бухгалтер).

Артономические (от лат. ars, artis — образ, искусство): творческие профессии типа «человек — художественный образ», взаимодействие с системами художественных образов (писатель, художник).

Сельскохозяйственные типа «человек — природа», взаимодействие с природными системами (лесовод, агроном, земледелец).

Технические типа «человек — машина», взаимодействие с техническими системами (шофер, токарь).

Журналистская профессия относится, как минимум, к трем первым типам, хотя и техника играет в современной журналистике большую роль, особенно с введением компьютеризации в информационный процесс. Опосредованное отношение журнализм имеет и к типу профессий «человек—природа», если понимать информацию широко, как социоприродную систему.

Мир профессий весьма обширен, но полезно сравнить профессию журналиста с родственными профессиями, которые тоже имеют дело с информацией, словом, коммуникацией, воспитанием, творчеством, социальной деятельностью, т.е. с социономи-ческими, артономическими и сигнономическими типами профессий. Это коммуникативные, информационные, исследовательские, воспитательные, творческие (креативные) профессии. Сюда логично включить профессии писателя, педагога, политического, государственного, общественного деятеля, оратора, работника искусства, культуры, ученого, историка, судьи, священника. 26

 Главный фактор разделения профессий — их функциональное предназначение. Наука — средство познания; идеологические формы — средство в ценностной ориентации; политика — средство социального, политического регулирования; искусство — средство эстетического развития. Журналистика как средство массового информирования включает все вышеперечисленные функции. Журнализм чем-то похож на каждую из названных профессий и все-таки имеет свою специфику. В чем она? Попытаемся это выяснить путем детального сопоставления журнализма с родственными профессиями.

Журналист и писатель

Прежде всего напрашиваются параллели журналистской профессии с писательством: одинаковый инструмент — слово, та же массовая и анонимная аудитория. Но писатель творит в тиши кабинета и объект его произведений — жизнь, зафиксированная в образе, типе, обобщении. Его герои рождаются неторопливо и живут своей развернутой жизнью на протяжении многих страниц, показывая какой-то обширный кусок окружающего мира в его завершенности и типичности, в глубинном проявлении.

У журналиста объект — текущая действительность, сегодняшние злободневные конкретные ситуации, актуальные явления. Его творчество документально, сиюминутно, фрагментарно, мозаично. Целостная картина жизни, ее текучая, пластичная картина складывается из калейдоскопа многих сообщений и событий в их ежедневном развитии, в динамике. Журналистика, если можно так выразиться, информационная документальная словесность.

А. Д. Аграновский, отец двух известных журналистов Анатолия и Валерия, еще в 30-е годы ярко писал об отличии журналистской профессии от писательской: «И сколько бы писатель ни клялся, что писал об одной деревне, ему не поверят. Читатель не замедлит обобщить выводы. Таков удел художника... Но когда мы пишем: "Сидор", читатель знает, что мы беседовали с Сидором, а не с Петром; когда мы говорим, что было в деревне Павловка, никто не сомневается, что речь идет о Павловке, а не о Федоровке... Мы говорим об одной волости, мы пишем о ней, "какая она есть" сегодня и какие требования предъявляет она к нам и мы к ней на данный отрезок времени»*.

Журналист должен быть оперативен, спешить за событиями, выкладывать их горячими, как блины, иначе они потеряют новиз-

* Аграновский А. Д. Очерки разных лет. М., 1960. С. 107—108.

27


ну и свежесть. Журналистская профессия обязывает оценивать события быстро, обладать особой проницательностью, чтобы в нарождающемся увидеть, поймать, не упустить важное, существенное, достойное обнародования. К сожалению, из-за недостатка времени и постоянной спешки журналистике свойственны подчас штампованность и стандартизация содержания, языка и стиля в отличие от тщательной работы над языком писателя и самоценности формы художественного произведения.

Но динамизм, который отличает журналистскую профессию от писательской, оборачивается и его положительной стороной. Блестящий публицист Лариса Рейснер, с присущими ей образностью и полемическими преувеличениями, сравнивая писателя и журналиста, явно отдавала предпочтение своей профессии: «Самая интересная книга в наше время — это хорошо друг к другу прилаженные газетные вырезки. В них экстракт дней и ночей человека. Литература — хромой подслеповатый барин, газета — живой спортсмен, тренирующий себя у финиша. Газетный журналист ограничен временем, местом и дает события в максимально сжатом виде. Писатель должен эти события подробно расшифровывать»*. Литература — познание человеческой сущности, психологии личности и ее поступков, познание процессов жизни в художественных образах. Журналистика — понимание и отражение жизни через конкретные жизненные ситуации, факты, общности и людей на эмпирическом уровне.

Однако вполне уместно сфокусировать внимание на основном сходстве двух профессий: их инструмент — слово. И не только слово, как таковое, а Слово, Логос, смысл, глубинное внутреннее исконное значение, которое писатели, как правило, чувствуют очень точно, выражая в нем его Сущность. В журналистике же, к сожалению, часто слово становится недостойным самого себя, являет шелуховую, стершуюся, затемненную, пустую оболочку.

В писательстве — образы типические, почерпнутые из жизни, но часто сочиненные, сконструированные, как правило, последовательно развернуты во времени и пространстве. Журнализм — это творчество на основе сиюминутной реальности и конкретности. Он имеет дело с фактами, отобранными определенным образом и определенным лучом освещенные, кратковременным или развертывающимся во времени, но не последовательно, а моментальными вспышками, как бы выхватывающим то один, то другой аспект. И рождается образ мозаичный и динамичный. Известный политик или эстрадная звезда в освещении разных, порой проти-

* Рейснер Л. На том берегу // Ловцы новостей. М.; Л., 1930. С. 301-302.

28

 воположных по взглядам и подходам журналистов изданий, программ в принципе могут быть не менее выразительными, чем какой-то вечный литературный образ. Например, наших политиков — Ельцина, Путина, Примакова, Чубайса, Черномырдина, Явлинского, Зюганова, Лужкова, Хакамаду, Жириновского, Березовского, Немцова — можно соотнести с яркими типичными фигурами (хоть у того же Гоголя в «Мертвых душах»). Они стали почти мифологизированными символами, созданными журнализмом, являя собой в то же время реальные полнокровные образы. Это коллективная символика журнализма. СМИ дали возможность увидеть жизнь, которая бывает ярче и драматичнее любых романов. Впечатляемость отобранных журнализмом фигур — поразительна и поучительна. Сейчас политики и звезды шоу-бизнеса создаются не только собственным талантом или вливаниями спонсоров, но и информационным образотворчеством.

Журналист и деятель искусства

Журналистику с искусством роднят множество функций и главная — создание модели мира. Но в искусстве — в образной, часто воображаемой форме, а в журналистике — реальной, конкретной, объективной, хотя в последнее время эта модель становится все более виртуальной, не совпадающей с ее истинным образом. И если средство достижения этой цели у художника — художественный образ, то у журналиста — документальный факт настоящей жизни, но и он нередко пользуется образом. Функции искусства в основном познавательные и эстетические, у журналистики — информационные, социально ориентирующие и регулирующие, но есть и художественные.

Журналист работает в реальной, можно сказать, в фотографической манере. Его задача возможно полнее и точнее отражать ситуативную текущую, реальную, конкретную действительность. Однако в определенной мере он пишет и «картину», т.е. создает некий воображаемый образ реальности, особенно если речь идет о прогнозировании развития общества или он создает так называемую «виртуальную реальность», т.е. умышленно ее искажает. Надо заметить, что современная журналистика нередко рисует образ жизни, далекий от нее самой, выражая тот абсурдистский мир, которым часто бывает наше сегодня.

При этом, как и художник, журналист пользуется различными образами-моделями: неореалистическими, мифологизированными и квазиобразами, т.е. ложными. Образ в журналистике все-таки Должен быть как можно более близким к реальности, однако в то

29


же время и таким, чтобы стимулировать у аудитории созидательные, оптимистические, творческие потенции.

Журналист и ученый

Задача ученого — выявление, описание, объяснение и предсказание процессов действительности на основе открываемых наукой законов. Результаты труда — теоретическое описание, схема процесса, сводка экспериментальных данных, формула, прикладные результаты и т.п. В отличие от видов деятельности, результат которых известен заранее, научная деятельность дает приращение нового знания и результат ее принципиально нетрадиционен. От эстетического (художественного) способа освоения действительности, которым характеризуется искусство, научное отличается тем, что стремится к логическому, максимально обобщенному объективному знанию. Искусство характеризуют как познание в образах, науку — как мышление в понятиях. Журналистика — фактологическое понятийно-образное эмпирическое познание.

Искусство развивает преимущественно чувственно-образную сторону творческих способностей человека, наука — в основном интеллектуально-понятийную. Журналистика — смешанный тип.

У человека, занимающегося искусством, хорошо развит пра-вополушарный, т.е. образный тип мышления, у ученого — левопо-лушарный, логический. Журналист, как правило, характеризуется смешанным типом мышления, особенно это относится к репортерству. Левополушарные журналисты занимаются, по данным исследований, чаще экономической журналистикой, правополу-шарные — вопросами культуры и искусства (в первом случае около 70% — левополушарных, во втором более 65% — правополу-шарных)*.

Наука ориентирована на критерии разума (в противоположность религии, которая основана на вере). Журналистика включает и то, и другое, хотя, конечно, больше опирается на разум. Однако и вера, идея, идеология играют в журналистике большую роль, порой соотносимую с религиозной верой, как это было в советской журналистике.

Наука, как и искусство, по характеру своему комулятивна, т.е. накапливает и суммирует знания. Журналистика — сиюминутна, ее работа исчезает во времени, оставаясь только в архивах, хотя порой невидимые, на первый взгляд, эффекты воздействия на об-

[ См.: Маркелов К. Карьера журналиста. М., 1996.

30

 щество, конечно, остаются. Воздействие на сознание, подсознание, поведенческую и эмоциональную сферы людей, которые находятся в поле информационного влияния СМИ, даже если это влияние опосредовано, тоже можно отнести к комулятивным эффектам. Если понимать журналистику как непрерывный информационный пульсар, посылающий сигналы в мир, воздействующие на людей и общество, то тогда и журналистская деятельность имеет долговременный характер, возможности которого еще мало изучены.

Наука стремится к целостному и многостороннему охвату изучаемых объектов. Журналистика фрагментарна. Однако если брать ее в совокупности всех информационных воздействий, в их универсализме, то и журналистика способна охватить процессы в их ситуативной непрерывности вполне широко и составить информационную оперативную модель динамичного мира.

В науке выделяются теоретические (открытие законов, дающих возможность идеализированного описания и объяснения эмпирических ситуаций, т.е. познания сущности явлений) и эмпирические (изучение фактов при помощи наблюдений и экспериментов) уровни исследования. Журналистика относится по преимуществу к эмпирическим типам познания, хотя в ней существует и слой специализаций, широко пользующихся теоретическим типом познания (аналитики).

Важным в науке является устойчивая повторяемость связей между эмпирическими объектами, для журнализма это не всегда так. Скорее наоборот, журналист старается иметь дело с уникаль-ностями, непохожестями, индивидуальностями, старается не входить (да это и невозможно) в один и тот же поток дважды.

Самая важная сходная черта — общность функций науки и журналистики, т.е. исследование. Однако ученый изучает сущностные процессы природы и общества в их систематическом, глубоком, специализированном виде. Журналист же познает мир фрагментарно. Его объект обычно случайные явления, а не закономерности. Он идет эмпирическим путем, редко пользуясь логическими и абстрактными моделями. Язык его аргументов — живая деталь и конкретный факт, а не статистическая закономерность, хотя в совокупности и постоянстве журналистской информации есть возможность выйти на познание глубинных причин социальных процессов.

Продукт ученого — научная монография или публикация, стиль изложения — сугубо строго научный. Продукт журналиста — текст, телерадиопередача, способ изложения результатов исследования или расследования — доступный широкой аудитории, хотя в

31


некоторых специализированных изданиях он близок к научному. Потребители научного продукта — ученые, специализированная аудитория. Потребители журналистского продукта — массовая аудитория.

Журналист и историк

Профессия историка очень близка к журналистской, потому что и тот, и другой основываются на документальных фактах и пишут историю в ее динамическом развитии. Но историк изучает прошлое, последовательно и системно излагает основные исторические события. Журналист отражает современность фрагментарно.

Еще во XI в. Лукиан писал, что ум историка должен походить на зеркало, правдивое, блестящее и с точным центром; какими им воспринимаются образы вещей, такими они и должны отражаться, ничего не показывая искривленным, или неправильно окрашенным, или в измененном виде. Задача у историков не такова, как у ораторов: то, о чем надо говорить, должно быть рассказано так, как оно есть на самом деле. Ведь все это уже свершилось, надо только расположить все и изложить.

Журналист — «историк» быстро текущей современности. Он не ставит перед собой задачи охватить ее в сущностных исторических моментах, хотя так может получиться, если он объективен в изложении и если в поле его зрения попадают важные, крупные события. К сожалению, обычно история получается искаженная. Так было, например, в советском прошлом, когда писали в основном о положительных достижениях и передовиках производства. Еще более усугубилось это сейчас, когда будущий читатель обнаружит, что современная история состояла из борьбы политических лидеров и жизни «звезд», почти совершенно не отражала трудовую и обыденную жизнь простого человека, достижения в разных областях жизни.

Вполне логично назвать журналиста летописцем современности, имея в виду мозаичность и необязательность, несистематичность этой истории и тот факт, что вся она складывается из калейдоскопа разных изданий, телерадиопрограмм, сетевой информации.

Журналист и политик

Слово «политика» в переводе с греческого означает «то, что относится к государству, государственные или общественные дела». Это сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями и другими социальными общностями, ядром которой является проблема завоевания, удержания и использования

32

 государственной власти. Основная сфера государственной власти — регулирование политических, экономических и социальных процессов в обществе. И здесь она близка журналистике, ибо во многом ее функцией является управление и регулирование. Но это воздействие опосредованное, при помощи информации и влияния на общественное мнение, а не прямое, как у государственного служащего, особенно руководителя.

Представитель государственной власти имеет право приказать, наложить определенные санкции, наказать. Журналист такого права не имеет. Он может только уведомить соответствующие органы о том, что требует исправления, или о ком-то, кто заслуживает наказания. Он воздействует словом, а карает только информацией через общественное осуждение. Но слово это порой более весомо, чем действия политика даже самого высокого ранга. Современные пропагандистские технологии показывают, что журналистика стала мощнейшим орудием государственной политики. Выборы в государственные органы доказали, что за довольно короткий срок можно при помощи СМИ снизить (повысить) рейтинг политика на 30—50%. В одной из телепередач известный политолог заявил, что может с помощью СМИ за три месяца «раскрутить» любого выбранного методом статистической случайной выборки человека так, чтобы провести его в высшие эшелоны власти. Конечно, за СМИ в таких случаях всегда стоят «кукловоды»: государственные или олигархические структуры, политические партии и даже международные организации.

Итак, сила журналистики как четвертой власти в воздействии на политические и иные процессы очень велика. А некоторых особо влиятельных политических обозревателей, аналитиков в сущности можно назвать представителями информационной власти, ибо они очень сильно влияют (или влияли) на общественное мнение, на сознание аудитории и ее поведение.

Журналист и юрист

Новые грани в профессии журналиста открывает и родство его с профессиями правоохранительной сферы. Главной функцией таких профессий является воспитание правосознания граждан и охрана общественного правопорядка.

С прокурорской профессией журналистскую объединяет то, что они содействуют обнаружению отклонений от правовых норм и правового поведения; со следователем — изучение обстоятельств дела и причин этих нарушений; с адвокатом — непредвзятое расследование и защита обвиняемых; с судьей — справедливое решение, осуж-

33

3-927


дение и наказание виновных или оправдание невиновных. Иными словами, их роднят функции социальной правовой «санитарии».

Однако способы расследования, сбора фактов и доказательств, процесс обвинения или защиты различны. Протокольные и скрупулезно проверенные у работника правоохранительной сферы. Часто публицистические, фрагментарные, эмоционально-субъективные у журналиста, хотя он тоже пользуется и обязан использовать объективные данные и доказательные аргументы. Естественно, разнятся стили изложения позиций.

Результаты работы тоже коренным образом отличаются. У журналиста — это общественная информационная защита или осуждение, публично демонстрируемые перед массовой аудиторией и не влекущие часто к реальному наказанию (впрочем, если это и происходит, то только через правоохранительные органы). Служители же Фемиды, совершающие свои действия в тени кабинетов или в залах суда при небольшом сравнительно количестве людей, имеют реальное право наказывать преступивших закон вплоть до лишения свободы.

Журналист и оратор

Часто сравнивают профессии журналиста и оратора, тем более что генетически они вышли из одного гнезда. Еще Платон определял риторику как «искусство убеждения при помощи слов, получающее свое значение в самих словах, убеждающее, но не поучающее». Аристотель назвал риторику искусством слов.

Основное различие оратора и журналиста в том, что у них разный объем аудитории, и в том, что у журналиста более широкие функции. Вот что писала «Неделя» еще в 1878 г.: «Древний мир прессы не знал, литераторы тоже ему были неизвестны; подобную им общественную роль исполняли ораторы и трибуны... Теперешняя печать такая же трибуна, но более удобная. Удобство ее в том, что она открыта постоянно, что не приходится ждать очереди, не приходится бояться, что голос трибуна не будет услышан... Писатель-публицист является, таким образом, тем же оратором и трибуном, таким же прорицателем, таким же проводником идеи и воспитателем толпы, как древний трибун, но с более удобными, широкими внешними возможностями пропаганды»*.

И оратор, и журналист воздействуют на общественное мнение, формируют взгляды и убеждения аудитории. Но оратор, пропагандист имеет локальную аудиторию и основная его цель — поли-

 тическое воздействие, желание добиться определенного поведения от слушателей. Аудитория журналиста более объемная и часто невидимая ему, и функции его деятельности шире. Кроме того, речь, правильнее сказать текст, журналиста редко напоминает непосредственную речь (как у телевизионных или радиожурналистов, работающих в прямом эфире), как правило, она проходит несколько «контрольных пунктов»: стадию редактирования, отбора на полосу, в эфир и т.п. И сам процесс общения с аудиторией осуществляется при помощи технических средств. Творчество оратора — непосредственное, в значительной степени импровизационное.

Отрицательные же стороны ораторства, которые вполне при-ложимы и к журнализму, очень язвительно прокомментировал философ Секст Эмпирик, живший во II в. Он считал, что риторика не является полезной для владеющего ею, поскольку, «во-первых, ему приходится проводить время на рыночных площадях и в архивах, хочет он этого или нет, и иметь дело с людьми дурными, надувалами и кляузниками, сходясь с ними в одном месте. Затем (ему приходится) также не очень щадить свой стыд, чтобы не оказаться для ловкачей таким человеком, которого можно легко презирать... Он (должен) нагло говорить и выставлять свою дерзость в виде оружия, чтобы быть страшным для своих противников: быть обманщиком, шарлатаном и наученным в самых дурных делах, в разврате, воровстве и неблагодарности по отношению к родителям, и для разоблачения этого деловым образом, когда это надо. (Он должен также) иметь многочисленных врагов и питать к ним неприязнь, к одним за то, что те получили от него зло за зло, к другим же потому, что эти знают о том, каковы обязанности нанимателя и что он, ритор, соблазнившись большой прибылью, поставит их в то же положение, в какое (уже ставил) и других... Кроме же всего этого (он должен) постоянно испытывать тревогу и, наподобие пирата, то убегать от преследования, то самому преследовать, так что, несмотря на свой труд, днем и ночью испытывать страх перед теми, кто обладает деньгами, иметь жизнь, полную печали и слез... Именно он учит народ дурному, произнося ласковые слова, и при помощи клеветы отчуждает его от людей наилучших... На словах и по видимости он обещает делать все ради общей пользы, а в действительности не дает ничего полезного, подобно тем нянькам, которые дают дитяте ничтожные крохи, а все пожирают сами... Риторика... учит... как сделать малое великим, а великое — малым, или как правое представить как неправое, а неправое, как правое»*.

* Неделя. 1878. №23.

 * История эстетики. М., 1962-1970. Т. 1. С. 164-167.

34

 35


Это поразительное по яркости и точности высказывание — как будто портрет продажного журналиста, не брезгующего ничем ради достижения цели, поставленной хозяином, как это бывает в наших предвыборных информационных войнах. Это и портрет журналиста желтой прессы, для которого нет нравственных пределов в информационном ремесле.

Журналист и педагог

И тот и другой осуществляют педагогические воспитательные и обучающие функции, но у педагога — это главные задачи, а у журналиста часто скрытые, неявные и зависят от типа общества и журналистики. Педагогические функции в советской журналистике были очень сильны, в постсоветском обществе, в странах Запада они скрыты за доктриной информационной объективности и менее явны, хотя, безусловно, присутствуют.

Педагог дает знания и воспитывает своих подопечных в непосредственном контакте. Журналист в основном общается со своей аудиторией опосредованно. Учитель дает систематические знания, журналист — мозаичные, подчас случайные, пригодные моменту. Но нужно иметь в виду, что существуют специальные педагогические газеты и журналы, учебные передачи на телевидении и радио, где обучающая функция является главной, а не побочной.

Педагог дает первичные знания, учит и воспитывает подрастающее поколение, впервые осваивающее азы науки. Журналист учит широко, учит жизни, ориентирует, воспитывает, просвещает, как правило, уже сложившихся людей. Он не имеет возможности проверить немедленно, как учитель, усвоен ли урок. Часто он не знает, не предполагает тех социальных, психологических, нравственных результатов, к которым привели его публикации. Нередко эффект бывает противоположным тому, который он ожидал, дисфункциональным.

И поскольку нет непосредственной связи и прямого контакта с «воспитуемым и обучаемым», ответственность за педагогическую функцию профессии весьма велика. Журналисту необходимо быть очень осмотрительным в своих взаимодействиях с аудиторией, знать человеческую психологию, иметь адекватную ценностную ориентацию, поскольку на ее основе он моделирует мышление и поведение людей. Особенно важно это помнить в наше неравновесное переломное время с наличием самых различных и противоположных ценностных ориентиров, вплоть да самых разрушительных, особенно для молодежи.

36

 Журналист и священник

Слово «религия» восходит к латинскому religio — благочестие, набожность, святыня, богопочитание, духовная вера, духовные убеждения. Проповеднические, пасторские функции священника близки и профессии журналиста. И часто постулаты (от лат. postulatum — требуемое) религии и идеологические постулаты журналистики, которые рассчитаны на некритическое восприятие, на веру, по своему типу воздействия совпадают. Однако предмет проповеди священника — вечные божественные истины, предмет же журналиста — земная конкретная людская жизнь во всех ее противоречиях, конфликтах и сложностях.

Аудитория у священника довольно узкая — его прихожане. Она становится более широкой, если средства массовой информации предоставляют ему свою трибуну, особенно телевидение (когда на всю страну, например, транслируют праздники Рожества Христова или Пасхи, а службу ведет патриарх Всея Руси и другие пастыри). У журнализма же аудитория массовая и контакт с нею часто опосредованный.

У священника цель — спасти и просветлить человеческую душу, привлечь к вере в Бога, дать религиозные знания. У журналиста — удовлетворить потребности личности в конкретной документальной оперативной, актуальной жизненной информации, хотя нередко он воздействует не только на сознание и поведение, но и на душу, правда, в отличие от священника, не всегда в позитивном направлении.

Сравнение профессии журналистов с родственными профессиями позволяет полнее представить специфику журнализма. Чтобы лучше понять ее на основе сравнения разных профессий по нескольким признакам: функциям, характеру деятельности, типу аудитории и особенностям контакта с нею, способам и методам деятельности и т.п., познакомьтесь с таблицей, которая дана в Приложении 4.

Итак, основным признаком, позволяющим отличить журналистику от других профессий, является ее универсальность, широта, многофункциональность, всеядность, способность выполнять любые функции, диктуемые моментом, и обязательно ситуативная информационность, образ движущейся, динамичной, сиюминутной, ускользающей, не остановленной реальности. Не (и) вечные истины, как у священника, не (и) типичные образы, как у писателя, не (и) дидактические, отобранные веками постулаты, как у учителя, не (и) правовые доказательства, как у судьи, но живая, сегодняшняя, разноцветная, разнополюсная, пульсирующая жизнь.

37


Об универсализме функций, как и о других крайне важных характеристиках журнализма в сравнении с другими профессиями, интересные данные приводят новосибирские ученые. В середине 70-х годов они занимались исследованием около 1000 профессий-должностей, которые впоследствии были объединены в укрупненные группы*. Из 75 приведенных в статье профессий журналисты оказываются в ряду тех, у кого высший балл по степени многообразия функций (полифункциональности), по степени самоорганизации, 4-е место по средней социально-экономической оценке труда. Журналистская профессия занимает одно из первых мест по степени сложности труда (выше только преподаватель, врач, инженер-конструктор и, конечно, руководители НИИ, органов власти и промышленных предприятий, но это, скорее, не профессии, а должности). Если исключить эти должностные группы, то журналисты оказываются практически на первом месте и по итоговому индексу характера труда, который в десять раз выше, чем у актера и воспитателя детского сада, в четыре раза выше, чем у школьного учителя, и в два раза выше, чем у врача и преподавателя вуза.

Вывод, который с неизбежностью следует из этого анализа, состоит в том, что журналистская профессия одна из самых полифункциональных, сложных, самоорганизующихся и социально важных профессий, включающих практически любые роли и выполняющих любые функции, которые свойственны другим профессиям, но только выполняемые с помощью оперативной, актуальной информации, адресованной массовой рассредоточенной аудитории.

Журналистская профессия в обществе

Журналистика — это социальная оперативная информационная система. В целом она соответствует (изоморфна, как говорят ученые) политическому, экономическому и духовному строю общества на данном этапе его развития. Проще говоря, каково общество, такова и журналистика, таковы и особенности журналистской профессии. Качество изоморфности обществу, которое журнализм представляет, можно считать одним из его базовых признаков. Известно два основных полюсных типа таких отношений: авторитарный тип общества и журналистики и демократический тип. Возможны, конечно, промежуточные типы разной степени приближенности к одному или другому полюсу.

' См.: Профессиология // Социологические исследования. 1977. № 2.

38

 Еще Аристотель совершенно справедливо полагал, что оценка государственного устройства должна вестись не по тому, единовластная ли это власть, или демократия, а по тому, выражает ли власть общественную пользу, отвечает ли общественным потребностям.

Для того чтобы яснее понять социальные характеристики журналистской профессии, нужно представить ее взаимоотношения с институтами власти, аудиторией, учредителями СМИ, их владельцами, рекламодателями, спонсорами и т.п., т.е. представить в схематическом виде процесс функционирования журналистики в обществе.

Построить схему функционирования СМИ в обществе пытались многие теоретики в области коммуникации. И все практически отталкивались от формулы американского политолога и социолога Гарольда Лассуэлла (1902-1978), который считал, что акт коммуникации рассматривается по мере ответа на вопросы: «КТО сообщает, ЧТО, по какому КАНАЛУ, КОМУ, с каким ЭФФЕКТОМ».

Некоторые исследователи добавляли в лассуэлловскую «пяти-членку» («пентаду») новые элементы, например, социальную действительность, социальную среду, средства тиражирования и распространения, обратные связи. Однако, в сущности, эти схемы можно было свести к одной: «Коммуникатор (тот, кто передает информацию) -» СМИ Канал —» Аудитория» с прямыми и обратными связями. Такие схемы, как правило, фиксировали в основном структуру участников функционирования информации в обществе, но не описывали самого этого процесса, его динамику. Они не помогали понять, что является «пусковым механизмом» порождения и движения информации в обществе.

Чтобы понять сущность этого процесса, лучше изобразить его не линейно, а в виде круга (точнее, спирали), поскольку этот процесс циклический. Движение информации в обществе не одностороннее, а двунаправленное. Важно также понять, что функционирование СМИ плавно переходит во времени в развитие и может иметь, как минимум, три состояния: восхождение, нисхождение (деградация) и стагнация, т.е. функционирование на одном уровне, без изменений. Если к этому еще добавить позитивное или негативное развитие информационных потоков с точки зрения их влияния на общество, то мы поймем, как сложен этот процесс.

Ключевым в понимании социальности журналистской профессии является осознание того, что общество как совокупная аудитория является главным субъектом (одновременно и объектом)

39


информационного взаимодействия. А в обществе основным «пусковым механизмом», который порождает информационную деятельность, являются его потребности в информации. Эти потребности, в свою очередь, обусловлены основными политическими, экономическими, социальными, духовными и биологическими потребностями общества.

Потребность обычно определяется как нужда или недостаток в чем-либо, необходимом для поддержания жизнедеятельности организма, человеческой личности, социальной группы, общества в целом, как внутренний побудитель активности. Итак, основной порождающий источник журналистики — потребности в информации, которая помогала бы обществу не только выжить, сохраниться, но и оптимально развиваться.

Осознание этих потребностей людьми, социальными группами может выступать в роли интересов. И потому интерес (от лат. interestимеет значение, важно) есть субъективная направленность личности, хотя, конечно, она тесно связана с реальным положением человека или группы в обществе. Интерес — это причина поведения, выраженная в определенных побуждениях, мотивах, помыслах, идеях и т.д. людей и социальных групп.

Вместе с тем, если понимать потребность как объективную необходимость, а интерес как субъективную направленность, которая может достаточно далеко уходить от объективной потребности, разница между двумя этими понятиями будет весьма велика. Превращенное сознание, ложное сознание, неадекватное сознание, преобладание низших интересов при игнорировании высших интересов и потребностей — все это может очень сильно сказаться на информационной коммуникации в обществе.

Таким образом, помимо объективных потребностей «пусковым механизмом» для возникновения и функционирования различных органов информации могут быть и субъективированные интересы, в данном случае аудиторные, которые опираются на определенные социальные интересы. И это позволяет говорить о двух направлениях, или потоках, функционирования журналистики в обществе (рис. 1).

НАПРАВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ условно можно назвать направлением информационных потребностей или ОБЩЕСТВЕННЫМ. Оно рождено политическими, социальными, экономическими, духовными и биологическими потребностями общества, его основных слоев, групп.

Властные, политические, экономические и другие институты, воспринимающие этот общественный заказ, передают СМИ и журналистам свои требования, программы действий. В соответствии

40

 

Рис. 1. Функционирование журнализма в обществе:

О — общество, Н — народ, А — аудитория; ПТ — информационные потребности общества; ИН — интересы аудитории; СИ — социальные институты; УС — управляющие структуры; В — властные структуры разного уровня; ГС — партии, общественные движения и объединения, другие структуры гражданского общества; У — учредители СМИ; Ф — финансовые структуры, владельцы СМИ, рекламодатели, спонсоры и т.п.; И — издающие и распространяющие СМИ организации; СМИ — средства массовой информации разных уровней и типов; П — печать; ТВ — телевидение; РВ — радиовещание; ИА — информационные агентства; ИС — интернет-СМИ; PC — рекламные службы

с ними либо на основе своих собственных программ (при условии, если владельцем и учредителем СМИ является редакционный коллектив) журналисты передают информацию аудитории, но уже воздействуя на нее со стороны ее аудиторных интересов.

Изменения, произведенные СМИ в сознании и поведении людей, в социальной жизни, естественно, влияют на общественные потребности. Таким образом, новый виток информации в обществе происходит с измененными, хотя бы отчасти, потребностями и скорректированными информационными продуктами СМИ.

Схематически это можно выразить так: потребности общества как объективная необходимость в его оптимальном развитии —» институты власти, различные политические, социальные структуры, которые одновременно могут быть учредителями, владельцами изданий, рекламодатели, различные коммерческие структуры -> журналисты издатели и распространители СМИ -> аудитория (со стороны ее аудиторных интересов) — и далее по новому

циклу.

Естественно, что у этого направления функционирования СМИ есть и обратные связи, т.е. реакция аудитории на информационное

воздействие.

41


ВТОРОЕ НАПРАВЛЕНИЕ движения информации в обществе можно назвать аудиторным или направлением АУДИТОРНЫХ ИНТЕРЕСОВ. Оно рождено субъективированными аудиторными интересами, которые улавливаются журналистами и заставляют их откликаться в соответствии с этими интересами.

Аудитория в этом качестве может быть представлена коммерческими структурами, владельцами и издателями, которые видят в отражении аудиторных интересов (часто и безответственном потакании им) свою политическую и коммерческую выгоду.

Итак, схема функционирования СМИ в аудиторном направлении такова: интересы аудитории —> журналисты —» институты власти, различные политические, коммерческие структуры и т.п., производящие какие-то изменения в жизни общества и таким образом влияющие на формирование и изменение его информационных и других потребностей, которые, в свою очередь, отражаются на аудиторных интересах, и далее по новому циклу. И в этом направлении также есть свои обратные связи.

Некоторые из перечисленных связей могут быть неполными. Например, когда СМИ сами выступают в роли владельцев и издателей, тогда уменьшается влияние коммерческих структур, но политическое — властей, партий и движений, общественного мнения обычно достаточно сильно, хотя бы потому, что руководители таких СМИ придерживаются определенных политических взглядов.

Несмотря на то что основная роль журналистики в данном процессе роль СРЕДСТВА и это отражено в названиях — средства массовой информации, средства массовой коммуникации, массмедиа, эта роль не жестко фиксирована. Процесс обмена информацией динамичен, и все его участники могут выполнять различные роли в зависимости от того, о какой системе взаимодействий и о каком этапе функционирования идет речь. Они бывают то субъектом, то средством, то объектом информационного взаимодействия.

В последние годы зависимость журналистов, но уже не столько от политических, сколько от коммерческих структур, снова увеличилась. Политическая зависимость сменилась экономической. Сейчас почти все средства массовой информации имеют своих политических или финансовых хозяев, находятся в большей или меньшей зависимости от них. Но некоторые издания являются учредителями и владельцами своего СМИ, хотя полная независимость журналистики, конечно, миф, потому что журналист всегда на перекрестке влияний. Он всегда между общественными потребностями, властями, аудиторией, между владельцами, коммерческими, политическими структурами.

42

 Важно отметить, что уровень прогрессивности общества измеряется тем, насколько сбалансированы оба отраженных-в схеме направления. Если ослаблено или практически отсутствует аудиторное направление, значит тип общества и журналистики авторитарный, часто тоталитарный. Яркий пример тому — партийная журналистика доперестроечного периода.

Журналисты в то время подчинялись партийным установкам. Как показывают социологические исследования тех лет, мнения редакционных работников о задачах и тематическом направлении изданий практически полностью совпадали с мнениями работников партийных органов и по многим позициям были противоположны ожиданиям аудитории. Пресса советского времени мало интересовалась многообразными запросами своей аудитории, ставя перед собой идеологические, пропагандистские и производственные задачи. Коммуникация была однонаправленной, авторитарно-идеологической.

Сейчас коммуникативная ситуация поменялась, как иногда говорят, «с точностью до наоборот». Именно интересы аудитории стали основными ориентирами коммерческой прессы, преобладающим стало аудиторное направление, потому что оно приносит

прибыль.

Большая, чем прежде* проявленность аудиторного направления, безусловно, положительное явление, ибо оно позволяет удовлетворять самые разные интересы читателей, зрителей, слушателей. Однако и негативные эффекты значительны, так как информационное обеспечение получают в основном физиологические интересы: страсть к запретному, криминальному, интимной сфере жизни людей и т.п., при игнорировании высших, духовных, познавательных, созидательных интересов. Отклик на весьма примитивные интересы, несоответствующие общественным потребностям, приводит журналистику в состояние ценностной невзыскательности, нравственной распущенности.

Понять акцентированный интерес аудитории и, соответственно, журналистики к запретным прежде темам можно — это маятниковая ситуация спроса на то, что долго было под спудом цензуры. Однако если грань нарушена, порой ее очень трудно восстановить. Особенно это касается воздействия СМИ на молодое

поколение.

Если направление аудиторных интересов чрезмерно доминирует (а интересы, как уже говорилось, могут сильно отставать и отличаться от объективных потребностей общества, группы и личности) и практически не корректируется общественным направлением функционирования СМИ, тогда развивается желтая булъ-

43


варная пресса, царит разнузданная реклама, засилье порнографии, криминальных сюжетов с убийствами. Если пресса руководствуется не истинными, а извращенными читательскими, зрительскими интересами (часто сама же их создавая и рекламируя), это может привести к дестабилизации и разложению общества.

Когда аудиторное направление достаточно отчетливо выражено и сбалансировано с общественным, когда оно отражает не только субъективные интересы, но и объективные потребности аудитории, можно говорить о демократическом типе общества и журналистики.

Гармоническое сочетание общественного (идущего от потребностей) и аудиторного направлений с преобладанием первого является оптимальным. Поэтому так важно говорить о гуманитарных, позитивных ценностях в ориентацию: СМИ и журналистов.

На уровне планетарном — это потребность человечества сохраниться и развиваться как активная жизнеспособная, оптимально функционирующая целостность.

На уровне общества— это его потребность оптимально функционировать в системе планетарной цивилизации.

На уровне отдельных социальных общностей, региональных, национальных или выделенных по другим признакам, — это потребность сохраниться и развиваться в рамках общества и цивилизации без разрушающих конфликтов и войн, на основе общегуманитарных ценностей.

Заключая вышесказанное о функционировании журналистики в обществе, можно сделать несколько выводов:

  1.  Процесс этот спиралевидный, циклический, а не линейный
    и не одномоментный.
  2.  Функционирование СМИ происходит не однонаправленно,
    а в двух направлениях.
  3.  Одно из направлений, общественное, исходит из информа
    ционных потребностей общества и призвано способствовать его
    оптимальному функционированию (хотя может быть и искажен
    ное понимание общественных потребностей социальными инсти
    тутами и журналистами, и тогда это стимулирует негативные тен
    денции в развитии общества).
  4.  Другое направление идет из аудиторных интересов (порой
    превращаясь в «желтый» журнализм, который отражает и развива
    ет низменные интересы, что ведет к отрицательным социальным
    последствиям).
  5.  В связи с этим возможны две тенденции развития общества
    под воздействием массовой информации:

44

 

общий вектор развития может быть плюсовым, т.е. способ
ствовать совершенствованию общества. Тогда спираль его измене
ния развертывается по восходящий;

но под воздействием СМИ могут развиваться и негативные
тенденции — наблюдается разложение и разрушение общества,
падение нравов, снижение его морального и духовного потенциа
ла. Тогда спираль функционирования СМИ склоняется к отрица
тельным значениям и может привести к катастрофическим по
следствиям.

  1.  В движении массовой информации разные участники могут
    выполнять роль то субъекта (когда их роль является основной), то
    средства (когда они становятся орудием в руках более сильного
    субъекта — властей, владельцев, журналистов, аудитории), то
    объекта информационного влияния.
  2.  Журналистика, соответственно, в этом процессе может вы
    полнять все эти роли: субъекта информационной деятельности,

средства и объекта.

  1.  Журнализм как социальную профессию можно считать изо
    морфной типу государства. Каково государство, такова и журнали
    стика. Типы журнализма адекватны типу государств. Как минимум
    есть две модели: тоталитарная и демократическая.
  2.  В связи с разными направлениями и ролями журнализма мож
    но говорить о разных его типах:

социально ответственном, общественном, нацеленном на ре
шение актуальных общественных проблем и удовлетворение об
щественных потребностей;

безответственном, направленном на получение максимальной
прибыли за счет некачественной информации, потакания низмен
ным страстям и интересам, провоцируя и пропагандируя их.

Теперь разберем более подробно каждую из названных сфер взаимоотношений СМИ с другими социальными субъектами, чтобы лучше понять специфику журналистской профессии и ее драматизм в связи с ее срединным положением в обществе. Для этого представим схематически структуру и деятельность каждого из субъектов функционирования журналистики в обществе в виде трехмерного пространства — куба, нижний объем которого будем занят структурой этих социальных субъектов, а верхняя часть («крыша») — функциями, ролями их деятельности.

Можно сказать, что сейчас, как и в досоциалистическом периоде, основным признаком структуры общества и аудитории (рис. 2) является уровень дохода: принадлежность к классу крупных собственников, среднему классу или неимущим. Разный уровень —

45


Биологические --  .        Экономические р^    Политические   с, -

Социальные   «d**^6
Духовные *^ ~-

Слои, группы, разделенные по разным основаниям

Пол

Возраст

Уровень образования

Национальность

Семейное положение

Род занятий, специальность

Должностной статус

Политические ориентации

Направленность интересов

Тип сознания, психологии

Рис. 2. Структура, потребности и интересы общества—аудитории

разное качество и образ жизни. Если богатые решают проблемы, скажем, стиля обращения с подчиненными или экзотического отдыха, то неимущие озабочены поисками работы и денег на пропитание и лечение. Понятно, что их ожидания от журналистов во многом различны.

Значимыми признаками аудитории являются социально-демографические: пол, возраст, национальность, семейное положение, уровень и тип образования, род занятий и должностной статус, принадлежность к партиям и политическим течениям, к различным религиозным конфессиям. Но очень важны и направленность интересов, тип сознания и психологии (люди с созидательной, творческой или потребительской психологией, оптимисты и пессимисты, прагматики и романтики, альтруисты и эгоисты и т.п.).

Журналист вправе выбрать свою группу, свой слой, свою аудиторию. Однако он должен точно представлять потребности, т.е. сущностные нужды, этой аудитории и ее ситуативные интересы. Сложность и драматизм профессии журналиста в том, что бывает очень трудно соотнести, гармонизировать интересы определенных групп с общезначимыми (табл. 1).

Современная реальность такова, что порой СМИ удовлетворяют не столько потребности общества, сколько интересы групп, кланов, политических и финансовых корпораций и элит, владеющих информационными каналами. И такой журнализм можно назвать не общественным, а корпоративным.

46

 Таблица 1

Модификация потребностей, интересов в зависимости от типа субъекта

Потребности Интересы

Общество

Группа

Личность

Биологические

Нормальное воспроизводство населения. Самосохранение, саморегулирование общества

Самосохранение, защита группы ^в зависимости от типа, сексуальной и иного рода ориентации)

Самосохранение личности

Экономические

Оптимальное функционирование экономики

Максимальная прибыль

уровень жизни в зависимости от ориентации и потребностей

Политические

Оптимальное функционирование политической системы без потрясений и войн

Повышение веса в обществе, борьба за власть

Политическое спокойствие, равновесие, политические свободы

Социальные

Оптимизация уровня жизни различных слоев и групп населения, отсутствие социальных конфликтов

Корпоративные социальные интересы

Оптимальный уровень социальных благ (образование, здравоохранение, социальное обеспечение и т.п.)

Духовные

Оптимальное сочетание духовны> интересов и потребностей общества с материальными, гармоничное развитие и взаимодействие различных духовных структур

Корпоративные духовные притязания, распространение влияния своей идеологии, религии, своих научных, культурных и т.п. направлений

Свобода духовного волеизъявления

Нередко журналист пренебрегает потребностями общества в угоду корпоративным интересам той группы, на которую работает. А любая коммерческая структура, любое предприятие, как правило, заинтересовано в том, чтобы получить максимальную прибыль и, скрывая ее, «обходить» государство. Общество же заинтересовано в нормальном функционировании, в обеспечении благосостояния всех граждан и, следовательно, в нормальном финансовом положении, в том, чтобы все налоги стекались в общую казну.

47


Аналогичная ситуация относительно различия групповых и общественных интересов существует в политической и религиозной сферах, где каждая из партий или конфессий заинтересована в рекрутировании сторонников и распространении своей идеологии вопреки остальным. Общество же предполагает гармоническое функционирование политических и духовных структур.

И всегда журналист на перекрестье потребностей общества и корпоративных интересов. К сожалению, большинство журналистов работает именно на групповом уровне, защищая интересы определенных слоев, сегодня — главным образом владельцев СМИ. Известная поговорка «кто платит, тот и заказывает музыку» проявляется отчетливо. Особенно яркие примеры являют собой общенациональные телевизионные каналы, которые проводили политику их владельцев — Березовского и Гусинского. С уходом этих олигархов с медиарынка он стал более спокойным, но это вовсе не значит, что роль владельцев СМИ уменьшилась: она стала менее одиозной, не декларируемой слишком откровенно.

Проблема самоопределения журналиста, когда он не согласен с политикой и идеологией своего хозяина, — тоже реальность нашего времени. Оптимально, если удастся работать в редакции, которая близка по взглядам и к тому же не пренебрегает общесоциальными потребностями. Но, к сожалению, при анализе текстов газет, журналов, передач невооруженным взглядом видно, что большинство их (исключение составляют некоторые центристские органы и культурологическая пресса) работают на групповые уровни, игнорируя или недостаточно учитывая потребности общества и личности. Особенно ярко это проявляется в период выборных кампаний. Но если в системе печати это может быть отчасти оправдано разнообразием изданий и их учредителей, то общенациональные электронные СМИ не должны позволять себе однонаправленную корпоративность в передаче информации. Непозволительная тенденциозность и лоббирование интересов определенных политических групп (в ущерб другим, часто более многочисленным), коммерческих корпораций (как это было с «МММ», которая не сходила с экрана, пока не обобрала миллионы одураченных вкладчиков) или религиозных конфессий (например, одно время в лучшие воскресные часы лилась с голубых экранов пропаганда террористической секты «Аум Сенрике») противопоказаны журнализму.

Стало уже общим местом говорить о засилии на ТВ шоубизне-са, о развращении зрителей, особенно молодых, об утрате нравственных ценностей, о пропаганде американской массовой культуры, часто в ее худших проявлениях, о полном произволе в изоб-

48

 ражении интимных отношений (вспомним хотя бы выходящие за рамки всякого приличия постельные и «туалетные» сцены из скандальной телепередачи «За стеклом» или «Окна»).

Правда, в последнее время предпринимаются усилия по внесению некоторых нравственных и законодательных ограниченний на показ определенного типа программ, несовместимых с нормами морали. Но нельзя обойти молчанием вопрос личной ответственности журналиста за последствия его публичной деятельности в распространении информации, по ценностному ориентированию аудитории. И эта способность быть объективным, балансировать на острие интересов общества и отдельных групп (отдавая приоритет общественным, но не забывая о групповых), между сущностными потребностями и внешними сиюминутными интересами аудитории (отстаивая первые с помощью удовлетворения вкусов своих потребителей) дается журналистам с большим трудом и присуща только высоким профессионалам и духовно богатым, нравственным личностям.

Если журналист понимает, ЧТО нужно делать и с КАКОЙ ЦЕЛЬЮ (отдавая первенство социальным приоритетам), то главная проблема состоит в том, КАК сопрягать общественные цели с интересами аудитории, ее отдельных групп, чтобы не потерять их внимания и придать информации потребительские свойства, т.е. свойства информационного товара, который был бы доброкачественным, объективным, полезным и необходимым, но в то же время представляет интерес и охотно потребляется всеми. Это противоречие между благородными идеями и товарными свойствами текста — один из самых сложных парадоксов в журналистской профессии.

Данный конфликт еще более развит и дополняется новыми нюансами, когда мы разбираем взаимоотношения журналиста с системой власти и других социальных институтов, многие из которых являются учредителями или владельцами СМИ (рис. 3).

В эту структуру входят разные социальные институты: это и власть (законодательная, исполнительная и судебная), различные структуры гражданского общества, политические партии и движения, другие общественные, коммерческие, культурные организации, фонды и т.п. Можно выделить учредителя, который в наше время очень многолик. Но основную роль сейчас играет не учредитель, особенно если это только ярлык издания или программы, а владелец, тот, кто финансирует. Порой он может вообще не фигурировать в числе учредителей, однако именно владелец, как правило, определяет направление органа информации. Весьма существенную роль играют и другие финансовые структуры, так называемые спонсоры, рекламодатели и пр. К этому же слою социальных

49

4-927   .


Правовое регулирование Экономическое регулирование Политическое регулирование Идеологическое воздействие Организация, управление Контрольная деятельность

Структуры власти (законодательная исполнительная, судебная) Политические партии и движения Различные общественные структуры Владельцы, учредители Коммерческие структуры Издатели, распространители СМИ

Рис. 3. Структура и функции социальных институтов

институтов, непосредственно принимающих участие в функционировании СМИ, относятся издающие органы и системы распространения (связи) информации.

Все они имеют свои интересы и свои претензии к органам информации и журналистам. Хотят управлять ими политически, идеологически, экономически, контролировать и диктовать свою волю, получать политические и коммерческие дивиденды, но в то же время вкладывать как можно меньше средств на содержание органа информации (исключения — редки).

Журналисты же, наоборот, стремятся к полной политической, идеологической и творческой свободе при хорошем экономическом обеспечении. И опять налицо конфликт журналистов с властями, идеологическими и финансовыми структурами. И снова мы вынуждены говорить о драматизме профессии. Если противоречия между хозяевами и журналистским коллективом приобретают характер неразрешимых, издание может обанкротиться, сотрудники будут уволены.

Случай, когда редакция является учредителем своего издания, — частный случай того же конфликта.

Но если для журналистов противоречие в сфере сопряжения информационных интересов и потребностей общества и отдельных его групп является, главным образом, профессионально-психологическим, то конфликт с властями, владельцами и другими социальными институтами заканчивается организационными и управленческими действиями (закрытием издания, увольнением журналистов, кадровыми перестановками, судебными исками и т.п.).

Модели поведения журналиста в ситуации конфликта с хозяевами органа информации — отдельная и сложная тема. Уйти или

50

 остаться? Если остаться, то как себя вести? Изменить своему мнению и петь чужую песню? Попытаться доказать свою точку зрения, убедить своих оппонентов? Перейти к эзопову языку или цитированию мнений единомышленников среди признанных и не подлежащих цензуре общественных деятелей? Вопросы, вопросы... И вам придется решать их, когда вы окунетесь в реальную журналистскую работу.

Не менее сложные коллизии подстерегают журналиста в редакционном коллективе, где своя иерархия, где у главного редактора, ответсекретаря, заведующего редакцией, отделом и т.п. сложившиеся политические, социальные, нравственные и профессиональные ориентации, которые порой тоже могут не совпадать со взглядами и установками журналиста. В принципе в сегодняшнем море изданий, каналов и программ у журналиста есть возможность выбрать то, что соответствует его идеологической, нравственной и профессиональной позиции (при условии, конечно, что в соответствующем издании есть вакансии). Но так в крупных городах. А в малых, где издается одна—три газеты?

Свободных мест в редакциях все меньше. И потому для журналиста остра проблема, как найти коллектив единомышленников, чтобы сохранить свою творческую, человеческую индивидуальность, цельность своих взглядов, т.е. остаться самим собой. Здесь может помочь точное определение своего места в данном редакционном коллективе и роли, которую журналист будет выполнять для своего читателя. Если политические взгляды не совсем совпадают с направлением издания, можно заняться неполитическими сферами: культурой, экологией, спортом, проблемами семьи и т.п. Если не нравится или не удается управляющая роль (пропагандиста, воспитателя), можно попробовать себя в роли собеседника, партнера, друга, защитника своего читателя, слушателя, зрителя. Нужно найти свое амплуа, свой имидж. Можно попробовать, если нет иного способа, проводить свои взгляды при помощи иносказания, пародии, иронии, смеха, шутки, сказки, мифа, молчания, наконец. Но это требует высочайшего профессионального мастерства. Главное, чтобы цель была благая — при помощи оперативной информации ориентировать людей в жизни с позиций общегуманитарных ценностей.

Среди приведенного в схеме (рис. 4) далеко не полного перечня журналистских специализаций и ролей вам предстоит найти свое место, свою нишу, которая предназначена именно для вас, соответствует особенностям вашей личности, позволит реализоваться в творчестве, принесет наибольшую пользу. Но для этого мы должны представить себе, что такое модель личности журна-

51


Информирование Коммуникация Интеграция

Управление, пропаганда Социализация, воспитание Просвещение Исследование Рекреация

По видам: качественная, бульварная По направлениям: СМИ (политика,

экономика, культура, спорт и т.п.) По периодичности выхода СМИ По аудитории: широкая, специальная.

разные группы по полу, возрасту и пр. По должностному статусу По видам работы По жанровой специализации По типу имиджа, амплуа

Рис. 4. Структура и функции СМИ, журналистов

листа и каковы профессионально-личностные черты людей, специализирующихся в разных видах журналистской деятельности.

Профессиограмма журнализма

После того как мы рассмотрели журнализм в сравнении с другими профессиями, во взаимосвязях с различными участниками информационного процесса в обществе, попытаемся лучше понять его внутренние характеристики. Для этого проанализируем основные понятия, связанные с журналистской профессией.

Слова журналистика, журнализм, журналист произошли от французского journal, от jour — день, которое восходит к латинскому diesдень. У этого слова есть в латинском языке множество оттенков значений: время, погода, свет, дата, число. Производные от этого корня в латинском языке: diurno — долго жить, diurnum — дневник, журнал, официальные известия, хроника, повседневные потребности; diurnusдневной, однодневный, ежедневный, повседневный, ежедневные известия; diurnale — дневник, ежедневник, ежедневная газета (вспомним, что газеты времен Цезаря имели в названии слово diurna). В этих исходных значениях слов, связанных с журналистской профессией, есть почти все, что составляет ее специфику и исходные функции: 52

 

ежедневность, т.е. ритмичность, мерность информации;

хроникальность, т.е. отражение течения времени;

однодневность, т.е. исчезаемость информации во времени, ее
постоянное обновление;

непрерывность информационного потока;

способность освещать, т.е. выявление светом явлений и про
цессов, обнародование их, оглашение, опубликование;

отражение разнообразных повседневных потребностей людей
и общества.

В. Даль означает ЖУРНАЛИСТИКУ как журнальную, срочную словесность, а ЖУРНАЛИСТА (такое значение было и во всех других старых словарях) как чиновника присутственного места, ведущего журналы (в данном случае — поденные записи, протоколы), а также как издателя и редактора повременного издания (имелся в виду журнал).

Для работника газет было другое название — ГАЗЕТЧИК. К этому понятию Даль относит и издателя газет, и продавца, и ВЕСТОВЩИКА, охотника до новостей, слухов, вестей, сплетен. А то, что мы сейчас пытаемся обозначить словами «журналистская профессия, заниматься журналистикой», у Даля называется ГАЗЕТ-НИЧАТЬ, т.е. разносить по городу вести, «ВЕСТОСПЛЕТНИЧАТЬ». Таким образом, ВЕСТОВЩИЧЕСТВО можно назвать синонимом журналистской профессии.

Понятие ВЕДАТЬ, т.е. знать, и «ведомости» в значениях «известия», «газета, повременное издание», того же корня, что весть, что означает: известие, сведение, молва, слухи. Слово вестовать синонимично словам «извещать», «уведомлять», «подавать весть».

Вестник — это тот, кто подает весть, поэтому название многих периодических изданий — «Вестник». Вестничать — значит заниматься сообщением новостей. Такого человека называли вестоплет, сплетник, враль, вестовщик. Как видим, довольно колоритные определения дает русский народ тем, кто разносит вести.

Известный исследователь языка А. Н. Афанасьев («Живая вода и вещее слово») особое внимание при анализе понятий вещать, ведать (веднети) обращает на внутреннюю силу этих слов: они заключают в себе понятия предвидения, прорицаний, сверхъестественных знаний, волшебства, врачевания и суда. Вече (вечать вместо вещать)— народное собрание, суд. Слова вещун и вещунья соотносимы со словами пророк и прорицатель (от реку), предвещать — предсказывать, вития (ведий), вещий — мудрый, проницательный. Эта поразительная многообразность и глубина смысловой сущности данного куста слов содержит в себе, как в зародыше, многие особенности журналистской профессии.

53


Такую же смысловую многослойность находим и в словах, связанных с корнем баять — говорить, рассказывать: байка— сказка, баюн (баюкон) — говорун, сказочник, краснобай, обаять — обольстить, обворожить, обавник (обаянник) — чародей, напуска-тель «обаяния», ворожея. И, таким образом, Боян в «Слове о полку Игореве» — певец, чародей. Со словом баять, по утверждению А. Н. Афанасьева, сочеталось и понятие лечения, врачевания.

Слова оговорить — напустить на кого-то болезнь недобрыми или не в пору сказанными словами; оговор — напущенная болезнь; заговор — заклятие, точно так же как реку (речь), речить — заговаривать; воречье — заговаривание, нашептывание; уреки, уроки, врек — сглаз, насланная болезнь; оголосить, озычить, озевать. Все приведенные слова, связанные с речью, означают «наслать болезнь сглазом».

Все это говорит о громадной силе слова, способного как лечить, так и ранить. В старинных русских говорах слова эти были важными, энергетически значимыми.

В XIX в. словом журнализм обозначали журналистскую профессию, род занятий, литературно-публицистическую работу в периодических изданиях. Широко распространенный термин «персональный журнализм» употреблялся именно в таком смысле. Если слово «журналистика» соотносится с термином «средства массовой информации», то слово «журнализм» — со специфической профессиональной информационной деятельностью в этой сфере.

Близки к этим терминам и слова «коммуникация» и «медиация», которые сейчас широко употребляются.

Слово коммуникация происходит от латинского communicatio, что означает: сообщение, беседа, разговор, приглашение к разговору. Communicator — принимающий участие, соучастник. Оба слова восходят к communicoделать общим, принимать участие, примиряться, сообщать, действовать заодно, беседовать, присоединять, добавлять, вносить, связывать, соединять, общаться; communio — общность, соучастие, родственные связи, церковная общность, единение, укрепление, утверждение; communitas — общность, жизнь на общинных началах, общежитие, общность человеческих интересов, общественная жизнь, обязанности, вытекающие из совместной жизни, общительность, обходительность и приветливость.

Смысловой (семантический) анализ этого гнезда понятий показывает, что основное здесь — общее дело, связь, общие интересы и установления, примирение, взаимодействие.

Термин «медиация» имеет тоже весьма глубокие и важные для понимания журналистской профессии значения, идущие от латинского первоисточника mediatio, что означает посредничество; mediatorпосредник; mediumсередина, центр, средоточие, об-

54

 шество, общественная жизнь, предание гласности, публичный показ, доведение до всеобщего сведения, забота об общественном благе; medius — находящийся посредине, центральный, центр неба, между небом и землей, миром и войной, промежуточный, существенный.

Итак, все значения, связанные с медиацией, — пограничные, промежуточные, серединные положения. Термин «массмедиа» сейчас очень употребителен во всем мире в связи с широким развитием новых информационных технологий, в частности, сетевых коммуникаций, интернет-СМИ. Распространены и производные понятия «медиаполитика», «медиаэкономика», «медиарынок» и т.п. Понятие «журналист» как субъект журналистской профессии может быть соотнесено с понятиями «коммуникатор» — лицо или группа лиц, создающих и передающих сообщения, «медиатор» — осуществляющий функции посредника в разных информационных системах.

Таким образом, глубинный смысл гнезда понятий, связанных с журналистской профессией, журналистикой, журнализмом, ин-форматорство, медиаторство, коммуникаторство, вестовщиче-ство, ораторство, ведовство, прорицательство оказывается очень сложным и многоплановым.

Теперь, когда уяснены основные понятия, связанные с журнализмом, можно более четко сформулировать основные требования к профессии. При этом необходимо обратиться к профессиоло-гии — науке о профессиях.

Напомним, что из пяти видов профессий: социономические, сигнономические, артономические, сельскохозяйственные и технические — журнализм связан, по крайней мере, с тремя первыми, хотя в последнее время в условиях компьютеризации включен и в четвертую. Но в основном это социо-сигно-артономическая профессия, т.е. предполагающая общение с людьми, знаковыми и художественными системами, которыми в журнализме являются слово, звук, цвет, статичное и движущееся изображение и т.п.

Проанализируем более подробно характерные особенности журналистской профессии в связи с основными категориями про-фессиографии.

Функции деятельности

Функция (от лат. functio — исполнение, совершение, служебная обязанность) в полном соответствии со своим генезисом (происхождением слова) понимается в науке двояко: либо как исполнение, действие, либо как обязанность, назначение, предназначе-

55


ние. В применении к журналистской профессии функция определяется как предназначение, обязанность, как некая идеальная мо- \ дель и ориентир для целевых установок журналиста.

Основная социальная функция журнализма состоит в удовлетво- 1 рении при помощи средств массовой информации потребностей в оперативной, актуальной информации, необходимой для оптимального функционирования общества. Эти потребности связаны ; с оптимизацией, регулированием политической, экономической, \ духовной и социальной жизни. Журналист удовлетворяет потребности и интересы личности, групп и общества.

С помощью информации журналистика ориентирует, просве- ! щает, регулирует сферу сознания, психологии и поведения. Осуществляет также коммуникативную, рекреативную и прагматическую функции во всех сферах жизни общества и личности: в работе, общественной деятельности, в семье, потреблении, досуге.

Основным механизмом влияния на социальные процессы является воздействие на общественное мнение, тесно связанное с необходимостью его выражения и активизации участия населения при помощи СМИ во взаимосвязанных процессах управления и самоуправления общества. При этом информация всегда влияет на общество и личность, причем влияние это может быть и позитивным, и негативным.

Таким образом, функции журналистской профессии необыкновенно сложны и разнообразны. Эта профессия, как уже говорилось, полифункциональна. Более подробно с системой функций вы познакомитесь при изучении курса «Введение в теорию журналистики»*.

Объекты отражения, предмет познавательной деятельности

Объект (от лат. objectum — предмет, objectus — противолежащий, противопоставленный) — то, что противостоит субъекту в его практической и познавательной деятельности. Объекты — предмет отражения журнализма — многообразны и практически не имеют ограничений. Это сфера материального и духовного (см. перечисленные выше сферы функционального влияния журнализма), земного и вселенского. Это любые социальные субъекты: от человечества, общества до различных групп и личностей (с самыми

* См. работы Е. П. Прохорова, Б. А. Грушина, И. Д. Фомичевой, С. Г. Корконо- | сенко и др.

56

 различными социально-демографическими, политическими, национальными, социальными, духовными, психологическими, биологическими и прочими характеристиками).

Практически безграничным является и географический диапазон объектов отражения (от севера до юга, от наиболее посещаемых до самых экзотических уголков планеты и даже космоса). Предметом журналистской деятельности являются разнообразные актуальные события действительности во всех сферах (информация, производство, потребление, досуг и т.п.). Журналистика дает сведения об актуальных изменениях действительности.

Расшифруем более подробно это многообразие объектов отражения. Они всеобъемлющи и разнообразны по ряду признаков:

1. По тематике. Включают все многообразие сфер действительности:

сферу материального производства: промышленность, стро
ительство, сельское хозяйство, лесное хозяйство, транспорт, связь;

непроизводственную сферу: область распределения и обмена
(торговля, заготовки, материально-техническое снабжение, бан
ковское дело, кредит и страхование), потребительских услуг (жи
лищно-коммунальное хозяйство, бытовое обслуживание, обще
ственное питание); охраны здоровья населения (здравоохранение,
социальное обеспечение, физкультура и спорт); духовного произ
водства (просвещение, наука, культура, искусство); управления
охраны общественного порядка (государственное управление, об
щественные органы, органы обороны и охраны общественного по
рядка) и т.п.

2. По географии. В целом для профессиональной деятельности нет границ. Журналисты пишут обо всех уголках нашей страны. Однако география материала обычно ограничена тем регионом, который обслуживает данное издание или студия. В масштабах региона сферой деятельности журналистов является любая точка, любой населенный пункт, который входит в его границы. Впрочем, с появлением Интернета, информацией которого журналисты могут пользоваться, географические границы практически стерлись.

3. По типу объекта. Журналист пишет практически о любых государственных и частных, политических, производственных, социальных, духовных, коммерческих структурах, учреждениях, о коллективах любого уровня, но его объектом может быть и отдельная личность, один человек. Ограничений в выборе героев для публикаций нет ни по национальности, ни по полу, ни по социальному положению, ни по другим основаниям. Иными словами,

57


практически все в нашей жизни может быть предметом отражения в журналистике.

4. По характеру объекта. Журналистская профессия предполагает исследование и описание не только положительных тенденций, положительного опыта, но и показ негативных явлений, анализ сложных, острых социальных проблем, обнаружение нарождающихся тенденций и выявление путей их решения. Предметом описания может быть прошлое, настоящее и прогнозы на будущее.

Единственное ограничение на объектно-предметную сферу отражения накладывают Конституция, законы об информации и СМИ, связанные с объектами, не подлежащими освещению в связи с государственной тайной и нравственностью.

Объект воздействия или взаимодействия

К этой категории относятся все процессы и уровни социальной организации:

планетарные структуры, человечество как социоприродная и
цивилизационная общность;

общество (конкретное);

группы;

личности.

Но, конечно, самым точным определением объекта журналистики является аудитория, т.е. конкретные потребители массово-информационных продуктов. Адресат журналиста — все слои населения, отдельные личности, группы, коллективы, общество в целом. Однако различные органы информации, особенно специальные издания и редакции, работают для разных целевых аудиторий: молодежной, детской, деловых людей, любителей спорта, работников отдельных сфер коммерческой деятельности или производства и т.д., и т.п.

Аудитория как объект журнализма обладает несколькими определяющими признаками. Она является:

массовой;

анонимной, невидимой;

рассредоточенной в пространстве, как бы «атомизированной»;

динамичной, меняющейся;

разноструктурной, разнохарактерной;

стихийной, или, как говорят ученые, «вероятностной»;

♦ подверженной ритмологическому постоянному, хотя и мик
роскопическому, но достаточно действенному, влиянию порций
(«квантов») постоянно воспроизводящегося информационного
58

 потока, информационного дождя, информационного ритмического пульсара.

В процессе своей работы журналист может воздействовать на сознание, поведение и эмоции, психологическую сферу своей аудитории.

Поскольку сфера сознания весьма обширна и включает в себя множество компонентов: мировоззрение, миросозерцание, мировосприятие, мировидение, обыденное и теоретическое сознание, духовную, интеллектуальную и душевную, психическую сферы, различные ценностные ориентации (позитивные и негативные), уровень знаний в различных областях жизни и т.п., — то все это и является в различной степени объектами воздействия журнализма. Но наиболее адекватным журналистике как оперативной информационной системе объектом является общественное мнение (динамичное актуальное состояние общественного сознания) по поводу какой-то злободневной социальной проблемы или ситуации. Именно общественное мнение оказывается соответствующим журнализму, ибо оба они оперативны и изменчивы, подвижны, имеют некоторую ритмику возникновения и функционирования; связаны с актуальными, злободневными проблемами.

Безусловно, журналистика производит влияние и на более глубинные пласты сознания личности и общества, на ядро личности, мировоззрение и мировосприятие. Это воздействие порой кажется незначительным в связи с минимальными и как бы фоновыми информационными влияниями: прочел газету и забыл, завтра уже не вспомнишь, о чем идет речь, переключил телевизор с одной программы на другую, как бы поверхностно глянул на изображение и не принял серьезно. Однако постоянность, ежедневность, ритмичность, неуклонность «бомбардирования» сознания аудитории даже микродозами информации оставляет своей повторяемостью и множественностью воздействий весьма глубокий след, как положительный, так и отрицательный. Это можно сравнить с постоянной капелью, которая может пробить глубокую яму в камне. Или с ростом дерева, пробуравливающего асфальт, когда слабенький, маленький росток, набирая силу, потихоньку, но ежедневно рушит твердую основу.

Если принять во внимание всепроникаемость и управляющую силу журналистики, то она оказывается гораздо более сложным феноменом, чем мы ее привыкли представлять. И тогда тезис о СМИ как «четвертой власти» может показаться даже недостаточным и, возможно, придется признать журналистику едва ли не самой влиятельной властью в обществе, особенно сейчас в связи с глобализацией информационных сетей.

59


Поэтому, когда говорят, что не нужно обращать внимания на СМИ — пусть, мол, говорят и пишут, что угодно, это не совсем так, точнее, совсем не так. Известно воздействие на подсознание словесных конструкций и особенно цвета, света, вибрационных структур телевидения, 25-го кадра и т.п. Исследования много раз доказывали, что агрессивные фильмы, нагнетание ужасов, определенная цветовая гамма и некоторые ритмические параметры могут иметь колоссальное негативное влияние на телезрителей. Самый яркий пример. После просмотра по ТВ мультипликационного фильма «Покемон» («Карманные монстры») сотни японских детей попали в больницы с судорогами, головными болями и другими расстройствами. И дело не только в содержании фильма, но и в быстрой смене красного и белого цветов в одном из кадров. Такие цветозвуковые раздражители провоцируют предрасположенность к психическим нарушениям.

Тип контакта с аудиторией

Контакты с аудиторией в основном опосредованы техническими средствами передачи информации. Они осуществляются через газетные, журнальные издания, через теле-, радиоканалы или компьютер. Однако и непосредственные контакты журналиста с аудиторией сейчас не редкость: журналисты электронных СМИ постоянно работают в режиме «прямых линий». Прямой эфир стал, а в отличие от прежних лет, ежедневной реальностью. Непосред- | ственная интерактивная связь идет и в сетевых медиа, через Интернет и другие средства связи.

По степени регулярности контакты с аудиторией можно назвать систематическими — от ежедневных (или даже нескольких в день) л до недельного, ежемесячного или более редкой периодичности. 1 Однако регулярность потребления информации аудиторией может 1 быть разноритмовой. Читатель теперь не столько подписывается на J издания, сколько покупает их с разной степенью регулярности. По данным социологических исследований, сейчас до 70% аудитории предпочитает покупку подписке. Телепередачи все чаще записывают на видеомагнитофон и просматривают в любое время, с любой частотой и периодичностью.

По степени постоянства контакты с аудиторией можно отнести к постоянным, продолжающимся с некоторыми изданиями десятилетиями («АиФ», «Известия», «Огонек» и т.п.). Хотя сейчас аудитория часто вступает в кратковременные отношения с изданиями или программами. Во-первых, потому, что ищет в море информационных источников свой и часто ошибается. Во-вторых, сегодня воз-60

 никает много изданий-однодневок, которые быстро умирают, не найдя информационной ниши либо не выжив в условиях рынка. Следует также сказать о разнообразии форм контактов и способов привлечения внимания аудитории: это вся совокупность содержательных и выразительно-изобразительных средств печати, телевидения, радиовещания, компьютерных технологий: актуальность тематики, система идей, информационная емкость, система фактов и аргументов, композиция, стиль, языковое и жанровое оформление, фото- и художественная иллюстрация, телеизображение, средства компьютерной графики, звук, музыка и т.п.

Особенности, характер профессии

По характеру журналистскую профессию можно определить как творческую, литературную, но включающую в себя большую долю организаторской работы, как индивидуально-коллективную, поскольку процесс творчества носит творческо-индивидуальный характер, но тип деятельности в целом коллективный. Это профессия оперативная, динамичная, с большой долей непредсказуемых и разнообразных, каждый раз меняющихся ситуаций.

По типу профессия в основном умственная, связанная с переработкой информации, со словом и другими знаковыми системами, однако и практически-коммуникативная, социономная, предполагающая непосредственное общение с людьми в процессе сбора информации.

Профессия многообразная, универсальная по многим параметрам, сочетающая рациональное и чувственное, требующая широкой образованности с более углубленными знаниями в одной или нескольких областях, коммуникативных способностей, владения языком и способами профессиональной деятельности.

Журналистская профессия характеризуется высоким уровнем социальной ответственности, широкими контактами, от заочных (через публикации, эфир) до очных встреч, «круглых столов», читательских, слушательских, зрительских конференций, других общественных акций, которые мы сейчас называем службой связей с общественностью, паблик рилейшнз.

Одним из характерных качеств профессии является быстрый темп работы, высокая степень стрессовости, напряженности и адаптационной неопределенности, риска.

В то же время главным достоинством и особенностью профессии выступает ее творческий характер (креатизм); наличие поисковых компонентов в деятельности (эвристичность), высокая степень новизны, неповторяемость жизненных ситуаций.

61


Преобладающие виды деятельности

литературно-творческая и познавательная, т.е. создание соб-1
ственных материалов для СМИ;

редакторская, предполагающая редактирование различног
типа текстов;

планирование и организация, участие в производственно-!
технологическом процессе выпуска газеты, журнала, телерадио-|
программы, сетевых СМИ, рекламных материалов и т.п.;

работа с так называемой ретранслируемой информацией, T.eJ
с официальной, агентской, справочной, художественной, мате-|
риалами других СМИ и т.п.;

взаимодействие с общественными и государственными струк-1
турами, с аудиторией и общественным мнением (паблик рилейшенз);|

участие в рекламной и коммерческой работе редакций.

Условия деятельности. Режим и ритм труда

Работа журналиста и редакции во многом определяется поли-; тической, экономической и социальной ситуацией в обществе. Но | конечно, в первую очередь зависит от конкретных условий работы I данного редакционного коллектива, от политики его владельца и* руководителя, финансовой и материально-технической обеспеченности, психологического и творческого климата коллектива и т.п.

К основным характеристикам условий деятельности, режима! труда журналиста относятся: ненормированный рабочий день, повышенная оперативность и интенсивность труда, неравномер-! ность трудового ритма, сложность работы с источниками информации, высокий уровень психологического напряжения, стрессо-вости. Это связано прежде всего с командировками и работой в экстремальных условиях, с ситуациями повышенного риска, иногда в «горячих точках» страны и планеты, опасностью для жизни и здоровья. Не исключены конфликты и сложности во взаимоотношениях с властями, политическими и коммерческими структурами, с владельцами, руководителями редакций, возможность судебных процессов, подкупы и преследования журналистов.

Очень ярко рассказал об условиях работы журналиста заместитель главного редактора «МК» Вадим Поэгли:

«Работал на "Серпе и молоте", но надоело вставать каждый день к шести утра. Инстинкт самосохранения погнал меня на журфак. Журналистика представлялась чем-то богемно-командировочным, с ночными творческими атаками, сдобренными изрядным количеством кофе и последующим сладким сном до полудня.

62

 Представляю, как вытянулось бы лицо у меня — первокурсника, если бы я увидел себя сегодняшнего. Меня, проводящего большую и, наверное, лучшую, часть своей жизни в прокуренных кабинетах "МК". Как удивился бы я, эстет и книгочей, если бы узнал, что теперь основное мое чтение — это газеты, а каждая прочитанная книга воспринимается как маленькая победа над собой. Как поразился бы я, жизнерадостный лентяй, тому, что всего через десять лет мой рабочий день станет ненормированным, а телефон превратится в проклятие жизни... Хорошо быть писателем. Пишешь, год не поднимаешься из-за стола, два... Но потом «окончен труд мой многолетний» и начинается «почивание на лаврах». Презентации, голова радостно гудит пустотой, поклонницы расспрашивают: "А что вы хотели сказать своим произведением?"

Газета же живет один день. Каждый вечер работа, на которой выкладываешься до конца, заканчивается, и каждое утро начинается снова. Тем более что «МК» — слава Богу, одна из немногих газет, где журналистика даже сейчас остается не только информационным потоком, но и творчеством. Трудно работать в цехе с непрерывным производством, тем более трудно творить каждый день, бросаться на амбразуру. Впрочем, в "МК" все это называется смешнее: "Профессор Плейшнер выбрасывался из окна в четвертый раз"» (МК. 1994. 10 декабря).

Подробнее об основных трудностях и сложностях профессии, психофизиологических особенностях и профессионально-личностных качествах личности журналиста поговорим в следующих разделах.

Обобщая основные характеристики профессии, скажем, что это одна из самых сложных и многообразных по функциям, сферам деятельности, способам взаимодействия с аудиторией профессия, предполагающая различные творческие и организационные виды работы в условиях ненормированного, оперативного, интенсивного режима труда.

Более детально и в сводном виде с характерными признаками журналистской профессии можно познакомиться в профессиограм-ме, составленной автором данного учебного пособия на основе категорий информационно-поисковой системы, которую разработали Е. А. Климов и его коллеги (см. Приложение 5).

Здесь же в заключение суммируем основные особенности журнализма как профессии:

информационность, вербальность, связь со словесным твор
чеством;

всепроникаемость, многоуровневость;

многофункциональность, универсализм;

♦ социономизм, социальный характер, зависимость от типа
Цивилизации, общества, страны, государственного устройства;

63


коммунитарность, медийность, т.е. способность быть сред
ством связи, общения, коммуникации;

творческий характер, креативность;

ритмологичность, цикличность, порционность информации;

«массовизм», следование законам массового общества, мас
совой культуры, подчиненных законам усредненности;

оперативность, даже симультанность, т.е. одновременное с
отражением информации ее восприятие и способность сделать уча
стниками события аудиторию;

опосредованность общения с аудиторией, отсроченный эф
фект;

мозаичность профессии, ее неупорядоченный, неструктури
рованный, спонтанный, случайный, ситуативный характер дея
тельности, диктуемый условиями момента;

диалектичность, текучесть, неисчерпаемость, адекватность
жизненному потоку;

разнообразие, многообразие содержания труда;

напряженность, высокая социальная и психологическая стрес-
совость профессии;

парадоксальность профессии;

мобильность, подвижность профессии;

адаптивность;

познавательность, высокая степень новизны в процессе дея
тельности;

высокая степень социальной ответственности;

ориентирующий характер, открытая и скрытая ценностность
(аксиологичность) профессии;

документализм, адекватность ситуативной реальности;

сегодняшность, сиюминутность, злободневность, актуаль
ность;

открытость профессии, доступность проникновения в про
фессию людей с любым типом образования, ее не узкоспецифич
ный (как, например, у медика или химика) характер;

публичность, общественный характер профессии.

Об этом качестве публичности, «обнародованное™», самом, пожалуй, важном, очень точно сказала Мариетта Шагинян в ин-терью Г. Сагалу*:

«Многие газетные работники знают еще одну особенность своей работы. Обычно они проходят все стадии воплощения статьи в печати: пра-

Сагал Г. 25 интервью // Так работают журналисты. М., 1979.

64

 вят ее с редактором, снова и снова перечитывают корректуру в гранках, в верстке; казалось бы, материал должен оскомину набить, знаком чуть ли не наизусть. И вот вышла газетная полоса; как электрический ток, дотронулась до вас реакция читателей на статью. И вы эту статью перечитываете, перечитываете глазами своих читателей, как совершенно свежую и новую для вас. При этом происходит своеобразный рикошет — отданное вами начинает давать вам ответ, в чем-то учит вас, на какую-то долю продвигает ваше собственное сознание».

Трудности и парадоксы профессии

В маленьком, поэтично и выразительно написанном этюде о своей профессии прекрасный мастер своего дела журналист «Комсомольской правды» Василий Песков рассказывал, как он начинал трудовой путь в районной газете:

Первую мою получку в газете мать пересчитала и не спрятала, как обычно в ящик швейной машинки, а положила на стол. Пришел отец. Целую ночь я слышал тревожный шепот. Мать не могла поверить, что равную отцовской получку можно было заработать писанием.

— У тебя, сынок, работа не трудная — тяжелей карандаша ничего не

поднимаешь.

Мать с детства вязала снопы, колола, косила, носила из леса дрова, поила скотину. По крестьянскому разумению только это можно считать тяжелой работой.

Недавно в отпуске я перелистал старый «Курьер ЮНЕСКО», которым мать накрывала горшки с топленым молоком. Оказывается, подсчитано, что самый короткий срок жизни у журналистов. Журналисты живут меньше, чем шахтеры... Мать неграмотная, но я спрятал этот журнал. Надо ли матерям знать всю правду о нашей работе?

Матерям, может быть, и не надо. А вот тем, кто решил посвятить себя журналистике, обязательно нужно. Американские психологи установили, что журналисты по уровню стрессовости находятся на одной шкале с такими профессиями, как брокер и диспетчер авиалиний.

Конечно, сегодняшние первокурсники знают о трудностях и опасности своей профессии гораздо больше, чем те, что поступали на факультеты журналистики несколько лет назад. Хотя бы потому, что часто смотрят по телевидению и слушают по радио, читают в газетах, в каких условиях работают телерепортеры в «горячих точках» и экстремальных ситуациях, как журналистов преследуют, а то и убивают за профессиональную деятельность.

65

5-927


Социологические исследования свидетельствуют, что, говоря о сложностях и трудностях профессии, журналисты обычно называют ненормированность рабочего времени, большой объем дел,' высокий темп и ритм труда, постоянную спешку, высокую степень социальной ответственности, большие морально-психологи-i ческие перегрузки, нервное напряжение, невозможность глубоко вникнуть в проблемы из-за нехватки времени. Теперь к этим чисто; профессиональным трудностям добавляются опасности, связанные с нынешней переломной ситуацией в стране, преследования,] запугивания, судебные процессы, угрозы жизни и здоровью.

Основная сложность профессии в огромной социальной и моральной ответственности перед обществом, перед людьми, перед историей. Каждое слово, размноженное в тысячах и миллионах экземпляров (особенно на телевидении и радио), может стать ле-| карством для оздоровления общества либо вирусом болезни, стра-з ха, недоверия, вражды, способно изуродовать жизнь не только»; отдельному человеку, но и навредить всему обществу.

Один пример. Не были ли виноваты журналисты в кровавых| событиях расстрела Дома правительства в 1993 г.? Они сами при-] знавались в этом, и многие каялись. А некоторые и не думали раскаиваться. Например, в телевизионных интервью тех лет некоторые публицисты иначе как «красно-коричневой мразью» не назы- ; вали тех, кто тогда был в оппозиции Ельцину и властям. В газетах,' передачах того времени постоянно были слышны слова «враги»,' «борьба» и т.п. Такая терминология не ведет к общественному со-; гласию и решению проблем мирным путем.

А политические информационные войны накануне президент- j ских и парламентских выборов, как на общероссийском, так и на] региональном уровне? А «черные технологии», которые теперь] принято называть «черным пиаром», которые полностью извращают принципы демократии и гражданского общества?

Продажных «пиарщиков» от журналистики нельзя назвать журналистами-профессионалами, потому что основная сущность нашей профессии — это объективность и точность информации.

Сегодня журналистов покупают и подкупают. Порядочность, честность, общественная социальная ответственность журналистской профессии подвергаются жесточайшим испытаниям. Она коммерциализирована до крайности. Журналист часто становится подневольным наемным работником своего хозяина, владельца издания или телерадиокомпании, который имеет полное право убрать журналиста из редакции, если тот посмеет выступить за правду, когда она невыгодна владельцу или редактору.

66

 Бывает, журналисты откровенно продаются. Часто их публикации представляют скрытую рекламу, которую в журналистском сообществе прозвали «джинса». Это, конечно, несовместимо с этикой профессии. Очень образно сказал об этом известный журналист Леонид Радзиховский в одном из номеров «Журналиста»: когда надо писать о каких-то неблаговидных делах коммерческих фирм, журналисты молчат, «словно денег в рот набрали».

Едва освободившись от партийной зависимости в бытность советской власти, журналисты тут же попали в зависимость экономическую, порой гораздо более жесткую, чем прежняя. В то же время, как и раньше, существует и политическая зависимость от властей или партий, особенно на региональном уровне, но теперь и она часто принимает характер экономической или политико-экономической зависимости.

Особенно отчетливо проявляется «лакейская» сущность журналистики в периоды избирательных кампаний, когда СМИ пропагандируют того кандидата, за которого платят больше или от которого они зависят по своему должностному положению. И эта жесткая ситуация коммерческой зависимости журналиста — одна из самых больших трудностей профессии сегодня. Заслуживают огромного уважения те журналисты и редакции, которые сохраняют лицо и мужественно противостоят диктату жестокого рынка. Если журналистов не удается купить, их могут шантажировать, держать в постоянном страхе за свою жизнь и семью, затаскать по судам и, наконец, избить, покалечить или даже убить.

Первые страшные публикации об убийствах журналистов появились в памятном 1991 г., когда погибло шесть журналистов. Среди них убитый в собственном кабинете в упор за публикацию в калужской газете «Знамя» главный редактор Иван Кузьмин; комментатор «Маяка» Леонид Лазаревич, которого смерть нашла в момент репортажа об армянско-азербайджанском конфликте; корреспондент сатирического журнала «Крокодил» Марк Григорьев; кинорежиссер Андрис Слапиньш и оператор Гвидо Звайгзне, убитые во время событий, происходивших на площади перед Латвийским телевидением; талантливый и любимый зрителями телеобозреватель Александр Каверзнев. Обо всем этом написал «Журналист» (1992. № 7), который вышел в траурном черно-красном оформлении под общей темой «Как нас преследуют и убивают». В номере напечатаны сведения о том, что в мире, по данным международной организации «Репортеры без границ», 121 журналист заключен в тюрьму, зафиксировано 1445 нарушений свободы прессы. Тут же помещен мартиролог — скорбный список убитых за профессиональную деятельность на планете в 1991 г. — 72 имени,

67


из них 20 — в Югославии, где тогда шла война. На карте бывшег Союза в траурной рамке — шестеро. И это казалось тогда невидан-1 но большой цифрой.

Но вот держу в руках газету «Московский комсомолец» и читаю фамилии погибших во время октябрьских событий — расстрел ла Белого дома в 1993 г., когда несколько часов кряду из пушек прицельно били по парламенту на виду у всего человечества, по*| скольку велась непрерывная трансляция по ТВ этого трудно пред-| ставимого в мирное время кровавого действа. Несколько журнали* стов, пытавшихся освещать эти страшные события, погибли здесь,! в часы штурма. Среди них не только российские, но и иностран-J ные репортеры. В них стреляли прицельно — не хотели, чтобы кадрах хроники, в блокнотах осталась правда.

В день годовщины штурма Белого дома по радио шла передача о том, как уже два года не могут найти журналистов Виктора Но-1 гина и Геннадия Куренного, пропавших в Югославии во времад войны. Их российский коллега рассказывал, что американские! журналисты чувствовали себя в Югославии более защищенными,! чем наши. И не только потому, что ездили на более безопасных*] бронемашинах, но и потому, что застрахованы: в случае их смерти! семьям выплатят 200—300 тыс. долл. и назначат приличную пенсию.,| У нас редкое издание страхует журналистов, работающих в «горя-; чих точках».

А этих точек за прошедшее десятилетие было много: Афганис-| тан, Чечня, Карабах, Таджикистан, Абхазия, Грузия, Ирак. Чис-;| ло убитых в России журналистов в особо «горячие» годы доходило ] до 30-35 человек.

Что журналистов влечет туда, где смерть? Фотокорреспондент. ИТАР-ТАСС Александр Неменов на вопрос, что привлекает его в | таких съемках, ответил: «Во-первых, это интересно. Это не наду-;.| манные события типа какой-нибудь презентации. На войне все | подлинное, а значит, настоящая журналистская работа. А во-вторых, может, громко сказано — какая-то причастность к истории... через много-много лет люди смогут увидеть, что творилось в нашей стране»*.

«Журналист» часто печатает материалы о работе журналистов в горячих точках. Одна из самых ярких статей «Гроб придет послезавтра» была опубликована в № 2 за 1996 г. Ее автор репортер Наталья Самойлова рассказывает о своем друге, стрингере, выпускнике факультета журналистики МГУ Сергее Кешишеве. Стрингер, это журналист-одиночка, выполняющий функции корреспон-

 дента, оператора, видеоинженера и звукорежиссера, потому что на войне не получается работать четверкой. Первые стрингеры в нашей стране появились в конце 80-х годов, когда вспыхнули межнациональные конфликты. «Это были, как правило, молодые, отважные парни, вдохновленные романтическими идеями перестройки. Во имя ее, на свой страх и риск они бросались в пекло событий и запечатлевали закопченные лики правды».

Сергей Кешишев был штатным стрингером телекомпании: «Уехал в очередной раз и пропал. На тридцатый день пришло известие: "Его нашли, гроб в Москву придет послезавтра".

Но через неделю он вернулся чужим человеком, молчал. В Чечне попал в плен, потому что один из боевиков закричал: "Я его узнал! Это враг Аллаха, он снимал мой допрос в Грозном!". В плену дважды водили на расстрел и дважды автоматная очередь проходила над головой. Потом долго тащили по горным тропам с завязанными глазами за лошадью. Наконец сунули в какой-то подвал».

Рассказав эту историю, Н. Самойлова спрашивает руководителей телекомпаний: «Доколе же вы будете использовать своих бесстрашных стрингеров с таким вот холодным равнодушием?! За рубежом журналистов страхуют, если стрингер не выходит на связь, публично заявляют о розыске». И конец статьи: «Среди моих знакомых стрингеров редко кто семейный. Стрингеры, завораживающие женщин отвагой своей и бесшабашностью, никогда не откажутся от самих себя. До гроба, который придет в понедельник».

Такой же профессиональный долг держал в расстреливаемом Белом доме Веронику Куцилло, автора книги «Записки из Белого дома»: «Ощущение, что ты — журналист, оно как щит, как дополнительный бронежилет (кстати, если иностранные журналисты в бронежилетах и касках, то наши, как правило, кроме профессионального долга ничем не прикрыты)»*.

В ряду громких убийств особняком стоит демонстративная расправа с военным корреспондентом «Московского комсомольца» Дмитрием Холодовым. Под видом важных документов ему передали чемодан, который взорвался в редакции, убив Холодова и ранив соседку по кабинету Екатерину Дееву. «Комсомольская правда» писала в день похорон: «Сегодня с ним прощается Москва. Прощается с журналистом, которого не смогли ни подкупить, ни запугать. Прощается с честным, высоко порядочным ЧЕЛОВЕКОМ, вставшим на пути коррупционеров. "Комсомолка" присоединяется к акции российских журналистов. Наша забастовка — это белое полотно в газете, в котором — протест и боль, и память о

68

 * Журналист. 1994. № 5. С. 8.

 * Журналист. 1994. № 5. С. 5.

 69


погибшем товарище. Журналистика в России — профессия смер-' тельно опасная. Нас преследуют, экономически душат, наконец — ■ убивают. В стране развязан наглый открытый террор. Цель? Запу-) гать, задавить свободу слова, сделать из прессы служанку, услуж- ] ливо исполняющую приказы своих "хозяев"».

В дни памяти Холодова «Известия» напечатали рядом с его портретом еще двенадцать траурных квадратов с фамилиями одиннадцати журналистов, убитых за неполный 1994 г. А в двенадцатом квадрате знак вопроса: «Кто следующий?»

В этом же номере «Известия» дали хронику нападений на журналистов. В списке пострадавших 21 человек. Вот несколько фрагментов из этой хроники:

«3 февраля специальный корреспондент "Российской газеты" и спортивный обозреватель "Экспресс-газеты" Алексей Матвеев подвергся нападению двух неизвестных, которые нанесли ему несколько ударов ножом по лицу. В своем заявлении в милицию Алексей Матвеев написал: "Нападавшие имеют непосредственное отношение к околофутбольным кругам, представителей которых я неоднократно критиковал в прессе"».

«Неизвестные люди обманом заставили корреспондента частной радиостанции "Ви-би-си" (Владивосток) Алексея Садыкова сесть в машину. Журналисту надели на голову мешок и отвезли сначала на кладбище, а затем в подвал какого-то дома, где стали избивать и требовать сознаться в том, кто Садыкову дал деньги, чтобы он подготовил критический материал о мэре Владивостока. Журналисту обжигали кожу паяльной лампой, тушили о спину окурки сигарет, били палкой и обрезком трубы, лили на ноги кипяток. Чтобы прекратить избиения, Садыков был вынужден оговорить нескольких людей и сделать ложное признание. Затем его отвезли на берег моря и оставили связанным».

«Корреспондент еженедельника "Московские новости" Александр Ко-коткин подвергся нападению в электропоезде возле платформы Тучково Московской области. Шестеро человек избили журналиста в вагоне поезда, изъяли из дипломата блокнот. Поводом для избиения журналист считает подготовку материала о действии спецслужб Армении на территории другого государства».

«В квартиру заместителя редактора газеты "Уральский рабочий" (Екатеринбург) Виктора Тостенко явились двое незнакомых людей, которые угрожали журналисту и его семье. Причиной стали публикации, в которых рассказывается о деятельности одной из фирм» (Известия. 1994. 20 октября).

Этот перечень можно продолжать до бесконечности. Фонд защиты гласности под руководством А. К. Симонова каждый год издает толстый том с перечнем случаев преследования журналистов. В качестве преследующих фигурируют и стражи порядка, и представители местных администраций, военные, национальные, политические, коммерческие, уголовные и другие структуры, от-

70

 дельные личности. Короче, все, кому не нравится публичное обнародование их темных дел.

Екатерина Деева в одном из номеров «МК», где она работает, рассказала об интервью с Кашпировским. От него позвонили, что хотят побеседовать по поводу того, что какая-то дама подала на Кашпировского в суд за попытку изнасилования. На следующий день охранники потребовали кассету.

На мои робкие заявления о правах журналиста братва опять стала поигрывать ножичками и выпячивать бугры под мышкой. Со словами: «Не хочешь неприятностей — отдашь кассету» — меня погрузили в шести-дверный лимузин (такой, наверное, был один в Москве) между двумя «гориллами». Я, честно говоря, порядком струхнула. «Черт с ней, с сенсацией, — думаю. — Жизнь дороже. Я еще так молода!» Поехали ко мне домой (бабки во дворе потом с полгода обсуждали размеры лимузина и опасные связи «этой, из третьего подъезда»), вынесла я молодцам кассету... Ой, как меня потом ругали в редакции! Такое интересное интервью запороть! С тех пор у меня много раз по разным поводам тряслись поджилки... но я остаюсь благодарна г-ну Кашпировскому и его браткам за тот первый журналистский конфуз. Потому что теперь для меня копировать кассеты с интервью — все равно, что чистить зубы. Привычка!

Необычайно громким, поразившим всех, было убийство самого популярного, самого любимого аудиторией тележурналиста Владислава Листьева, убийц которого не нашли до сих пор. «Московская правда» откликнулась на это злодейство такими стихами:

Президенты иль журналисты вы, Ветераны иль юная поросль. Знайте, если падают Листьевы, Значит в обществе — черная осень.

Особенно много журналистов в тот 1995 г. погибло в Чечне. Это корреспонденты «Красной звезды» Владимир Житоренко и журнала «Штерн» Йохан Пист, немецкая журналистка Наталья Аля-кина, оператор НТВ Евгений Молчанов, оператор-стрингер телевизионной службы «Ассошиэйтед Пресс» Фархад Керимов, чеченские журналисты Руслан Цебиев, Малкан Сулейменова, Шахман Кагиров и др. В 1996 г. зверским образом убита в Чечне талантливая журналистка «Общей газеты» Надежда Чайкова.

Список убитых журналистов растет. По данным Союза журналистов, за десять последних лет их погибло более 200. Каждый год на белой мраморной лестнице московского Дома журналистов зажигаются поминальные свечи рядом с портретами погибших при исполнении профессионального долга. В 2000 г. в этом скорбном Ряду появился и портрет Артема Боровика, причины гибели кото-

71


рого до сих пор не выяснены. Трагическая смерть журналиста, ко-г торый написал блестящую книгу репортажей о войне в Афганис-» тане, неоднократно бывал в Чечне и других «горячих точках» пла-j неты, а после смерти Юлиана Семенова возглавил холдинг «Со-| вершенно секретно», потрясла всех. Вспоминая о работе в журнале! «Огонек» в советское время, Артем Боровик писал: «тогда у жур-1 налиста был только один страх — страх потерять работу. СейчасС другой страх — когда угрожают в основном физической расправой. ( Помню, когда погиб Влад Листьев, я достаточно резко выступил] в программе "Час пик властей", сказав, что в конечном итоге за! то, что происходит в стране, должен отвечать конкретно Ельцин,! потому что по новой Конституции он взял на себя всю полноту} власти... После этого Коржаков, который был практически вто-| рым человеком в государстве, через одного из своих подручных! конкретно угрожал мне и моей семье... Если на все эти угрозы реагировать — нужно просто уходить из журналистики. Но раз ты] уже ступил на этот путь — должен как-то держать удар».

А в одном из последних интервью Артем снова сказал об утро- ] зах тех, кто не хотел, чтобы их темные дела были расследованы! журналистами холдинга «Совершенно секретно»:

«Но я убежден, что все будет вскрыто и рассказано на масштабном J судебном процессе — типа Нюрнбергского, который обязательно состо-1 ится после смены режима. Однако они будут сражаться до последнего, потому что на кон поставлено все: не только их капиталы, но и жизнь. И не ! дай бог журналистам иметь собственное мнение. Тут же последует вы- \ вод, воюете с государством. Нам, кстати, это уже сказали. Да не с госу- i дарством мы воюем, а с коррупцией. Притом в высших эшелонах власти. Меня предупреждали, что просто так это не оставят»*.

Евгений Евтушенко в годовщину смерти Холодова написал об 1 отважных и честных журналистах:

На второй гражданской войне
Те, кто пишут, — в особой цене.
И засасывает, как смерч,
Пишмашинки и перышки смерть

Андрей Вознесенский на поминках журналиста прочитал свои стихи:

Мчатся души клином журавлиным, Не сбивайте белых лебедей,

* Интервью опубликовано 11 марта 2000 г., через два дня после смерти Артема, в газете «Версты».

72

 Не стреляйте первых журналистов! Не взрывайте Диминых друзей. В небе или возле Переделкина Не позвольте заживо сгореть. Журналист — живое наше зеркало. В зеркале разбитом — ваша смерть.

Повторим и поймем последние две строки этих стихов, изменив одно слово:

ЖУРНАЛИСТ - ЖИВОЕ НАШЕ ЗЕРКАЛО. В ЗЕРКАЛЕ РАЗБИТОМ - НАША СМЕРТЬ.

Это очень мудрая мысль. Зеркало должно быть целым и чистым, точно отражающим объект. В кривом и разбитом общество не познает себя, человек получит искаженное представление о своем состоянии и, следовательно, не будет адекватно реагировать на события. Без правдивой, точной, оперативной информации общество не сможет развиваться нормально. Именно поэтому так ответственна работа журналиста: социально, граждански, психологически, особенно если он разбирается со сложными жизненными проблемами, занимается расследованиями.

Трудна профессия и тем, что тяжела физически, требует огромных не только нервных, но и физических ресурсов. Журналист работает практически всегда. Вынужден в любое время суток ехать, лететь, бежать добывать материал, проявляя порой чудеса изобретательности. (Когда один французский репортер не мог проникнуть на кладбище Пер-Лашез, чтобы написать о похоронах Беранже, потому что полиция никого туда не пускала, то не нашел лучшего способа, как забраться под траурное покрывало и таким образом попасть на место событий.)

Журналисту часто приходится недосыпать, недоедать, жить в трудных условиях, например в боевой обстановке. Мы нередко видим по телевизору, как журналисты в стужу, под дождем или свирепым ветром ожидают прибытия какой-то знаменитости в аэропорту, а самолет опаздывает. Или маются в ожидании пресс-конференции известного политика, которого задерживают неотложные дела. А когда террористы захватили театр на представлении мюзикла «Норд-Ост», журналисты не уходили с места событий несколько суток, следя за событиями и сообщая о них всем.

Журналист не принадлежит себе — он человек общественный. Его время, силы, нервы, ум, талант отданы его делу. И даже если он имеет свободную минуту для отдыха, все равно мозг его занят очередной публикацией.

73


Известный тележурналист Юрий Ростов признавался в одном j из интервью: «Основная эмоциональная напряженность приходится! на то время, когда пишу тексты. Потом, работая в прямом эфире,,! стараюсь уже не особенно давать волю чувствам, изо всех сил сдер-1 живаюсь, прямо-таки зубами стискиваю нервы. Но затем, придя | домой, снова невольно пропускаю через себя весь этот поток болевой информации, опять остро переживаю наиболее тяжелые моменты. Знаете, это же очень нелегко, когда энергия целого дня, в основном негативная, проходит через твое человеческое существо за 15 минут. Мне кажется, невидимые шрамы каждый раз остаются».

Недаром, по данным медицинских обследований, журналисты часто болеют. Например, по результатам широкого обследования, проведенного в Чехословакии, оказалось, что 42% мужчин и 64% женщин не имеют возможности отдохнуть по настоящему после работы, 39% опрошенных назвали свои переработки чрезмерными, 2% — непосильными. В результате около 40% мужчин и 50% женщин болеют неврозами. Распространены также сердечно-сосудистые, желудочные болезни и заболевания желчных путей. По | данным польских исследователей, проведенных примерно в то же время, только у 18% обследованных журналистов здоровье хорошее, у 52% — удовлетворительное и у 29% — плохое.

Невеселые результаты принесло и обследование работников ТАСС. Почти 60% редакторов и четвертая часть корреспондентов страдает бессонницей, у каждого четвертого сон неустойчивый. Это данные доперестроечных времен. Сейчас журналистика стала сложнее, опаснее, и эти данные наверняка еще тревожнее.

Известный журналист-международник Виктор Маевский писал о сложностях профессии:

Мы умираем в тридцать пять, потому что беспощадные редакционные ночи изматывают наши сердца и нервы, потому что с каждой газетной строкой уходит частица каждого из нас. Мы умираем в сорок, потому что наш век укоротили бесконечные переезды и перелеты, людские трагедии на всех параллелях и меридианах, тяжкие баталии с противниками, тонны газет и журналов, прочитанных на всех языках. Мы умираем в пятьдесят, потому что нам пришлось пройти пылающими дорогами войны, мокнуть и мерзнуть, страдать от ран, поднимать родную землю из руин и, не бросая оружия, вступать в сражения мирного времени, отстаивать правое дело, — одним словом, сделать то, чего людям минувших поколений хватило бы на целый век.

Да, мы умираем... Но если бы нам вернули годы, отданные газете, вернули бессонные ночи, опасности дорог, накал стычек с противниками и сказали бы: выбирайте новую профессию, — мы снова выбрали бы беспокойную и нелегкую журналистскую судьбу.

74

 Приводя факты и высказывания, мы не ставим целью сгустить краски и запугать будущих журналистов трудностями профессии. Однако нужно трезво оценить эти факты и быть психологически готовыми к трудностям, закалять свое здоровье, тренировать волю, вырабатывать выдержку, учиться рационально организовывать свой труд, чтобы преодолевать негативные для здоровья последствия интенсивной журналистской работы.

До сих пор мы говорили о нервных и физических перегрузках. Но есть очень много подводных камней и в моральной сфере. Например, соблазн погрешить против истины во имя коммерческой прибыли издания, поразить аудиторию выдуманной сенсацией, исказить реальное событие до неузнаваемости во имя повышения читательского рейтинга, скажем, выдать за реальные сфабрикованные псевдожурналистами ситуации и скандалы (как это делается в передаче «Окна»), вломиться в личную жизнь человека, заглянуть в замочную скважину и т.д.

Сейчас как бы стерлась грань между тем, что нормальному воспитанному человеку позволительно, и тем, что находится за гранью элементарного приличия. Ведь основным постулатом первой передачи «За стеклом» был: «Подсматривать в замочную скважину можно». Руководство канала начало этот проект, чтобы любыми путями поднять рейтинг программы, ибо речь шла о закрытии канала за финансовую несостоятельность (что впоследствии и произошло). Но не такими же способами! Невозможно понять журналистов, которые прежде считались чуть ли не лучшими на нашем телевидении, когда они пытались оправдать и обелить скандальный проект. Один из них порадовался в эфире, что канал заработает деньги. А канал заработал не только деньги, но и скандальную славу и резко опустил моральную планку профессии.

Профессия журналиста сродни врачебной. Призыв «Не навреди!» должен просвечивать газетные страницы и эфирные передачи, но главное, звучать в сознании журналистов. Плохой врач может навредить одному или нескольким пациентам, а журналист отравляет души сотен тысяч или миллионов.

Особенно актуально помнить этот призыв в ситуации неравновесности, в которой сейчас находится страна. Ученые утверждают, что в таких случаях даже небольшие социальные колебания (их называют «флуктуации») могут сильно расшатать социальную систему, разрушить ее. Часто единственным суперзначимым словом становится журналистское. Особенно сильно и часто необратимо влияет оно на молодых, которые еще не имеют сложившегося об-Раза мыслей и порой не способны отличать пошлость от благородства, вульгарность от красоты, истину от лжи, добро от зла. А жур-

75


налист, который мог бы быть компасом, носителем объективногс и сущностного слова, иногда сам становится клеветником, по-;| шляком, злым циником, развращающим души.

Приведу стихи прекрасного поэта Арсения Тарковского, отца! знаменитого кинорежиссера Андрея Тарковского. Слова, сказан-1 ные о поэте, вполне применимы к журналистам, отравляющим! словом своих читателей.

Твой каждый стих — как чаша яда, Как жизнь, спаленная грехом, И я дышу, хоть и не надо, Нельзя дышать своим стихом.

А Марина Цветаева, столетний юбилей которой праздновали в| 2002 г., написала поразительной образной силы стихи о желтой! журналистской «нечисти».

Стихи эти рождены наблюдениями за читателями парижской! подземки и написаны несколько десятков лет назад, но звучат] суперсовременно.

Ползет подземный змей, Ползет, везет людей. И каждый — со своей Газетой (со своей Экземой!). Жвачный тик Газетный костоед. Жеватели мастик, Читатели газет.

Кто чтец? Старик? Атлет?

Солдат? — Ни черт. Ни лиц,

Ни лет. Скелет — раз нет

Лица: газетный лист!

Которым весь Париж

С лба до пупа одет.

Брось, девушка!

Родишь —

Читателя газет. Кача-

«живет с сестрой» — ются-

«убил отца!». Качаются — тщетой Накачиваются.

Что для таких господ —

Закат или рассвет?

Глотатели пустот,

Читатели газет!

76

 Газет — читай: клевет, Газет — читай: растрат, Что ни столбец — навет, Что ни абзац — отврат...

О, с чем на страшный суд

Предстанете на свет,

Хвататели минут,

Читатели газет! Пошел! Пропал! Исчез! Стар материнский страх. Мать! Гутенбергов пресс Страшней, чем Шварцев прах!

Уж лучше на погост,

Чем в гнойный лазарет

Чесателей корост,

Читателей газет. Кто наших сыновей Гноит во цвете лет? Смесители кровей. Писатели газет!

Вот, други, — и куда

Сильней, чем в сих строках! —

Что думаю, когда

С рукописью в руках Стою перед лицом Пустее места — нет! — Так значит — нелицом Редактора газетной нечисти.

Может быть, эти стихи кого-то отвратят от соблазна ради денег и дутых сенсаций продавать почетное звание журналиста — служителя общественному благу.

Есть и еще один соблазн в журналистской профессии — испытание честолюбием. Работа в средстве информации, особенно влиятельном, имеющем большую аудиторию, порой рождает зазнайство, ведет к переоценке собственной личности, к переносу авторитетности издания или программы на собственную персону. Как-то, листая старые журналы, я наткнулась на статью в журнале «Неделя» за 1882 г. (№ 52), которая привлекла мое внимание: «Дурная сторона литературного поприща заключается в возможности злоупотребления честолюбием... Печать больше, чем какой-либо Другой вид деятельности... способна питать и поддерживать честолюбие и дает возможность человеку играть более или менее видную роль... Каждый, кто становится на ее трибуну, чувствует власть над другими и легко впадает в ее злоупотребление. Оттого-то так и

77


обыкновенно, что литературный честолюбец, не умеющий отли! чить красного от зеленого, является судьею в вопросах, которые он слышит только в первый раз, и проникается сознанием свое* безошибочности и такой неопровержимой авторитетности, что смелостью Александра Македонского разрубает всякие узлы, ре| шает отважно самые запутанные социальные проблемы, сыпле! направо и налево безапелляционные приговоры, раздает диплом! на ум и гениальность, пророчествует, предсказывает будущее, утверждает или отрицает, что ему вздумается».

Слова эти написаны более ста лет назад, однако и сейчас та-| ких «Александров Македонских» можно увидеть во многих молсь дых журналистах и практикантах. Самомнения у них с гору, а    ^ ний, умений, понимания проблем, психологии людей, способносД та анализировать процессы — на вершок. Самокритичности, трезвой самооценки своих возможностей, понимания своего места в обще» журналистском деле, а также смелости, инициативности, азар рискованности, энергичности, изобретательности, творческого! подхода, основанному на широких знаниях, компетентности высокому профессионализму — вот чему должно учиться.

Парадоксы профессии

Помимо названных выше, лежащих на поверхности сложноеJ тей и трудностей профессии, соискателей ее подстерегают глубок кие внутренние противоречия. Парадоксы профессии делают ее едв ли не самой драматичной по самому существу ее, по ее специфике.| Греческие корни слова «парадокс» (paraвозле, при и doxa мнение, представление) составляют буквальное значение слова —I сочетание двух разных мнений, представлений, двух сторон одно-! го явления. Какие же парадоксы свойственны журналистской про-| фессии?

1. Парадокс между стремлением запечатлеть сущностное, веч-j ное и реальную сиюминутность информации, уже завтра никому не интересную. Журналист умирает в своем творчестве каждый день и должен быть готов к этому, как ему ни хочется оставить; после себя что-то нетленное, вечное. Кто сейчас помнит бывших когда-то знаменитыми Власа Дорошевича, Ларису Рейснер, Ми- j хайла Кольцова? Разве что историки печати и студенты факультетов журналистики. Мало кто вспоминает сейчас и Анатолия Агра- \ новского, который первым начал писать о деловом человеке (в ча-■■ стности, об офтальмологе Федорове) и способствовал своей? публицистикой переменам в нашем обществе. Имена Пушкина*

78

 Гериена, Некрасова и Салтыкова-Щедрина мы знаем не потому, что они издавали газеты и журналы, не по их публицистике, а по художественным произведениям.

Журналист — это спутник дня сегодняшнего. Его творения — однодневка, но однодневка, без которой люди не могут жить. Когда в октябрьские дни 1993 г. потухли телевизоры и люди не знали, что происходит в стране, это было подобно шоку. То же самое повторилось, когда загорелась Останкинская телебашня. Человек не может жить без информации, он должен ориентироваться в событиях, корректировать свое поведение в связи с тем, что происходит вокруг него. Особенно в критические моменты: война, революция, кардинальные реформы в обществе, глобальные катастрофы.

2. Философским парадоксом журнализма можно считать то, что эта профессия как бы «все и ничто». Журналист может выполнять любые роли — от проповедника до шоумена, писать обо всем и любыми способами, но нигде не реализуется целиком. Журналистика — сосуд, в который можно налить все, что потребно в данный момент социуму, группе, личности. Если, скажем, вчера нужно было быть проводниками политики партии, пропагандистами и организаторами, вся пресса по команде выполняла эти функции. Потом наступили другие времена, потребовалось развенчать былую партийную идеологию, и те же журналисты взялись за дело. В прошлом принято было воспитывать читателя, слушателя, зрителя, а не развлекать его, теперь отказались от воспитательной функции, зато гипертрофировали развлекательную и

сенсационную.

  1.  Пожалуй, основным парадоксом профессии является, с од
    ной стороны, стремление к независимости, свободе слова, жела
    ние быть четвертой властью, т.е. сохранить позиции над схваткой;
    с другой — реальная зависимость от властей, от владельцев, учре
    дителей и издателей, от рекламодателей и спонсоров. Это драма
    тический конфликт между свободной творческой личностью и за
    висимостью от всех, в том числе от общественного мнения и ауди
    тории. Большой потенциал информационной власти и зависимость
    от властных структур, общественных и политических организаций.
  2.  Другой гранью этой зависимости является зависимость твор
    ческая. Индивидуальный творческий процесс проходит сито кол
    лективного редактирования завотделом, ответсекретарем, главным
    Редактором. Каждый со своим вкусом и своей концепцией, со сво
    ими политическими взглядами. И часто лучшие куски в материале
    безжалостно вычеркиваются либо в связи со вкусовой правкой

79


начальства, либо из-за недостатка места в издании или програм-1 ме, но чаще всего в связи с концепцией издания. И это весьма! болезненно воспринимается творческой личностью.

  1.  Оперативность, которая требуется от журналиста и является]
    характеристикой, внутренне присущей профессии, приходит в,|
    столкновение со стремлением подольше изучать проблему.
  2.  В этой связи поверхностность, описательность, дилетантизм ■
    профессии драматически сталкиваются с желанием глубже, все
    стороннее показать суть явлений и процессов.
  3.  Однонаправленность, идеологизированность, оценочность,.
    субъективность журналиста и редакции имеют своей оппозицией;!
    необходимость отражать различные мнения и точки зрения, давать,!
    диалектическую, многообразную, объективную картину действи-|
    тельности.
  4.  Парадоксом можно считать и конфликт между интровертно-,;
    стью (закрытостью, индивидуальностью, углубленностью) твор-:
    ческой личности и экстравертностью, открытостью, публичное-
    I
    тью профессии.
  5.  Потребность в отдыхе после трудной, нервной, требующей!
    огромных энергетических затрат работы редко может реализовать-!
    ся, ибо мозг постоянно занят решением творческих задач, обдумы-|
    ванием публикации, поиском новых поворотов, формы, адекват-
    j
    ной содержанию и интересам аудитории. И вечерами, и ночами, во]
    внеурочное время журналист работает, если даже формально — ]
    отдыхает. Это вечный крест творческого человека.

10. Наконец, стрессогенным парадоксальным фактором явля-|
ется и специфика типа деятельности: сочетание творческих и чер-|
новых, литературных и организаторских, редакторских и даже ком-
!
мерческих видов работы, которые часто вызывают у журналистов
отторжение.

Названные парадоксы и стрессоры делают журналистскую профессию одной из самых сложных психологически.

Но эта парадоксальность, драматизм и придают тот необыкновенный романтизм, остроту, игру, рискованность, ту привлекательность, которой характеризуется наша особенная, ни на одну другую не похожая и похожая на все другие профессия. Творческая и часто превращающаяся в службу, свободная, но зависимая, интересная и будничная, литературная и организаторская, сиюминутная и вечная, изменчивая и динамичная, каждый день умирающая и вечно живая журналистика!

80

 Личность журналиста

Все, о чем мы говорили до сих пор, разбираясь в особенностях журналистской профессии в связи с ее особым положением в информационно-духовных процессах, универсальностью и разнообразием, высоким уровнем социальной ответственности, творческим характером, парадоксальностью и драматизмом, проецируется на личность журналиста, диктует определенную совокупность свойств и характеристик, которыми должен обладать представитель этой профессии. Короче говоря, формирует модель журналиста, как некую целостность основных профессиональных, гражданских, нравственных, психологических, творческих, социально-демографических характеристик, все то, что делает его профессионалом, творческой личностью, способной эффективно выполнять свои функции в обществе.

В обобщенном виде такая модель может быть представлена в виде таблицы, в основании которой лежат социально-демографические и психологические качества, а над ними надстроены нравственные, гражданские и, наконец, профессиональные.

Такая общая модель модифицирована (уточнена, изменена) для основных специализаций в журналистике: репортер (профессиональная деятельность преимущественно типа «человек—человек», Ч—Ч), аналитик («человек—знак—идея—проблема», Ч—3), публицист («человек—художественный образ», Ч—ХО). Из телевизионных специализаций приведена одна — «ведущий ток-шоу», организующий общение в студии. Это тоже специализация прежде всего типа «человек—человек».

Причем одни признаки (демографические, психологические, профессиональные) описаны подробно по разным специализациям. Другие (гражданские, нравственные) относятся ко всем названным специализациям, и хотя имеют оттенки, но не столь значительные, чтобы их поименовывать отдельно (табл. 2).

Разберем более подробно каждый из структурных элементов приведенной модели журналиста и ее модификаций для разных видов деятельности

Социально-демографическая структура

Пол

Журналистская профессия по преимуществу мужская. Почему? Потому что очень сложна, напряженна, требует огромных физических и нервных затрат, выносливости, связана с частыми поездками. Однако данные социологических исследований в разных

81

S-927


Таблица

Модель журналиста и основных специализаций

Журналист

Репортер

Аналитик

Публицист

Ведущий

Ч-Ч, Ч-З, Ч-ХО

Ч-Ч

Ч-З

Ч-ХО

ток-шоу, Ч—Ч )

Профессио-

т

нальные

Талант,

Оперативность,

Компетентность

Эрудиция

Артистизм        ''

литературные,

быстрая реакция

Аналитичность,

Ярко выражен-

Обаяние

творческие

Мобильность

владение логикой

ные литератур-

Коммуникабель-

способности

Адаптивность

Небанальность,

ные способнос-

ность

Любовь к

Помехоустойчи-

нестандартность

ти, образная

Быстрота

профессии

вость

мышления

метафорическая

реакции

Оперативность

Стрессоустойчи-

Независимость

речь

Импровизацион-

Мобильность

вость

суждений

Творческая

ность

Коммуникабель-

«Репортерский

Объективность

индивидуаль-

Индивидуальный

ность, эмпатия

нюх»

Критичность

ность, нестандар-

стиль, «свое

Эрудиция,

на новости

Диалектизм

тность

лицо», имидж

компетентность

Смелость

Культура

Способность

Раскованность

Любознатель-

мужество

дискуссии

влиять на

Искренность,

ность

Находчивость

Политическая

аудиторию,

заинтересован-

Наблюдатель-

Наблюдатель-

культуры

заражать,

ность

ность

ность

Прогностические

убеждать ее

Уверенность в

Объективность

Коммуникабель-

способности

Аналитические

себе

Адаптивность

ность

способности

Телегеничность

Находчивость,

Любознатель-

Независимость

Хорошая речь,

быстрота реакции

ность

суждений

тембр

Мужество,

Информирован-

Остроумие,

смелость

ность

юмор

Работоспособ-

Выносливость

Способность

ность

работать в

Выносливость

прямом эфире

Инициативность

Стрессоустойчи-

вость

Гражданские

Чувство социальной ответственности

, гражданственность

Чувство социальной справедливости,

ответственность перед аудиторией

Моральные

Человеколюбие, гуманизм

Скромность, порядочность

Неподкупность

Этичность

Психологические

Тип личности:

экстраверт, амбивеот

Экстраверт

Любой

Любой

Экстраверт

Темперамент:

Сангвиник,

Любой

Любой

Сангвиник,

сангвиник

холерик

холерик

Внимание: объем,

Объем,

Сосредоточен-

Сосредоточен-

Объем, распре-

распределяе-

распределяе-

ность

ность

деделяемость,

мость, переклю-

мость, переклю-

переключаемость

чаемость

чаемость

Память: разные

Зрительная,

Логическая

Образная

Зрительная,

типы

слуховая,

слуховая

оперативная

82

 Продолжение табл. 2

Журналист

ч-ч, ч-з, ч-хо

Репортер

Ч-Ч

Аналитик

Ч-З

Публицист

Ч-ХО

Ведущий ток-шоу, Ч—Ч

Мышление: широкое, быстрое, смешанное право-левополу-шарное, логическое и

Быстрое, широкое смешанное

Глубокое, проблемное, логическое

Образное, критическое

Быстрое, широкое, смешанный тип

Способности: журналистские,

Репортерские

Исследовательские

Публицистические

режиссерские, сценаристские

Характер: по знакам зодиака знаки огня и воздуха

Знаки огня и воздуха

Любые

Любые

Социально-демографические

Мужской

Мужской

Любой

Любой

Возраст: средний

Молодой

От среднего и старше

Любой

Тип образования: журналистское, специальное

Журналистское

Журналистское, специальное по сфере специализации

Журналистское, литературное, специальное

театральное

Опыт работы: разный

Разный

В сфере специализации

Разный

странах показывают, что постепенно профессия феминизируется, хотя в целом процент мужчин-журналистов в полтора-два раза

больше, чем женщин.

До революции женщин в российских редакциях было мало. Среди пятидесяти женщин, так или иначе причастных к журналистике (переводчицы, издатели, редакторы), Б. И. Есин называет всего нескольких, занимающихся собственно журналистской работой: обозревательницу Е. С. Щепотьеву, корреспондентов (в том числе иностранных) А. М. Гальперсон, А. Е. Европеус, Е. Н. Янжул-Вель-яшеву, публицистов Е. И. Конради, Е. Г. Бартеневу, С. В. Корвин-Круковскую-Жаклар, М. И. Цебрикову*. В дореволюционную эпоху начали свою публицистическую деятельность и блестящие журналистки советского времени: Л. Рейснер, М. Шагинян, М. Шкап-ская, И. Арманд, К. Самойлова.

И все-таки среди 460 членов дореволюционного союза журналистов в России была всего одна женщина**.

* См.: Есин Б. И. Путешествие в прошлое. М., 1983.

** См.: Круглова А. Журналистки // Журналист. 1929. № 3.

83


По данным В. Дембо, в 1926 г. в редакциях страны насчитывач лось только 7% женщин, в 1929 г. их доля увеличилась до 10%*.

В 60-е годы XX в. в районных газетах женщин было 25%, в 70-^j в разных СМИ — 35%. В начале 90-х (данные российско-американ^ ского исследования) — 37%. В американских редакциях работало 4 то время 34% женщин, причем процесс феминизации шел активнее, чем прежде. В целом по результатам международного исследования «Глобальный журналист», в котором участвовало 22 CTpaHbij (The Global Journalist, 1998), оказалось, что в редакциях работает! примерно 35% женщин, хотя в некоторых северных и восточных! странах этот процент выше.

В России сейчас в силу многих обстоятельств (широкого рас-! пространения массовой прессы, востребующей женское эмоцио-1 нальное перо, малых доходов журналистов провинциальных СМИ,| на которые мужчины-журналисты не в состоянии содержать се—| мьи, а потому уходят в другие сферы деятельности) процент женщин в редакциях повысился, доходя порой до пятидесяти и даже : более процентов, особенно в районной прессе, где оклады и го- i норары весьма невелики.

Женщины-журналистки успешно трудятся на традиционно] «женских» должностях в отделах культуры, писем, социальных! проблем. Среди них есть яркие публицисты. Широко известны были; в 60—70-е годы имена Татьяны Тэсс, Нины Александровой, позже | Инны Руденко, Ольги Кучкиной, Ольги Богуславской и др. «Муж- \ скими» по силе и способности найти суть, нащупать нерв пробле- ; мы, отыскать самые яркие и сенсационные факты можно назвать | перья известных представительниц расследовательской журналистки Евгении Альбац, Натальи Геворкян, Зои Ерошок, Юлии Калининой, Ларисы Кислинской, Анны Политковской.

Среди репортерских имен в телевизионной журналистике, пожалуй, первое место принадлежит Елене Масюк. Поражали ее сме- j лые репортажи из Чечни, когда она добивалась встреч с лидерами, которые не общались с другими журналистами. Вся страна была удивлена мужеством Елены Масюк, когда она несколько месяцев провела в нечеловеческих условиях чеченского плена вместе со своими коллегами-журналистами. Казалось бы, что после такого страшного испытания она должна бросить репортерство в «горячих точках». Однако сразу после освобождения из плена Елена уехала в Афганистан, потом сделала серию блестящих, сенсационных репортажей с Тихоокеанского побережья.

* См.: Дембо В. Бюджет работника печати (Итоги бюджетного исследования). М.; Л., 1927.

84

 На телевидении вообще много прекрасных представительниц нашей профессии: от кумиров прошлых лет Светланы Жильцовой, Элеоноры Беляевой, Юлии Белянчиковой до теперешнего созвездия телевизионных ведущих: Светланы Сорокиной, Татьяны Митковой, Юлии Меньшовой, Марианны Максимовской, Екатерины Андреевой, Жанны Агалаковой, Людмилы Зайцевой, Оксаны Пушкиной и др. Много молодых ведущих-женщин в музыкальных и развлекательных программах.

И все же, как показывают исследования, журналистская профессия в силу своей сложности до сих пор остается по преимуществу мужской. Если в молодом возрасте женщин и мужчин в редакциях почти поровну, то в старших возрастных группах процент женщин сокращается. Часто причиной бывают житейские, бытовые проблемы. Порой в журналистике остаются те, кто отказался от семейной жизни. Неудивительно, что одиноких журналисток больше, чем холостых мужчин. Особенно это характерно для американок, работающих в редакциях, среди которых 36% ответивших на анкету никогда не были замужем. Среди опрошенных российских журналисток таких 15%.

Перед девушками, размышляющими о выборе профессии, стоит вопрос: быть в журналистике или не быть, а если быть, то чем заниматься, чтобы реализовать свой творческий потенциал и дарованные природой способности: коммуникабельность, эмоциональность, интуитивность, гуманистическую направленность, адаптивность.

В журнале «Журналист» (1992. № 2—3) была проведена дискуссия о том, женская ли это профессия. Редактор семейного еженедельника «Сударушка» Наталья Зайцева и собкор итальянской газеты «Республика» в Москве Фьяметта Кукурния признали: мужская, тяжелое ремесло. Но право женщины на журналистику решительно отстаивали их коллеги, особенно Евгения Альбац: «Можно быть только плохим и хорошим журналистом, вот и все». Главный редактор женского журнала «Шарм» Маргарита Ломуно-ва убеждена: преимущество женщин в том, что они обладают особым даром предвидеть и поэтому им часто удается то, что не удается мужчинам. Например, пробраться к знаменитости и взять у нее интервью. Фьяметта Кукурния добавила, что у женщин особое чутье, которое позволяет им с большой степенью достоверности изложить мельчайшие детали происходящего, заметить то, что ускользает от взгляда самого опытного мужчины-журналиста. Но стоит прислушаться и к аргументам Натальи Зайцевой: «Мужчины более приспособлены к этой профессии. Они пронырливей, взвешенней смотрят на проблемы. Над мужчиной не висит дом, се-

85


мья, ему легче быть постоянно готовым к неожиданном отъез К тому же, на мой взгляд, у мужчин перо сильнее».

В целом для репортерской, особенно криминальной и военно| специализации лучше подходят мужчины, да и для аналитиче кой — тоже. А вот публицистика хорошо удается и женщинам. О* прекрасно смотрятся в роли ведущих на телевидении, их голоса н| радио кажутся особенно теплыми и задушевными. И конечно, отч делы культуры, искусства, семейные и женские издания — поле применения женских талантов, их эмоциональной восприимчиво! сти, чувства прекрасного. Однако по типу работы (и по даннь социологических исследований) ежедневные газеты (особенщ отделы политики, экономики, спорта), информационные агент^ ства, как правило, в основном востребуют мужчин.

Следует добавить, что у некоторых женщин бывает «мужской» тип личности, мужской ум и мужской характер и, наоборот, «фей минный» тип личности встречается у некоторых мужчин. Ученые называют такой социальный пол (в отличие от физиологическое го) тендером. В работе очень интересного, хотя и небесспорног по идеям, австрийского психолога Отто Вейнингера «Пол и рактер» изложена следующая концепция: если расположить все)! людей в континууме (как бы на одной прямой, поделенной множество участков) между, так сказать, «супермужчинами» и «cyj перженщинами», то каждый человек займет определенное мест« на этой шкале: некоторые женщины попадут на «мужскую» терри^ торию этой прямой, а мужчины — на «женскую».

Истоки «мужской» и «женской» журналистики исходят из того! что у мужчин преобладает левополушарное, рациональное, ческое мышление в отличие от правополушарного, эмоциональ-^ но-интуитивного у женщин. По данным социопсихологических иен следований*, среди тех, кто пишет на темы экономики, — 705 левополушарных. И наоборот, среди тех, кто освещает культурн> тематику, — 65% правополушарных журналистов.

Поэтому при выборе специализации в журналистике полезнс определить свой тип личности в связи с особенностями типа мышления и характера.

Возраст

Журналист достигает мастерства и профессионализма, а глав-"! ное, настоящего понимания социальных процессов и, если угод-| но, «мудрого» подхода к жизни в пору зрелости. По данным иссле-| дования, проведенного в начале 90-х годов прошлого века, сред-1

* См.: Маркелов К. В. Карьера журналиста. М, 1996.

86

 н возраст российского журналиста равнялся 41 году, американского — около 38 лет. Примерно такие же показатели и по другим странам.

В России в период так называемой перестройки журналистский корпус помолодел. Он всегда молодеет, когда в обществе происходят кардинальные перемены, потому что молодые динамичнее и радикальнее во взглядах.

В 20-е годы XX в. около двух третей сотрудников редакций были Не старше 35 лет; средний возраст — около 30 лет. В конце 60-х годов среди районных газетчиков только четвертую часть опрошенных можно было назвать молодыми. Примерно такая же ситуация наблюдалась в 70-80-е годы.

В последние годы журналистский корпус стал резко омоложи-ваться. По исследованиям начала 90-х годов, в новых средствах информации, куда пришли молодые журналисты, возраст сотрудников стал на два года меньше, чем у представителей традиционных изданий. Старше других оказались сотрудники журналов (47 лет) и районных газет (45,5), моложе — работники информационных агентств (34,8) и ежедневных газет (38). Короче, чем оперативнее средство информации, тем моложе его кадровый состав.

С омоложением российской прессы повысились ее активность и динамический потенциал, изменились стиль и ритм публикаций, их характер. Однако это принесло немало и негативных тенденций, связанных, главным образом, со снижением уровня профессионализма, который напрямую зависит от уровня, типа и качества образования.

Репортерская специализация предпочитает молодых, аналитическая — опытных, а значит, «возрастных» журналистов. Другие специализации — в зависимости от тематики и аудитории.

Образование

Уровень образования имеет огромное значение для продуктивной работы в журналистике. Человек, который взял в руки перо или микрофон, обязан быть всесторонне образованным, компетентным, способным глубоко анализировать политические, экономические, социальные, духовные процессы, разбираться в структуре общества, знать философию, историю, культуру и литерату-РУ, право, психологию, политологию, социологию, этику и другие науки, хорошо владеть литературной речью, знать иностранные языки и т.п. Все это дает высшее образование, главным образом гуманитарное.

Уровень образования газетчиков в 20-е годы прошлого века был кРайне низок. В столице 23,5% журналистов имели высшее образо-

87


вание, в провинции же всего 8,5%, а третья часть — только низ шее (данные за 1926 г.). В конце 20-х годов, по исследованию М. Гус высшее образование в целом по стране имели 13% журналисте! неоконченное высшее и среднее — 52%, неполное среднее и ниже ■ 34%, домашнее — 1%*.

Благодаря широко развернутой системе вузов уровень образо| вания журналистов неуклонно повышался, достигнув в середш-90-х годов XX в. почти максимальной отметки: 95,2% сотруднико| редакций имели полную (86,1%) или неоконченную вузовскув подготовку. По данным широкого международного исследован* «Глобальный журналист», в России один из самых высоких пр цент журналистов с дипломами вузов.

Издавна в профессиональной среде велись дискуссии о тол нужно ли журналисту специальное журналистское образование. Щ сейчас эти споры поутихли, и большинство спорящих пришло выводу, что базовое журналистское образование предпочтитель| нее других. Хотя для некоторых специализаций основным бывае образование по тому тематическому направлению, которым зани? мается журналист, особенно для политико-правовых и эконому ческих отделов и редакций. Однако и для них желательным является второе высшее — журналистское либо система переподготов* по журналистским специализациям.

Хорошо известно, что в дореволюционной России не былс учебных заведений, готовящих журналистов, и первые института в Москве и Петрограде появились в 1921 г. (см. раздел «Журналист! ское образование»). Поэтому научение ремеслу происходило в не-i посредственном опыте редакционной работы. Но, начиная с 20-Х годов, по данным социологических исследований, год от года pa-j стет процент людей, получивших профессиональное журналисте-! кое образование. В конце 20-х годов только 7% журналистов имел1 диплом об окончании профильного учебного заведения, в 60-е годы — около 35% (в районных газетах 20%), в 80-е — уже околс половины (в районных газетах — около 20%), в 90-е годы 56/ сотрудников редакций окончили факультеты или отделения жур-i налистики. В крупных городах, где есть свои базы учебной подготовки, этот показатель доходит до 70-80%.

Точных данных о теперешней кадровой ситуации в облас профессионального образования нет, но есть основания предполагать, что процент людей с базовым образованием несколькс понизился, особенно в местных СМИ, в связи с созданием новыэ изданий и каналов и нехваткой профессиональных кадров.

См.: Гус М. За газетные кадры. М.; Л., 1930.

 Особенно много людей с профильным образованием занято на основных корреспондентских, репортерских должностях, меньше — Б специализированных отделах, требующих углубленной подготовки в экономике, финансовой сфере, юриспруденции, политологии, культуры, спорта, где работают сотрудники с соответствующими профилями образования. Больше сотрудников с журналистским дипломом в ежедневных газетах, меньше — в журналах и районной прессе. Остальные вакансии в редакциях обычно на '/3 заполняются филологами и историками (чаще всего окончившими педвузы).

Сейчас студенты журфаков начинают сотрудничать в редакциях еще на университетской скамье. Хорошо, что в редакциях студенты проверяют и закрепляют теоретические знания на практике. Ранняя профессионализация повышает шансы быть зачисленным в штат издания сразу после получения диплома. Но хотелось бы предостеречь студентов от пренебрежения фундаментальной подготовкой в вузе и усвоения весьма сомнительных порой поведенческих и нравственных моделей, которые они могут почерпнуть в теперешних редакциях (особенно в бульварных изданиях).

Итак, для репортеров (основной журналистской специализации) предпочтительнее иметь журналистское образование. Репортерство требует специального тренинга, хорошего знания методов добывания информации и способов ее подачи. Для аналитиков неплохо иметь два образования — базовое в той сфере, которую он освещает, и дополнительное журналистское. Для публициста — журналистское или литературное, хотя, естественно, может быть и другое. Здесь многое определяет публицистический талант, способность к образному, метафорическому, заражающему аудиторию типу мышления и выражения. Ведущим ток-шоу, модераторам телепередач очень помогает театральное образование, актерские и режиссерские способности и опыт работы.

Уместно еще раз напомнить, что журнализм по типу образования — открытая профессия, т.е. в ней могут работать люди, не имеющие специального журналистского диплома, но проявившие способности к журналистике и желание заниматься ею. Среди звезд первой величины на отечественном массмедийном небосклоне, среди лауреатов профессиональных премий, в том числе ТЭФИ, немало тех, кто не учился на факультетах журналистики. Ярослав Голованов имел техническое образование, Василий Песков — педагогическое, Владимир Познер окончил биофак МГУ, Светлана Сорокина — лесотехническую академию, Александр Минкин имеет театральное образование, как и Юлия Меньшова, Дмитрий Лы-сенков, Леонид Якубович и многие другие телеведущие.

89


Однако список выпускников факультетов журналистики гораздо длиннее: известные журналисты Отто Лацис, Владислав ЛистьевД Елена Масюк, Александр Любимов, Татьяна Миткова, Леош Парфенов, Жанна Агалакова, Инна Руденко, Ольга Кучкина,; Аркадий Мамонтов, Андрей Малахов, Татьяна Романенко (Тута! Ларсен), Яна Чурикова. Список можно продолжать до бесконеч-1 ности. В этом ряду почетное место занимают главные редакторы! (настоящие и бывшие) различных изданий: Виталий Третьяков, Михаил Бергер, Сергей Пархоменко, Владимир Гуревич, Дмит-| рий Муратов, Шод Муладжанов и многие другие.

Стаж и опыт работы

Чем больше в жизни повидал журналист и чем богаче его жиз-1 ненный опыт, тем лучше для профессии. Стаж, естественно, тес-| но связан с возрастом журналистов и с переломными моментами' в развитии журналистики: с обновлением и расширением круга] изданий, теле- и радиопрограмм.

В первое послереволюционное время 35% журналистов (кото-1 рых тогда хронически не хватало) совмещали работу в редакциях \ со службой в каком-либо учреждении. Только 15% редакторов имели] хоть какой-то газетный стаж. К 1923 г. доля руководителей со ста-! жем увеличилась до 30%, затем — до 60. Более опытными были| ответственные секретари и репортеры, хотя именно среда репор-j теров отличалась высокой текучестью: за четыре года их состав! сменился на 95%! Это было обусловлено главным образом их по-* литическими ориентациями, тем, что им недоставало, как тогда1 говорили, «активного политического чутья». К концу 20-х годов; профессиональный стаж редакторской и литературной групп практически выровнялся.

«Вторая революция» в начале 90-х годов, когда резко увеличилось число изданий и электронных СМИ, не привела к резкой смене журналистского корпуса, как после Октябрьской революции. Конечно, приток журналистов, никогда не работавших прежде в редакциях, возрос, но все-таки новые издания формировались в основном из профессионалов. Средний журналистский стаж работников российских СМИ в начале 90-х годов равнялся 17 годам. Однако стаж работы в данной редакции (нередко вновь образованной) у 60% опрошенных социологами не превышал 4 лет.

Опыт дожурналистской работы, по исследованиям 60-80-х годов, был весьма многообразным: производственная, партийная, советская, педагогическая деятельность, сфера культуры. В последние годы все чаще штаты пополняются «вновь испеченными» выпускниками журналистских и других вузов, не работавшими нигде, кроме редакций. Российско-американское исследование выявило 75%

90

 таких сотрудников, причем почти 90% опрошенных не намерены изменять журналистике. И это тесно связано с отношением к профессии, с мотивацией ее выбора, с развитостью творческой доминанты, которая играет решающую роль в журналистской карьере.

Аналитику и журналисту с определенной тематической специализацией предпочтительнее опыт работы в областях, по которым он специализируется. Для репортерской работы опыт жизни должен быть как можно более разнообразным.

Психологическая структура личности

Данный блок модели журналиста очень многообразен: сюда входят характеристика типа личности, темперамента, характера, особенности внимания, памяти, мышления, воображения, творческих способностей.

Тип личности

Публичная, постоянно связанная с коммуникацией, общением с людьми, ситуативная и адаптивная журналистская профессия предполагает экстравертный, т.е. открытый, хорошо приспосабливающийся к обстоятельствам, тип личности. Но известно, что замкнутый, сосредоточенный интровертный тип личности часто характеризует творческих людей, какими и являются журналисты. Поэтому амбивертный (т.е. объединяющий экстравертные и интровертные черты) тип личности нередок в журналистике. По данным социопсихологических исследований, большая часть журналистов — экстраверты и амбиверты.

Очевидно, что репортерская профессия, профессия ведущего -модератора на ТВ требует экстравертной организации личности. А вот аналитик, публицист, работник отдела культуры может относиться к интровертному типу. Исследования показали, что экстраверты преимущественно занимаются репортерской и организационной работой, интроверты — аналитикой*.

Важно при ориентации в профессии определить свой тип личности и найти специализацию, в которой возможно продуктивнее работать. Но вообще журналистская профессия способствует тому, что интровертный человек может несколько экстравертироваться.

Темперамент

Существует четыре типа темперамента: уравновешенный экстравертный {сангвиник), неуравновешенный экстравертный {холе-Рик) и два интровертных: уравновешенный {флегматик) и неурав-

См.: Маркелов К. Карьера журналиста. М., 1996.

91


новешенный {меланхолик). Для стрессовой, напряженной открв той публичной профессии журналиста конечно предпочтителм сангвиник.

Однако для репортерства, для ведущего ТВ порой подойдет"! холерик (особенно для молодежных передач). А для аналитика н^ плох будет и флегматик, для критика — меланхолик, потому он лучше умеет замечать в нашей жизни негативные стороны, фу сировать проблемы. Определить тип своего темперамента моз используя тестовые методики.

Характер

Характер человека складывается из большого количества честв и черт, неподдающихся перечислению. Но о некоторых чествах следует сказать особо. Это работоспособность, желание ра ботать, настойчивость, умение доводить начатое дело до конг держать свое слово, т.е. волевые качества. По многолетним социс логическим опросам студентов-журналистов, которые мы проЕ дили, обнаруживается, что именно на недостаток силы воли, ра ботоспособности особенно сетуют будущие журналисты.

В типологиях характеров, наиболее адекватных журналистско| профессии, можно воспользоваться двенадцатью типами, coot ветствующими знакам зодиака (кстати, социологи на основе пере крестных сравнительных характеристик тоже выделяют двенадцат отличающихся друг от друга устойчивых моделей личности). Coi купность космических влияний, планет, под знаками которых роя даются люди, естественно сказывается на характере. Ученые, кс торые занимаются такими исследованиями (см., например, кто гу Д. Редьяра «Астрология личности»), считают, что журналистско! профессии больше соответствуют знаки огня (овен, лев, стрелец| и воздуха (близнецы, весы, водолей).

Среди аналитиков и руководителей СМИ, по наблюдения* часто встречаются знаки земли: тельцы, девы, козероги, а так водный скорпион. Прочие водные знаки — эмоциональные рак рыбы обычно продуктивно трудятся в сферах культуры, специали-j зируются на социальных темах. Короче, любой тип характера най* дет себя в журналистике.

Другой лаконичный способ хотя бы примерно определить ти! характера — знать этимологию имени. Философия имени, весьма! популярная в древности, развивалась такими известными филосо-| фами, как Алексей Лосев («Философия имени») и Павел Фло-Ц ренский («Имена»).

Среди лауреатов журналистских премий за 20 лет прошлого века! первые места с большим отрывом от других занимали имена Алек-| сандр и Владимир. Распространены также Юрий (Егор), Виктор, [

92

 Василий, Анатолий, Борис, Алексей. Среди немногочисленных женских имен встречались Людмила, Татьяна, Наталья, Анна, Елена.

Любимыми журналистами студентов факультета журналистики МГУ в 80-е годы были Анатолий Аграновский, Василий Песков, Александр Каверзнев, Владимир Познер, Александр Бовин, Владимир Цветов, Инна Руденко, Мэлор Стуруа, Юрий Рост, днатолий Рубинов, Генрих Боровик, Юрий Черниченко, Юрий Щекочихин.

В 1989—1990 гг. первое место с большим отрывом от коллег занимал в студенческих предпочтениях Александр Невзоров. Но после своего крутого политического поворота уступил место Владимиру Молчанову, перейдя вместе с Познером на второе-третье место. С 1992 г. Владислав Листьев до самой своей гибели не уступал никому первой строчки в рейтинге самых популярных журналистов. Часто называли студенты имена и других сотрудников «Взгляда» — Александра Любимова, Александра Политковского. Кроме них было еще несколько популярных Александров: Аронов, Тихомиров, Гурнов. В 1995 г. на первое место переместился Александр Минкин, но продержался там только год в связи с очень громкими тогда публикациями в «Московском комсомольце». Затем стали популярными у студентов Леонид Парфенов, Евгений Киселев, Светлана Сорокина, Татьяна Миткова, Николай Сванидзе, Андрей Караулов, Артем Боровик, Михаил Леонтьев, Елена Масюк. Постоянно одну из первых строчек этого хит-парада занимает неувядаемый Владимир Познер. В последние годы в этом списке появились имена популярных у молодежи ведущих Андрея Малахова, Екатерины Андреевой, Дмитрия Лысенкова, Антона Комолова и Ольги Шелест, Туты Ларсен, Елены Ханги. Симпатии будущих журналистов с годами менялись — от аналитиков и публицистов к репортерам и

шоуменам.

Почему же чаще всего встречаются имена Александров и Владимиров? Во-первых, они действительно относительно широко распространены среди других русских имен. Но дело не только в этом, но и в самом значении имени, в типе личности, который обычно характеризует человека, его носящего. Раскроем работу Павла Флоренского «Имена» и прочтем: «Александр. Это имя соответствует в основе своей сангвиническому темпераменту с уклоном к холерическому. Благородство, открытость настроения, легкость обращения с людьми характерны для этого имени. К признакам имени относятся также сердечность и доброта... Ум Александров четкий и трезвый, слегка ироничный, быстр и многосторонен. Но Это ум, самоудовлетворенный своей гармоничностью, и он боится Опросов, разрывающих недра и могущих нарушить устоявшееся

93


равновесие. Поэтому — это ум довольно широкий, но самообер гающийся от пафоса всеобъемлемости; крепкий и быстрый, без духовного натиска; справедливо взвешивающий многое, но i врывающийся в глубины...» Почти готовый портрет журналиста^

Владимир тоже характеризуется широтой ума, добротой, зывчивостью, обходительностью, эмоциональностью. «Владимв| обладает умом раскидистым и занятым обширными замысла* Узкие и специальные темы — не его удел. Его влечет все общее | притом не отвлеченно-теоретическое, а влекущее практически! последствия...»

Среди репортеров чаще встречаются Александры, среди ана литиков нередко Анатолии (вспомним Аграновского, Стрелян^ го, Иващенко, Салуцкого, Рубинова, Гудимова). Список росс* ских участников широкой международной конференции по рас следовательской журналистике (1992) включал 13 Владимиров 7 Александров, по 5 Юриев, Анатолиев, Сергеев и Олегов, 4 Михаила и Павла, по 3 Николая и Виктора.

Выпущенная в честь 300-летнего юбилея российской пресс! книга «Журналисты XX века: люди и судьбы», которую совет вам прочитать, рассказывает о нескольких десятках тех, кто вне весомый вклад в журналистику прошлого столетия. Это, пред всего, публицисты-классики Аркадий Аверченко, Иван Буга Владимир Гиляровский, Максим (Алексей Максимович) Горь* Влас Дорошевич, Владимир Короленко. В книге есть статьи о бле стящих публицистах 30-х годов Михаиле Кольцове и Ларисе Рейс нер. Широко известными в годы Отечественной войны и после! енное время были Борис Полевой, Константин Симонов, Иль Эренбург. Евгений Дорош, Валентин Овечкин, Георгий Радо? Татьяна Тэсс. Период от хрущевской «оттепели» до перестроечнь времен включил наибольшее количество известных уже и совр менному поколению имен: Анатолий Аграновский, Алесь Адаме вич, Алексей Аджубей, Александр Бовин, Ярослав Голованов, Игор Дедков, Владимир Дунаев, Анатолий Иващенко, Александр Кав знев, Виталий Коротич, Всеволод Овчинников, Василий Песков Анатолий Рубинов, Мэлор Стуруа, Владимир Цветов. Журналис которые ярко проявились в последнее десятилетие, как правиле представлены в книге собственными публикациями. Среди них Ар тем Боровик, Алексей Венедиктов, Отто Лацис, Владислав Лис ев, Елена Масюк, Александр Минкин, Ирина Петровская, Инн4 Руденко, Николай Сванидзе, Дмитрий Холодов, Юрий Черни-! ченко, Егор Яковлев и многие другие. В конце книги приведей длинный список современных журналистов, о которых предпола* гается написать в следующем аналогичном издании.

94

 Если посчитать все имена журналистов и руководителей СМИ, которые перечислены в этой книге, то окажется, что Александров и Алексеев (они имеют общий корень, который означает «защитник») — 26, Владимиров — 17, Юриев — 16 (плюс 2 Георгия). Это самые распространенные среди известных журналистов имена.

Женщины-журналисты в этой книге упоминаются в десять раз реже, чем мужчины. О них всего 8 очерков и еще 17 раз они называются среди тех, о ком предполагается написать в будущем.

Конечно, ни имя, ни знак зодиака при выборе профессии не имеют самодовлеющего значения, потому что характер человека определяется множеством факторов, как генетических, так и социальных. Важно самому проанализировать особенности своего характера и наложить их на сетку требований к различным журналистским специализациям, чтобы наиболее адекватно вписаться в профессию (см. тестовые методики в Приложении 6).

Особенности умственных процессов

Психологические характеристики внимания, памяти, мышления, воображения также очень важны для журналиста (см. раздел «Активизация умственных процессов»).

Особенно необходимо развивать произвольное, т.е. волевое, внимание. Объем, распределяемость, переключаемость внимания нужны репортеру и ведущему-шоумену, модератору, организующему общение в студии. Без сосредоточенности внимания не обойтись аналитику и публицисту.

Хорошая память — крайне профессиональная необходимость для журналиста. Причем все характеристики памяти в совокупности важны, но для разных специализаций модифицируются: зрительная, слуховая память — репортеру; аналитику — логическая; публицисту — образная.

Широта и быстрота мышления характеризуют репортерские, мо-дераторские специализации; глубина, критичность — аналитические; образность, эмоциональность — публицистические. Аналитика трудно представить без развитого логического (левостороннего) мышления. У публицистов часто превалирует образное (правостороннее), хотя в целом тип мышления журналиста — смешанный рационально-образный.

Талант, способности к журналистике — одно из главных психологических и профессиональных качеств. Аналитику важно иметь исследовательские способности, шоумену — актерские, режиссерские, коммуникативные, руководителям редакций — организаторские и коммерческие.

95


Но, говоря о способностях, следует назвать черты творческой личности. Есть достаточно много интересных исследований на : тему (см. работы Л. Выготского, М. Арнаудова, Н. Гончаренкс А. Маслоу, Ц. Ломброзо, П. Вайнцвайга, С. Цвейга, А. Моруа, А. Л> И. Силантьевой и др.).

По данным исследований американских психологов М. Парлс фа и Л. Датта, творческую личность отличает целый ряд характерна стик: развитое чувство индивидуальности, спонтанность реакции! эмоциональная подвижность, самостоятельность, уверенность себе, напористость, нешаблонность, нестандартность, развиты* самоконтроль, умение заставить себя работать, потребность в дос* тижении поставленной цели. Без этого даже при самых замечатель-j ных способностях мало чего можно добиться.

Валерий Аграновский в книге о журналистской профессии «Ра единого слова» пишет: «В основе любой творческой профессии, том числе и нашей, лежит природный дар, отсутствие которого вое-полнимо разве что самоотверженным трудом и безмерной любовьн к делу, но никак не только знанием технологии... Говоря о необхо-| димости природного дарования... подчеркиваю безусловный примап" таланта над технологией, определяя таким образом удельный секретов мастерства в профессии газетчика. Вместе с тем известно] что многие люди, проявившие способность к журналистике, попа^ дают в число "несостоявшихся". Почему? Потому, думается, что : талант не подкреплен техникой исполнения. Стало быть, верно и i что в журналистику надо идти по призванию, которое есть дитя ланта, но верно и то, что одних природных способностей мало, их нужн подкреплять знанием технологии» (курсив мой. — Л. С).

Гражданские и нравственные качества

К гражданским качествам относятся социальная ответствен? ность перед обществом и аудиторией, чувство социальной справедливости, объективность. Эти качества общие для журналистов любых специализаций. Вместо риторических рассуждений о важности их для журналиста приведу отрывок из книги «Артем», где генерал Ким Цаголов вспоминает об Артеме Боровике:

Я вспоминаю наши беседы, там, на древней афганской земле. Помнишь! наш спор о цели жизни? Он начался с моего возмущенного вопроса:

— Какого черта тебя в это пекло понесло? Что думал Генрих, отпуска»'!
тебя в этот никому не понятный кромешный ад?

Ты долго сидел, насупившись. А потом с какой-то несказанной болью! произнес:

— Вы знаете, мне надоело выглядывать из-за спины отца. Он все это|
сам прошел. А я хочу тоже сам все это пройти. Я хочу не его, а своими]
глазами увидеть все. Я хочу не его синяками видеть, а сам набить соб-|
ственные синяки жизни. Сам хочу понять, где правда, а где ложь.

96

 Я тебе тогда резко ответил:

— Юноша! Война — это не спектакль! На войне еще почему-то и
погибают. Ты это понимаешь?

На другой день ты сам пришел и начал в лоб:

Всю ночь думал над вашими предупреждениями, но поймите: я
ищу самого себя, смысл своей жизни.

Но не здесь же искать самого себя, — зло отрезал я.

Именно здесь,— напирал ты. — Там, — и ты махнул рукой на север,
— можно казаться кем хочешь. Здесь каждый тот, кто он есть в реальнос
ти. Поэтому именно здесь я должен найти ответ на вопрос о цели своей

жизни.

Вместо ответа я тебе на листке бумаги написал несколько строчек,

передал в свернутом виде и сказал:

— Дурень, прочитаешь, когда ляжешь спать. Не раньше. Помнишь!
Там были слова: «Молодец! Я горжусь тобой. Обнимаю за то, что ты, как
горский ишак, уперся, решив испытать себя и определить цель своей жиз
ни не в обломовской постели перинной, а в крови и во лжи афганской

войны. Береги себя!»

Ты мне позвонил в три часа ночи и радостно кричал: «Старик, я был уверен. Спасибо вам за все!» Спасибо и тебе! Наш разговор и мне был еще одним уроком в жизни.

Потом, когда мы встретились в Джелалабаде перед выходом на перехват каравана, я ехидно спросил:

— Ну как с целью жизни?

Ты мне очень серьезно ответил:

— Я определился однозначно и навсегда. Я буду писать всегда правду
и только правду. Только увидев бездну лжи, я понял цену правды.

Таким тебя, Артем, и запомнили мужественные и честные солдаты бесчестной войны. Ты делил с ними и радость побед, и горечь утрат. Ты был Солдатом среди солдат... На войне люди быстро зреют. Ты ушел с этой войны возмужалым, настоящим, зрелым журналистом. Ты унес в себе мужество Рыцаря и убежденность Гражданина. И в новых условиях, в теперешний период, ты уже не смог молчать, трусливо выжидать, обходить стороной боль и страдание людей, ложь, в которой погрязло наше общество. Ты бросился в самое пекло, совершенно не думая об опасности. Жизненное кредо: «Говорить только правду» — оказалось выше инстинкта самосохранения. Ты боролся за правду с верой в торжество добра и справедливости. Ты мог каждому, спокойно и прямо глядя в глаза, сказать: «ЧЕСТЬ ИМЕЮ!»

Эти поразительные строки говорят не только о гражданском мужестве, но и о высоких моральных, нравственных качествах Артема. А нравственные качества оказываются сейчас очень важными для журналиста, потому что заметно упал общий уровень нравственности в обществе и в журналистской среде. Между тем именно журналисты призваны содействовать нормальному моральному климату общества, потому что в их руках самое оперативное и всеохватное средство информации. Высокие нравственные каче-

97

7-927


ства — это общечеловеческие качества: гуманизм, человеколюбие доброта, стремление помочь людям, человеческая отзывчивс порядочность и неподкупность. Эти качества необходимы все» журналистам, однако особенно актуальны для тех категорий, кс торые подвержены соблазну подкупа, кто занимается расследова! ниями или связан с политикой, пропагандой, рекламой и ком| мерческой деятельностью.

Очень остра для журналистов проблема сохранения нравствен-] ных и ценностных критериев. Сохранить совесть и душу в на* время трудно не только потому, что велик соблазн «продаться деньги», но и потому, что высока реальность шантажа и угроз адрес честных журналистов со стороны криминальных, мафиози структур. Опять процитирую слова генерала Цаголова: «Кто они, ис-| пытавшие боль за тебя, за твою так беспощадно оборванную жизнь? Это те, для которых ты был искрой надежды на то, что ростки Пра и Чести нельзя запахать никакими богатствами, наворованными несчастных и простодушных россиян, попавших во вселенскую ка<* тастрофу, никакими циничными ссылками на СВОБОДУ СЛОВ/ доведенного в наше время до вседозволеннности слова... Они до j вчитывались и вслушивались в твое немолчание, разрывавшее не«| проницаемую пелену мрачных тайн и зловещих махинаций нашег времени. Они восхищались тем, как ты мужественно бичевал могу-| щественных и влиятельных оборотней, растаскавших российскс народное добро. Ты и созданное твоими усилиями дело выхватывав ли из темени их аферы и показывали миллионам людей, кто ее кто. Тебя любили и любят не столько за то, что был великолепны» журналистом, тружеником в жизни, а за то, что в тебе в едины* болевой комок срослись святые понятия "СОВЕСТЬ" и "ДОЛГ"»|

Гражданские и нравственные качества в значительной мере являются для журналиста профессиональными. Ибо ложь, продажность,! нарушение естественных запретов и норм общественной жизни имя сенсационных публикаций, пропаганда, «раскрутка» (как говоч рят теперь) сомнительных политических идей и фигур за деньг могут принести непоправимый вред обществу, отравить сознание и| душу людей. Но и сама личность такого журналиста претерпевает! необратимые изменения. Кроме того, человек, нарушающий эти-! ческие нормы человечности и кодекс чести профессии, рискует] потерять уважение и доверие не только аудитории, но и коллег.

Профессиональная структура личности

Одним их первых сформулировал основные требования к жур-rj налисту М. В. Ломоносов, который написал в ответ на несправед- j ливую критику научных работ «Рассуждение об обязанностях жур-1

98

 налистов при изложении или сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии», опубликованное в 1755 г.

Положительно оценивая достигнутую к тому времени свободу философии, Ломоносов отмечал, что «злоупотребление этой свободой причинило очень неприятные беды, количество которых было бы далеко не так велико, если бы большинство пишущих не превращали писание своих сочинений в ремесло и орудие для заработка средств к жизни, вместо того, чтобы поставить себе целью строгое и правильное разыскание истины» (курсив мой. — Л. С).

Между тем, по словам Ломоносова, «литературный поток несет в своих водах одинаково и истину и ложь, и бесспорное и небесспорное». Поэтому журналистам требуются силы и добрая воля. «Силы — чтобы основательно и со знанием дела обсуждать те многочисленные и разнообразные вопросы, которые входят в их план; воля — для того, чтобы иметь в виду только истину, не делать никаких уступок ни предубеждению, ни страсти...»

В результате Ломоносов формулирует семь правил, которыми должен руководствоваться журналист, имея в виду того, кто пишет о научных исследованиях и открытиях. Но эти правила практически универсальны для любой журналистской специализации.

1. «Всякий, кто берет на себя труд осведомлять публику о том, что
содержится в новых сочинениях, должен, прежде всего, взвесить свои силы.
Ведь он затевает трудную и очень сложную работу, при которой приходит
ся докладывать не об обыкновенных вещах и не просто об общих местах, но
схватывать то новое и существенное, что заключается в произведениях, со
здаваемых часто величайшими людьми. Высказывать при этом неточные и
безвкусные суждения — значит сделать себя предметом презрения и на
смешки; это значит уподобиться карлику, который хотел бы поднять горы».

2. «Чтобы быть в состоянии произносить искренние и справедливые
суждения, нужно изгнать из своего ума всякие предубеждения, всякую

предвзятость...»

3. «Прежде чем бранить и осуждать, следует не один раз взвесить, что
скажешь, для того, чтобы быть в состоянии, если потребуется, защитить и
оправдать свои слова. Так как сочинения этого рода обычно обрабатывают
ся с тщательностью и предмет разбирается в них в систематическом поряд
ке, то малейшие упущения и невнимательность могут привести к опромет
чивым суждениям, которые уже сами по себе постыдны, но становятся еще
гораздо более постыдными, если в них скрывается небрежность, невеже
ство, поспешность, дух пристрастия и недобросовестность».

4. «Журналист не должен спешить с осуждением гипотез. Они дозволены в философских предметах и даже представляют собой единственный путь, которым величайшие люди дошли до открытия самых важных истин. Это нечто вроде прорыва, который делает их способными достигнуть знаний, до которых никогда не доходят умы низменных и пресмыкающихся во прахе».

99


  1.  «Главным образом, пусть журналист усвоит, что нет ничего бол
    позорного, чем красть у кого-то из собратьев высказанные последним мы<
    ли и суждения и присваивать их себе, как будто он высказывает их из
    тогда как ему едва известны заглавия тех книг, которые он терзает».
  2.  «...Он должен хорошо усвоить учение автора, проанализироват
    все его доказательства и противопоставить им действительные возраже-'З
    ния и основательные рассуждения, прежде чем присвоить себе право осу
    дить его... Особенно не следует журналисту воображать, будто то, чего>|
    не понимает и не может объяснить он, является таким же для автора, у,|
    которого могли быть свои основания сокращать и опускать некоторые?}
    подробности».
  3.  «Наконец, он никогда не должен создавать себе слишком высокого §
    представления о своем превосходстве, о своей авторитетности, о ценное-?]
    ти своих суждений».

Разве эти правила не актуальны и сегодня? Вообще с мнения- I ми уважаемых и признанных авторитетов в области журналистики: § студентам крайне полезно познакомится. Поэтому прежде чем привести перечень профессиональных качеств журналистов, послуша-1 ем, что говорят об этом сами журналисты. В этом списке писатели] (которые начинали свой путь в журналистике) и журналисты про-* шлых лет, мысли о профессии которых зафиксированы в книге} Григория Сагала «Двадцать пять интервью», в книге «Журналисты 1 XX века: люди и судьбы» и других публикациях, в том числе напе- | чатанных в Интернете.

Константин Паустовский о Владимире Гиляровском: «Гиляровский —.1 человек неукротимой энергии и неукротимой доброты... Удивительная] цельность и своеобразие его натуры, кипучая и пламенная натура, отчаянно смелый, щедрый и добрый, великодушный и простосердечный. Обитатели Хитровки принимала его как своего защитника, потому что он не гнушался бедностью и понимал их жизнь... Человек большого сердца. Чистейший образец талантливого нашего народа... Не было, должно быть, ни одного явления, которое не казалось бы ему смертельно любопытным и заслуживающим пристального внимания... Он без оглядки вмешивался в жизнь...»

Борис Полевой. Важно обладать даром быстро сходиться с людьми, умением расположить к себе человека, который почувствовал бы в вас внимательного собеседника и делился бы с вами самыми сокровенными мыслями и чувствами.

Вера Инбер. Находчивость, находчивость и находчивость. Журналист должен находить, что писать, как писать и куда писать.

Мариетта Шагинян. Способность различать существенное от случайного, правду от выдумки. «А тренировка той работы мозга, которую я зову апперцепцией, умением согласованно схватывать с годами делает нас профессионально подкованными для такой деятельности».

Борис Агапов. Искусство газетчика заключается в том, чтобы писать кратко. Кратко, но не бедно. Очень многое для журналиста значит его

100

 способность волноваться, его темперамент, умение видеть необычное в обычном и обычное в необычном.

Юрий Жуков. Важно сочетать две вещи: работать оперативно и нику-

" да не спешить.

Михаил Кольцов. Объективность, смелость, высокое достоинство, бережное обращение с фактом и мыслью, осведомленность. «Все надо посмотреть, почувствовать, оценить и не ошибиться. Надо быть честным ухом и глазом читателей, не злоупотреблять их доверием, не утруждать чепухой под видом важного и не упускать мелочи, определяющей крупное».

Анатолий Аграновский. Публицистика, по-моему, начинается там, где есть мысль. Хорошо пишет не тот, кто хорошо пишет, а тот, кто хорошо

думает.

Татьяна Тэсс. Умение установить место события или факта в жизни, глубина мышления, тактичность, доверительные отношения с героем, знание предмета, о котором пишешь, любознательность, но ненавязчивость, умение изображать жизнь во всей ее сложности, внутренняя, а не внешняя достоверность, требовательность к себе. «Одним из первых и главных качеств журналиста я считаю острое, не стихающее и не оставляющее его чувство ответственности перед читателями, перед газетой, перед самим собой — за каждое написанное слово».

Валерий Аграновский. Умение удивляться.

Юрий Черниченко. Творческое горение, вдохновение («Если сам не пылаешь праведным гневом или неуемной радостью, не трать, кума, силы»), способность не только поспевать за сегодняшним днем, но и заглядывать в будущее, в завтра, а для этого много знать: хорошо знать своего читателя, нужды и радости народные принимать как свои, уметь заслужить

доверие читателя.

Александр Бовин. Журналист — это дилетант высокой квалификации. Журналист должен знать что-нибудь обо всем, должен думать и, наконец, должен уметь посмотреть на себя с иронической улыбкой.

Владислав Листьев. Любовь к людям, к собеседникам, к участникам передачи, искренняя заинтересованность, юмор, но не саркастический, а добрый, помогающий человеку реагировать положительно и раскрываться в передаче. Постоянное стремление к новому, любопытство к людям. Денис Горелов о В. Листьеве: «Великий утешитель электронной эры», «антидепрессант», «прозрачный, вобравший двунадесять языков», «он с потрохами купил народ вопросительной интонацией... По прихоти судьбы, разносчицы даров, ему выпало умение разговаривать, а не вещать, слушать, а не ждать паузы».

Владимир Познер. «Чтобы стать профессиональным журналистом, телевизионщиком, конечно, нужно быть эрудированным. До нас существовало множество людей, более умных, чем мы с вами... А что касается сугубо профессионального мастерства, умения общаться, умения говорить, словом, владеть профессией — если это у вас есть, то вы далеко пойдете». «Чем бы каждый из нас ни занимался, главное — остаться порядочным человеком, ведь всякий нормальный человек в душе своей знает: что такое хорошо и что такое плохо».

101


Жанна Агалакова о Владимире Познере: «Он обладает редким ее танием: интеллектуал, профессионал и стопроцентный джентльмен в < ном лице!»

Леонид Парфенов. Ум, чувство юмора, обаятельность, работоспо| собность, чувство стиля в широком смысле слова.

Телекритик А. Вартанов о Светлане Сорокиной: «Сорокина не толь обаятельна, хороша собой, проста. Кроме всего прочего, она еще и у», самостоятельна в суждениях, смела, остроумна... Журналистка на кость гармонична и естественна во всех своих качествах. Прекрасно пс мая свою способность нравиться зрителям, она никогда не эксплуатирую это качество. Не пытается, как многие ее коллеги женского пола, кокет ничать, исторгать из наших сердец умиление, заискивать перед нами. Вмест с тем в отличие от других коллег не воздвигает между собой и зрителями преграды. Не стремится огорошить их чем-то по отдельности (скажем! костюмом ли, прической, темпом словоговорения или апломбом всезнай-; ки) или всем сразу. Поэтому-то, наверное, люди сразу же признали в не свою. Приняли в свои дома и сердца, стали относиться к ней так же ду<| шевно, как это было принято в далекую пору, когда ТВ только начин завоевывать наши симпатии».

Артем Боровик. «Я никогда не ориентировался на элиту, потому она изменчива, избалованна, цинична и всегда во власти своих интересов! очень далеко отстоящих от интересов обычных людей. Мы работаем , массового зрителя, в достойном, уважительном смысле этих слов».

Генрих Боровик и другие авторы книги «Артем» об Артеме Бор ке: совестливость, доброта, высокое чувство долга, абсолютная честность| порядочность, бесстрашие, подвижничество, постоянный поиск правды i справедливости, энергичность, неординарность, скромность, талант жур налиста и руководителя, глубина, искренность, верность в дружбе, та вызывать к себе добрые чувства («вокруг него всегда формировала аура добра»).

Ксения Ларина об Артеме Боровике: «Он верил в силу слов, передал ему по наследству отец — журналист и писатель. Он верил порядочность и верность. Он не менял друзей. Он уважал врагов, поэте му никогда не опускался до оскорблений. Предательство и лжесвидете ство претили ему... Принципиальность и мировоззрение были ему дс же благосклонности властей... Он умел уважать, не лицемеря, отвечать| на хамство без истерики, побеждать без надменности, разоблачать без злорадства, сочувствовать без снисходительности, дарить подарки бе*| превосходства. Он умел и любил доверять людям...»

Итак, обобщая эти и другие высказывания, пользуясь данны-j ми социологических опросов журналистов, анализируя особенно-! сти журнализма, можно назвать основные профессиональные ка-> чества журналиста.

Прежде всего, это талант, литературные, творческие способ-,| ности, любовь к профессии и работоспособность. Успеха в про-1 фессии добиваются те, у кого сильно развита творческая доми- i нанта, желание заниматься журналистикой.

102

 Журналист должен быть широко образованным, культурным человеком, у которого широкая эрудиция сочетается с глубокой компетентностью в той сфере, которую он освещает. И тому немало способствует природная любознательность и способность постоянно учиться, пополнять свои знания.

Безусловно, нужно уметь работать быстро, оперативно, быть мобильным, подвижным. Очень важны и такие качества, как адаптивность, умение приспособиться к любым обстоятельствам, работать в любой обстановке; находчивость, быстрота реакции и мужество, смелость, желание идти на риск, инициативность, выносливость, стрессоустойчивость.

Нельзя представить журналиста без таких свойств, как коммуникабельность, умение общаться с людьми, понимать их потребности и интересы, эмпатия (способность понять нужды и настроение другого человека, посочувствовать ему).

Наблюдательность, умение удивляться, объективность, интуиция — тоже родовые свойства журналиста.

Для репортера особое значение приобретают такие качества, как оперативность, мобильность, адаптивность, стрессоустойчивость, быстрота реакции, умение быстро переключаться с одного задания на другое, находчивость, особый «репортерский нюх» на интересную информацию, сенсацию, широкая информированность и любознательность, а также выносливость и настоящее мужество. Для аналитика важны глубокая компетентность в своей сфере, глубина постижения действительности, умение рассматривать отдельные явления в их связи с другими, их сложности и целостности, объективность, способность представлять и объективно подмечать разные позиции, диалектизм, нестандартность, независимость суждений, политическая культура и культура ведения дискуссий, способность делать прогнозы.

Публицист немыслим без яркой индивидуальности, выеркой доли личностного начала в творчестве, умения привлечь внимание аудитории, убедить ее. Ему нужны эрудиция, ярко выраженные литературные способности, образная метафорическая речь, творческая индивидуальность, нестандартность, аналитические способности, независимость суждений.

Ведущий телевизионного ток-шоу, модератор, организующий общение в студии, — это человек артистичный, обаятельный, обладающий быстрой реакцией, находчивостью, импровизационно-стью. Он должен иметь свое «лицо», ярко выраженную индивидуальность, уметь общаться с людьми, пришедшими на передачу в студию, быть искренним, но и уверенным в себе, раскованным, но тактичным. И конечно, хорошо владеть устной речью, иметь

103


приятный тембр голоса и телегеничную внешность, уметь рабо-] тать в прямом эфире. Одной из важных черт является эмоциона ность, способность к юмору, иронии, «игре» со зрителями и стниками передачи.

Интервьюер немыслим без коммуникабельности, внимания интереса к личности собеседника, умения «разговорить» его, спс собности ставить небанальные вопросы, умело направлять беседу,! самому быть интересным собеседником.

Этот перечень можно продолжить. Парламентский журналист, ■ примеру, должен быть компетентным в вопросах законодательства,, обладать высокой дипломатической, парламентской культурой щения. Для журналиста, работающего в издании для семьи, важнс быть особенно деликатным и тактичным в освещении личной жизни своих героев. Криминальный и военный репортер обычно смел хладнокровен. Журналиста-международника невозможно представь без знания иностранного языка, политики, экономики, культуры^ традиций и менталитета страны, о которой он пишет. Он должен быть дипломатичным и толерантным, но в пределах законов свое*] страны и международных правовых документов, обладать высок уровнем образованности и культуры, быть адаптивным и психологвд чески устойчивым, не потерять чувства достоинства и патриотизма

Короче говоря, каждая из специализаций требует определен*] ной совокупности качеств. Ищите свое направление в cootbctctbj со своей индивидуальностью и займитесь активным самообразова-j нием и самовоспитанием, ибо никто не сделает это за вас.

Мотивы выбора профессии

Журналистская профессия всегда привлекала своим разнооб-| разием и новизной, творческим характером. Причем эти мотивь преобладают и у тех, кто только готовится стать журналистом и^ находится на пути к этому, и для уже состоявшихся журналистов. Однако есть и существенные различия в мотивациях начинающих; журналистов и прошедших суровую школу редакционной жизни.! Меняется соотношение мотивов и во времени.

Проводимый каждый год в рамках курса «Введение в специ-| альность» опрос первокурсников факультетов журналистики по-1 казывает, что основные мотивы выбора профессии мало измени-! лись за последние годы. Как и прежде, основными остаются те,| что связаны с интересностью, новизной, общением с людьми и] поездками, с возможностью писать, заниматься творческой рабо-]

104

 той. Однако стало больше появляться прагматических мотиваций, связанных с общей ситуацией в стране, переходом на платформу рыночной экономики.

Конечно, практика общения с журналистами, сотрудничество в редакциях, знакомство с фактами преследований журналистов, просмотр телевизионных передач о трудной работе журналистов основательно подкорректировали романтические представления абитуриентов и студентов о своей профессии. Сейчас они лучше осведомлены о ней, о том, что их подстерегает. Если в прежние годы на вопрос: «Какие сложности, трудности видите вы в профессии журналиста?» — до половины первокурсников затруднялись ответить, то теперь таких почти нет. И в мотивах выбора профессии все чаще появляются связанные с рискованностью и динамизмом профессии, а также с ее прагматической стороной, желанием завести нужные знакомства, установить связи, заработать деньги, сделать карьеру, занять определенное положение в обществе. Общественные мотивы профессии у первокурсников по-прежнему звучат весьма редко. Теперь они выражаются в формулировках типа: «Хочу донести до людей интересную им информацию».

Аналогичные тенденции в динамике мотивации выбора профессии обнаружены нами и при анализе ответов журналистов в исследованиях разных лет.

В 60—80-е годы практически у всех групп опрошенных (и тех, кто едва соприкоснулся с профессией, и тех, кто уже поработал в редакции) среди мотивов выбора, привлекательности профессии на первых местах стоял ее литературно-творческий характер, романтичность, необычность, возможность иметь доступ в любые сферы и к любым источникам информации, разнообразие и увлекательность профессии, возможность общаться с интересными людьми, быть в курсе событий, настроений и мнений людей.

Характерно, что те же приоритеты наблюдаются и у американских журналистов. Но они чаще, чем российские, говорят о том, что их привлекает сам процесс информирования общественности, тогда как наши соотечественники в большей степени ориентированы на литературную работу, на раскрытие своего творческого потенциала. В этом сопоставлении проявляется традиционно сложившееся у нас представление о журналистской профессии как литературно-творческой в отличие от американского журнализма, суть которого — «рипотинг», т.е. информационная деятельность, служба. Впрочем, анализ динамики мотивации за тридцать лет в нашей стране свидетельствует о том, что в последнее время мотивация молодых журналистов стала ближе к ориентациям американцев. Правда, старшее поколение по-прежнему весьма высо-

105


ко ценит литературную сторону профессии, процесс работы словом.

В целом, по данным исследований 1997 и 2002 гг., на перг месте привлекательности профессии стоит «общение с людьми* возможность самовыражения, творческой самореализации. Рел чем прежде, журналисты мотивируют выбор профессии ее разнс образием и увлекательностью, возможностью повидать разные кр получить новую информацию, хотя эти стороны журнализма опрошенных весьма значимы. Появились и новые мотивы привл? кательности профессии, которых практически не было в прежш исследованиях: возможность переформировать, пересоздать жиз* свобода выражения мнений, рискованность, нестандартность, ai тюризм, острота ощущений, динамизм.

И безусловно, отношение к профессии прагматизировалосв! Даже о возможности повидать разные края нынешние прагматич| ные журналисты иногда пишут в анкете: «возможность удовлет рить любопытство за казенный счет», «познать мир не за зарплат а за отпускные». Изредка встречаются и такие суждения: «прс сия дает возможность установить нужные связи, прославиться заработать». Высокие мотивы служения обществу и истине, к ее жалению, нечасто встречаются у молодых журналистов.

Подобные наблюдения тревожат, как беспокоят коммерциали! зация и бульваризация журнализма. Однако нельзя не признать, это объективный процесс, имеющий глубокие корни в социалы переменах, происходящих в стране на наших глазах. Негативь эффекты, сопровождающие демократизацию общества и прессу будем надеяться, имеют временный, маятниковый характер.

Но одновременно естественным выглядит присутствие в мота вации нового поколения некой адаптивной компоненты, котора поможет ему более или менее безболезненно вписаться в рыноч ное функционирование СМИ, быть готовым работать в услов* конкуренции и риска.

Осознавая объективность многих сегодняшних перемен, не хс телось бы выплеснуть как лишнее то ценное, что характеризуе российскую традицию журналистики как гуманистическую, твор ческую, как служение общественным целям. К сожалению, эт| идеалы постепенно исчезают в сегодняшней жесткой конкурент^ ной коммерческой информационной среде. Журналистов отталки^ вает несвобода, ангажированность, необходимость писать по зака-jl зу, «зависимость СМИ от тупых бизнесменов и непрофессионаЦ лов». Вот несколько высказываний из анкет:

«Стыжусь того, что мои коллеги активно занимались разрушение* великой страны, оставив миллионы людей без крова, Родины и куска хле-|

 ба». «Частично разочаровался в профессии ввиду растущей продажности и невежества коллег». «Слишком просто газетная бумага становится туалетной бумагой». «Разочаровался не в выборе профессии, а в уровне сегодняшней журналистики, в массе своей не созидающей, а разрушающей, опошляющей, циничной».

Чтобы преодолеть негативные явления, надо стремиться к этому. Важно осознать: если прагматическая, индивидуалистическая, нетворческая мотивация закрепится у молодых журналистов и они будут использовать журналистику в корыстных целях, то их творческий и личностный крах неизбежен. Журнализм — это служение обществу, содействие тому, чтобы оно шло созидательным путем, а не разрушалось.

В целом удовлетворенность выбором профессии зависит и от многих других причин: общей ситуации в журналистике, собственного должностного или творческого положения, удовлетворенности своей работой, статусом профессии в обществе и т.п. В исследовании выпускников факультета журналистики МГУ в 1997 г. зафиксирована более высокая удовлетворенность выбором профессии, чем в 1972 г. Около половины очень довольны тем, что выбрали эту профессию, еще 37% в основном довольны и 9% отчасти довольны. Недовольных оказался всего 1%!

Почти такие же результаты получены в исследовании 2002 г., хотя немного уменьшился процент тех, кто отметил позицию «очень доволен». Но в целом (вместе с оценкой «в основном доволен») удовлетворены выбором профессии 91% с дипломом выпускника факультета журналистики МГУ.

За двадцать пять лет почти на 15% выросло число тех, кто очень доволен профессией. И это говорит о том, что изменилась информационная ситуация в стране. Увеличилась возможность выбора места работы, изданий разной направленности и стиля, расширилась сама тематика изданий и телерадиопрограмм. Журналистика стала более свободной, рискованной, азартной и вариативной*.

Если вы останетесь верными этой профессии — вас ждет хотя и трудная, но очень интересная творческая судьба. Однако чтобы стать настоящим профессионалом, полезным обществу и людям, нужно многому научиться. А о том, каким образом учиться журналистике наиболее рационально, поговорим во второй части учебного пособия.

* См.: Свитич Л. Г., Ширяева А. А. Журналистское образование: Взгляд социо-л°га. м., 1997.

106


Часть   II

ЖУРНАЛИСТСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И КУЛЬТУРА УЧЕБНОГО ТРУДА

Журналистское образование

Первые школы журналистики

История журналистского образования насчитывает около ста лет. Журналистские школы стали появляться на рубеже XIX—XX вв. в США, Германии, Англии, Швейцарии, Японии, Италии, Китае в связи с увеличением числа газет и журналов. Их количество в первое десятилетие XX в. достигало в европейских странах нескольких тысяч.

Одной из первых считается высшая школа журналистов в Берлине. Слушатели изучали юридическое положение о печати, историю и технику газетного и печатного дела, практическую журналистику (редактирование, полемизирование, технику просмотра газет и пр.), рецензирование драматических представлений, романов, опер и концертов, упражнялись в писании корреспонденции и репортажей. Обучение было платное*.

В штатах Вирджиния и Пенсильвания в США еще в конце XIX в. появились первые учебные заведения для журналистов. В 1902 г. Высшая школа журналистики открылась в Колумбийском университете США по инициативе газетного магната Джозефа Пу-литцера, пожертвовавшего на это 2 млн долл. (в США существует ежегодная пулитцеровская премия за выдающиеся литературные публикации). Появились журналистские школы также на юридических факультетах университетов в Вашингтоне и Филадельфии**-

 В Европе родоначальницей журналистского образования счи-ся Высшая школа социальных наук в Париже со специальным ультетом журналистики. В Европе и Америке, где школы журналистики зародились в эах университетского образования, с самого начала шли дис-гии о том, нужно ли вообще журналисту специальное образо-дае, а если нужно, то какое — фундаментальное университет-ил и узкопрактическое. Сторонниками первого направления уступили представители европейской школы, второго — амери-1СКОЙ. Но к концу 1920-х годов даже в Америке, где было уже сколько десятков учебных заведений, победили сторонники цаментальной подготовки. И вот почему. В американских школах начала века основное внимание уделя-сь технике репортажа, методике поиска новостей, психологии ркламы и развитию чисто практических репортерских навыков. »же время не придавалось «значения общеобразовательной под-эвке, развитию у студентов интеллектуального кругозора, шишкой общей культуры»*. Обучение велось по типу работы в мини-дакции: выпускались газеты, которые шли в розничную торгов-э. Такая система подготовки, как пишут исследователи, привела ^кризису. Один из владельцев провинциальных изданий привлек 1имание общественности к качеству профессионального образо-*ия журналистов: из двадцати выпускников специальных школ , пять лет в его газетах прижился только один. Для выявления причин такого положения была создана специ-ьная комиссия. Она пришла к выводу: учить нужно не только амповке новостей», не только процедурно-технологическим темам газетного дела, но и давать фундаментальные «знания в части истории, социологии, других гуманитарных наук»**. }' Однако и после коррекции в сторону более глубокой подготовки (ериканская школа журналистики все-таки сохранила свое праг-ческое направление в отличие от европейской, которая всегда авала большое значение изучению фундаментальных гумани-рных, исторических, филологических, юридических и социальных : наряду со специальными практико-журналистскими.

gj, Зарождение журналистского образования в России

Первые попытки организовать обучение журналистике в Рос-[ были предприняты также в начале XX в. После отмены крепост-

* См.: Есин Б. И. Из истории высшего журналистского образования // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1969. № 2. С. 82.

** См.: Таловое В. П. Журналистское образование в СССР. Л., 1990.

108

 * Таловое В. П. Указ. соч. С. 10. '**Тамже. С. 11-12.

 109


ного права, когда в несколько раз увеличилось число изданий по сравнению с дореформенным временем, встал вопрос о профессиональных кадрах.

Штаты редакций комплектовались в то время из случайных людей. Журнал «Русская мысль» писал в 1906 г.: «Случается у служащего дефицит, он пополняет его статейками; остался человек без места — он идет в газету и начинает промышлять репортажем. Тут вы встретите неудачника или временно зануждавшегося студента и доктора, выехавшего из провинции для диссертации, и отставного офицера, и выгнанного со службы телеграфиста, и бывшего актера, и разорившегося купца-спекулянта, и помощника какого-нибудь частного поверенного по бракоразводным делам...; рядом с людьми, безусловно, порядочными встретите людей не только сомнительных, но и прямо темных, которые только прикрываются репортажем, а сами делают из него доходную статью»*.

Журналисты тех лет с юмором вспоминали о популярном методе отбора в редакцию после «испытания на огурец». Новичок считался пригодным к журналистике, если мог выпить под один огурец двузначное число рюмок водки.

Проект создания высшей школы журналистики обсуждался в Петербурге в 1902 г. Предусматривалось, что возглавить ее должен известный в ту пору писатель Петр Дмитриевич Боборыкин, весьма образованный человек, имеющий юридическое образование. Но этому проекту не суждено было сбыться. Вместо высшей школы открылись в Москве научные и практические курсы для журналистов под руководством профессора Леонида Евстафьевича Владимирова. Курсы предназначались для того, чтобы «лицам, не получившим образования на юридическом факультете, дать систематическое собрание этико-юридических знаний, необходимых для понимания и обсуждения вопросов общественной жизни, составляющей предмет так называемой публицистики»**. При приеме на курсы (платные) не ставились ограничения ни по уровню образования, ни по полу, ни по социальным, возрастным или национальным характеристикам.

Программа обучения на курсах была весьма основательной. Она включала юридические, исторические и филологические дисциплины. Много места уделялось культуре и искусству. Лекции по специальным дисциплинам сопровождались практическими занятиями.

Учеба началась 1 февраля 1905 г. и была прервана через 9 месяцев в связи с декабрьским вооруженным восстанием***.

 Больше в России до революции учебных заведений для журна-стов не существовало. Правда, находясь за рубежом, В. И. Ленин j,vero соратники обучали журналистике рабочих, приехавших из :ии. Еще в 1904 г. русские эмигранты-партийцы пытались орга-эвать обучение газетному делу в Женеве. Эта идея была реали-ана в 1909 г. в партийных школах на Капри, в 1910 г. — в Боло-и в 1911 г. — в Лонжюмо под Парижем. Для слушателей этих [ читали лекции и учили их практической журналистике В. И. Ле-I, А. М. Горький, А. А. Богданов, А. В. Луначарский, Н. А. Семаш-Ю. М. Стеклов, И. Арманд, Н. К. Крупская и другие известные артийные публицисты.

В самой же России консультированием журналистов занима-сь профессиональные издания, в частности петербургский жур-«Сотрудник печати», который ввел специальную рубрику для 1чинающих журналистов. Учебная комиссия в московском изда-гве «Луч» тоже исполняла такие консультационные функции. Но все это не решило проблемы профессиональной подготовки зов для газет. Общий уровень журналистов, по свидетельству ис-дователей, был весьма низок: «...Если в отдельных русских ле-ьных дореволюционных органах сотрудничали некоторые круп-! писатели, ученые и журналисты (А. И. Куприн, В. А. Гиляров-«й, В. И. Дорошевич, А. В. Амфитеатров и др.), то рядом с ними ех же органах и во многих других подвизались случайные для эналистики люди. Ограниченность тематики буржуазных изданий, информационный характер позволяли таким людям с большим меньшим успехом выполнять свою роль, но язык, литератур-> достоинства их публикаций были на чрезвычайно низком уров-е... Следовательно, каких-либо традиций в области журналистско-и образования не оставили ни дореволюционная официальная си-вма просвещения, ни общественная инициатива»*.

Профессиональная подготовка в 20-е годы XX в.

После революции стала бурно создаваться новая печать, по-тись издания для разных слоев населения — рабочих, кресть-к, солдат. Журналисты старых газет эмигрировали или перешли другую работу. Партийные публицисты заняли руководящие

ПО

 * Кривенко С. Газетное дело и газетные люди // Русская мысль. 1906. № 10. С. Ю-** Есин Б. И. Путешествие в прошлое. М., 1983. С. 158. *** См.: Таловое В. П. Указ. соч.

 Jj' * Бережной А. Ф. О некоторых итогах и проблемах развития журналистского азования и журналистской науки в университетах нашей страны // Журналис-а, наука, образование, практика. Л., 1971. С. 7-8.

111


посты в новых партийных и государственных структурах. Газе испытывали острый недостаток кадров. Об этом шел разговор и i первом съезде журналистов в 1918 г. Тогда же Пролеткульт пр принял попытку организовать в Москве курсы журналистов.

В Петрограде школу журнализма, по утверждению А. Ф. Береа ного, очевидно, организовало Общество журналистов. По воскр сеньям читали лекции для работников печати А. И. Куприн («<| репортере и газете»), А. В. Амфитеатров («О редакторе»), И. И. Л« вин («Экономика газетного хозяйства»). Программа была напеча тана в газете «Вечернее слово» 12 и 19 апреля 1918 г. Но шкс просуществовала недолго.

Толчком для развития журналистского образования в стран| был VIII съезд партии (март 1919 г.), который предлагал серьезв озаботиться комплектованием редакций профессиональными; налистами. В результате в том же году была открыта школа жури листов при РОСТА (Российском телеграфном агентстве)*. Ее : ча — подготовить группу склонных к журналистике людей из бочей и крестьянской среды. На учебу в школу направляли! основном редакции местных газет. Набор — 50 человек. «Повива ным отцом» школы был директор РОСТА Платон Михайлович женцев, специалист по научной организации труда, автор первой учебника по журналистике «Газета. Ее организация и техника», курсы были краткосрочными — полутора—трехмесячными и зь комили только с азами газетного дела.

Составленная Керженцевым программа предполагала изучен» организационно-экономических основ деятельности газетной дакции и ее экспедиции, книжного издательства, информацией ного агентства и пресс-бюро. Учащиеся должны были приобретав навыки написания репортажа, подготовки и обработки телеграф ных сообщений, составления рекламных материалов, выпуска зеты и журнала, осваивать корректуру и стенографию, знаком* ся с типографским процессом и множительной техникой (пиг. щими машинками, ротаторами и т.п.). Они слушали также лекци| по научному коммунизму, политической и экономической графии мира, эстетике и литературе, истории русской и зарубеж| ной прессы. Но за три месяца дать серьезные знания по этим на правлениям не удавалось.

И хотя школа за короткий срок выпустила 136 газетчиков и' значительной степени выполнила поставленную перед нею зада| чу, тем более что по ее примеру открылись школы в Петрограде

* См.: Каравашкова С. В. Подготовка журналистских кадров в первые годй советской власти // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1967. № 5.

112

 Екатеринбурге, Ташкенте, Баку, Смоленске, Казани, Витебске*, вСе-таки это был журналистский ликбез, обучение низшего звена газетных работников — литправщиков, хроникеров, выпускающих. Школа не решила проблемы подготовки квалифицированных журналистов и тем более руководящего состава. Именно поэтому все активнее обсуждается вопрос о создании института журналистики.

В 1920 г. Константин Петрович Новицкий и другие энтузиасты развития журналистского образования подготовили проект Положения об институте журналистики. В 1921 г. школа журналистики преобразуется в Институт красных журналистов. Его открытие состоялось 15 октября.

В задачи института входила разработка вопросов газетного дела и развитие новых форм печатной и устной пропаганды и агитации, подготовка опытных редакторов, литературных критиков, заведующих редакционными отделами, секретарей, хроникеров, выпускающих. Срок обучения — один год.

В учебном плане значились лекции по истории большевистской и рабочей печати (их читали М. С. Ольминский, Л. Б. Троцкий, Н. Н. Батурин), по истории РКП(б) (М. И. Ульянова, А. В. Луначарский, Ю. М. Стеклов). Курс общей психологии и психологии творчества читал известный профессор П. П. Блонский, языкознание — профессор А. М. Пешковский.

Специальные дисциплины преподавали ведущие журналисты: редактор газеты «Рабочая Москва» и журнала «Перец» Б. М. Волин, редактор журнала «Журналист» С. Б. Ингулов, известный фельетонист Н. К. Иванов (Грамен), специалист по истории и технике печати М. И. Щелкунов, В. Я. Яроцкий — исследователь англоамериканской литературы и журналистики.

В институт в 1921 г. было принято 110 студентов. Весьма примечательно, что 6% из них имели высшее образование, 74% — среднее и 20% — низшее. Почти все до учебы работали в печати, причем третья часть — редакторами газет. Каждый пятый — из рабочих, около 70% — члены партии. Среди учащихся не более 15% женщин, каждый четвертый имел семью. Состав студентов многонациональный — русских была только половина**.

В декабре 1921 г. открылся Институт журналистики в Петро-гРаде.

Конечно, уровень подготовки, которую можно было дать в течение года, не отвечал растущим потребностям журналистской

См.: Привалов В. 3. От «школы журнализма» до факультета журналистики // н. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 1982. № 1. ** См.: Отчет о деятельности Государственного института журналистики за •922-1924 гг. М., 1924.

113

8-

927


практики. Поэтому на III Всероссийском съезде работников ти (1922) встал вопрос о том, что институты должны давать только практическую подготовку, но и достаточную общеобра вательную. Это требовало увеличения срока обучения студент В 1923 г. декретом Совнаркома московский институт был прес зован в Государственный институт журналистики (ГИЖ) с летним сроком обучения.

Важной считалась идеологическая подготовка, ибо в годы нэп нужно было, по мнению партийных руководящих органов, сох нить в чистоте социалистическую идеологию. Поэтому уже в 1924 ГИЖ получил статус Коммунистического вуза (Комвуза), что зволило улучшить финансовое и материальное положение инст тута и студентов. Прежде институт журналистики располагался! двухэтажном доме фабриканта Губкина на Малой Дмитровке, j где было очень тесно. Новый институт переехал в просторный < няк на Мясницкую, 13*.

Правила приема в ГИЖ гласили, что приниматься будут тс ко члены КПСС с трехгодичным стажем, поработавшие в газета качестве рабочих и сельских корреспондентов. А основная зада«| института — подготовка ответственных руководителей и сотру ников рабочей и крестьянской печати.

Учебный план первых институтов журналистики включал в новном профессиональные дисциплины: введение в газетное де теория публицистики, газетная информация, история русскс журналистики, законодательство о печати, новые формы газе правка материалов, критическая библиография, пресс-бюро, пра тические занятия по публицистике и информации, психотехш

Позднее, с увеличением курса обучения до трех лет, в щ грамму были включены общественно-политические дисципли? Однако значительную часть занимали все-таки профессиональнь Специальным предметам отводилась третья часть времени на пе вом курсе, 40% — на втором и 70% — на третьем**.

В учебном плане 1925 г. наряду с организацией работы редан ции, газетными жанрами, публицистикой и информацией, ист рией печати, газетным хозяйством, современной советской и инс странной печатью изучались история России и зарубежных ст политическая география, история развития общественно-полити| ческих формаций, история партии, современное партстроителе ство, исторический материализм, экономическая политика CCCI

 право СССР (включая законодательство о печати), общая психология и психология творчества, русский язык. Кроме того, преподавались математика и естествознание, которые восполняли пробелы среднего образования. Как видим, учебный план состоял из профессиональных и историко-политических дисциплин. Практически отсутствовали филологические курсы, которые впоследствии стали доминирующими на факультетах журналистики.

Обучение велось в форме бригадно-лабораторного метода. Лек-хор давал только общую ориентацию в предмете, а освоение курса шло путем самостоятельных занятий и во время групповых коллоквиумов, дискуссий, семинаров в группах. В «Журналисте». (1926. № 4) сообщалось, что в процессе перехода института на «рельсы комвуза» секционный метод заменяется дальтон-планом, в который включено 17 предметов. Студенты должны заниматься не в общежитиях, а в кабинетах института и проводить там 8—9 часов. Для таких занятий были организованы кабинеты газетного, печатного дела, современной периодической печати, истории печати. Работала типолаборатория, газетотека и музей газетного дела.

Была предусмотрена и трех-четырехмесячная практика в газетах. Студенты исполняли работу литсотрудника, репортера, завот-дела и даже редактора и ответственного секретаря.

Очень много внимания уделялось общественной работе, шефству над производственными коллективами, воинскими частями и детскими учреждениями, где выпускали стенгазеты, учили внештатных корреспондентов.

Студенты, обучавшиеся в институтах, как и вся страна, переживали финансовые и материальные трудности. Четвертый съезд работников печати, который собрался в 1923 г., организовал шефство над московским институтом журналистики. В отчете ГИЖа сообщалось, что специальная комиссия следила за тем, чтобы государственной стипендией, общежитием и столовой пользовались только те студенты, которые посвящают работе в институте все свое время. С помощью шефов удалось увеличить месячную смету на питание 170 студентам. «Вместо небольшого малопитательного обеда, — сообщалось в отчете, — студент ГИЖа имеет теперь мясной обед из двух блюд, вечером ужин (одно блюдо) при 1'/2 фун. полубелого хлеба»*. И все-таки студенты вынуждены были прирабатывать, чтобы обеспечить элементарные потребности в питании и средствах на самые необходимые нужды.

Несмотря на финансовые и бытовые трудности, студенты тех лет занимались очень прилежно. Этому способствовала и неплохая

114

 * Подробнее см.: Таловое В. П. Указ. соч. ** См.: там же. С. 27.

 * Государственный институт журналистики.

 М., 1924. С. 149.

 115


укомплектованность институтской библиотеки. В 1922 г. она на тывала около 6000 книг, 1358 наименований. В том числе 491 литературе, 304 — по истории и географии, 196 — по математ и физике, 148 — по языкознанию, 100 — по религии и атеиз! 95 — по философии, 37 — по искусству.

Наибольшей популярностью у студентов пользовалась худоз! ственная литература (38%) и книги по социальным наукам (185 истории и географии (17%), по журналистике (12%). От 3 до U запрашивали книги по точным наукам, философии и языкоз! нию и только 0,8% — по искусству. Такие данные сообщалис отчетах института. Выбор книг отражал состав читаемых курсе историко-социальные и журналистские.

Кроме институтов журналистики в 20-е годы существова другие формы подготовки журналистов. В 1924 г. открылись а газетного дела в Коммунистическом университете народов Воск ка и в Коммунистическом университете нацменьшинств для обучения и направления кадров в газеты на национальных: ках и выходящих в национальных республиках Союза. Журналис ские факультеты и отделения открылись в комуниверситетах. лоруссии, Закавказья, Средней Азии, Татартт и других (общим' лом около 45).

Литературных редакторов и критиков готовили университеп В частности, такие специальности были на факультете общест ных наук (ФОН) в Московском государственном университ Позднее подготовка редакторов и критиков была продолжена этнологическом факультете МГУ.

В Ленинградском университете редакторов готовили на «ям(] ке» (факультете языкознания и материальной культуры). Там подавали историю русской журналистики, газетное и печатное де книговедение, технику типографского набора, проводили пра тикумы. В 1926 г. в Ленинградском университете была создана федра газетного дела.

Кроме двух ведущих университетов страны подготовку кадр для печати в 20-е годы вели редакционно-издательская секция 1 шего литературно-художественного института в Москве и ститут живого слова в Петрограде, который затем в 1924 г. бь преобразован в Государственные курсы техники речи с отделен» ем литературного творчества и журналистики.

Существовали и газетные техникумы, в которых обучали портеров и литработников, выпускающих и корректоров (первь

 техникум открылся в Ленинграде). Кроме того, были так называете «газетучи» школы газетного ученичества — своего рода газетные профтехучилища. В Москве подобная школа открылась в

1926 г.

Функционировали всевозможные курсы повышения квалификации и переподготовки журналистов разной периодичности.

Таким образом, к концу 20-х годов существовали самые разнообразные формы подготовки журналистов: от курсовых и начальных школ, техникумов до институтов и университетов, от академических до партийно-политических. И все-таки уровень образования, и тем более специального, был весьма невысок. По широкому исследованию, проведенному в конце 20-х годов, выяснилось, что только 4,5% учились журналистике. Общий уровень образования газетчиков также был весьма низок*.

Идеологизация образования в 30-е годы

В связи с задачами индустриализации и коллективизации в 30-е годы прошлого века требовалось укрепить вертикаль власти и охватить идеологическим влиянием все структуры — от низовых до более высоких. Перестроилась и печать: от классового принципа дифференциации изданий для рабочих, крестьян и других социальных групп она перешла к территориально-отраслевому. Причем особенное значение придавалось вновь созданной низовой печати, газетам машинно-тракторных станций, совхозов и колхозов, фабрично-заводской и районной печати.

Буквально за два-три года число газет увеличилось в несколько раз! Чтобы «наиболее полно охватить массы партийным влиянием» и укрепить местную власть, «с конца 20-х годов (в связи с отходом от нэпа) в стране стала складываться своеобразная форма государственного устройства — административный, авторитарный, бюрократический социализм с присущим ему умалением, а нередко и полным отказом от экономических стимулов в хозяйственной, коммерческой, иных видах деятельности, выполнявших функции своего рода "двигателей" общественного прогресса... Но так как кроме идеологических, политических стимулов заменить их было нечем, то последние выдвинулись на первый план. Потребность в газетах как важнейшем атрибуте политики и идеологии в связи с этим резко возрастала»*.

* См.: Худяков Е. Л. Университетское образование журналистов // Вестн. Мс ун-та. Сер. Историко-филологическая. 1959. № 1.

116

 

См.: Гус М. С. За газетные кадры. М.; Л., 1930.

Таловое В. П. Указ. соч. С. 38.

117


Следовательно, многократно возрастала и потребность в газ ных работниках. Нужны были экстраординарные меры по ул нию системы журналистского образования. Они были предпр* ты: в 1930 г. вышло специальное постановление ЦК ВКП(б) кадрах газетных работников», в котором предлагалась разверну система подготовки и переподготовки всех категорий руковод щих и рядовых работников печати:

работников центральных, республиканских, краевых и
ластных газет готовят курсы марксизма (редакторское отделен
Института литературы и языка (ЛИЯ) Комакадемии;

среднее звено этих газет, а также редакторов крупных ра
онных и городских газет готовит
Коммунистический институ
журналистики (бывший ГИЖ).
В нем же сосредоточивается научн|
исследовательская работа в области журналистских дисциплин;

работников для профпечати готовит газетное отделен
Высшей школы профдвижения при ВЦСПС;

редакторов районных газет, а также фабрично-заводсет
совхозных и колхозных —
отделения работников печати местнь
комвузов и вечерние институты журналистики;

литературные и технические кадры обучают литфаки,
ституты, техникумы и газетучи (школы газетного ученичества)

Кроме того, предполагалось развернуть широкую систему , реподготовки кадров на 2—3-месячных курсах при КИЖе, на сах марксизма, в Институте литературы и языка (ЛИЯ) Кома* демии, комвузах и радиоцентре.

В соответствии с постановлением по всей стране была разве нута система институтов журналистики, отделений при комвуз техникумов, школ и курсов для подготовки газетных кадров.

Одновременно меняется и направление обучения. Государстве^ ный институт журналистики переименован в 1930 г. в КИЖ '. мунистический институт журналистики. Это не было формально изменение названия, оно означало, что основным в преподав нии стали не профессиональные дисциплины (им отдавалась все! шестая часть учебного времени — три дисциплины), а идеолог ческая партийная подготовка, выработка «классового чутья», ум<$ ния точно следовать за партийными директивами. Напомним, в прежних планах половину учебного времени (а на старших сах до 70%) студенты занимались профессией, хотя идеологиче кий уклон тоже был силен. Но в условиях, когда после отмеь нэпа экономические регуляторы народного хозяйства переста

 действовать, остался один рычаг — идеологическое принуждение. Поэтому обучение журналистов—пропагандистов и агитаторов новых социальных преобразований было поставлено во главу угла.

Исследователи печати приводят высказывание И. В. Сталина, которое стало магистральным при обучении журналистов: «Некоторому минимуму техники журналистики обучать их, конечно, надо. Но основное не в этом. Основное в том, чтобы они выработали в себе чутье журналиста-общественника, без которого корреспондент не может выполнять свою миссию и которое не может быть привито какими-либо искусственными мерами обучения...»*

Указание вождя легло в основу формирования учебных планов, в том числе и созданных журналистских институтов в Ленинграде (1931), Харькове (Всеукраинский КИЖ), Минске (1932), Алма-Ате (1934), Свердловске и Куйбышеве (1936).

Обучение в вузах сопровождалось идеологическими чистками кадров, изгнанием «чуждых социализму элементов», «уклонистов от генеральной линии партии». В московском КИЖе в результате сменился почти весь преподавательский состав. Опытные профессионалы заменялись слушателями Института красной профессуры.

Основной базой подготовки кадров для советской печати до 1938 г. оставался институт в Москве. В 1931 г. он получил статус всесоюзного и стал называться ВКИЖ. В 1934 г. его структура была такова:

трехгодичное отделение для подготовки редакторов район
ных и политотдельских газет и работников областных и краевых
газет;

трехмесячные курсы для подготовки и переподготовки ру
ководителей областных и краевых газет;

одногодичные курсы подготовки руководителей комсомоль
ских изданий;

сектор заочной подготовки и переподготовки для руководи
телей районных и политотдельских газет с полуторагодичным сро
ком обучения.

Заочной учебой было охвачено до 2000 журналистов. Аналогичная система была и в других КИЖах.

Помимо поименованных в постановлении «О кадрах газетных Работников» вузов (КИЖи, ЛИЯ Комакадемии, Высшая школа профдвижения) кадры для печати готовили Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ), созданный на базе гуманитарных факультетов МГУ, Редакционно-издательский инсти-

* КПСС о средствах массовой информации. М., 1979. С. 149.

 * Цит. по: Таповов В. П. Указ. соч. С. 40.

118

 119


тут (РИИН), в который вошло и литературное отделение этнс гического факультета МГУ. Впоследствии этот институт влился Московский полиграфический институт, где есть редакционное дательский факультет.

Высшая партийная школа и редакторское отделение Курсов ма ксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б), институты красной профе готовили высший командный состав печати.

Газетные техникумы работали в Москве, Ростове-на-До* Харькове. Соответствующие отделения совпартшкол были в Ор Мичуринске, Пензе, Костроме и других городах.

Вот весьма характерный для 30-х годов перечень дисцищц областного комвуза им. Варейкиса Центрально-Черноземной ласти. Среди 18 курсов большинство политизированных: истор| РКП (б), Коминтерна, диамат и ленинизм, история большевис кой печати, печать в социалистическом наступлении, учение Ма кса, Ленина, Сталина о печати, печать как орудие социалистиче кого строительства, печать и оборона. Ясно, что задачи воет ния журналистов активными бойцами партии, идеологичес)! закаленными выполнялись истово. Прочные профессионалы знания отодвигались на задний план. Страна переживала пери<| сталинского идеологического прессинга.

Университетская система подготовки журналистов*

Многоуровневая система подготовки и переподготовки га ных работников, идеологических кадров для печати существо! до самой войны, до 1941 г. Только Московский КИЖ был закрь 1938 г. по причинам, не выясненным до конца. В годы войны по,и товка военных корреспондентов велась на специальных курсах.   Щ

Но уже в ходе Великой Отечественной войны началось форм| рование университетской системы подготовки журналистских i ров. В 1941 г. институт журналистики в Свердловске вошел на щ вах факультета в состав Уральского государственного университеп В 1944 г. факультет журналистики создан в Белорусском универси те, в 1946 г. открылось отделение журналистики в Ленинградскс в 1947-м — в Московском университете.

В 40-е годы на филологических факультетах появились отдел ния и кафедры журналистики в Азербайджанском, Вильнюсском, ' захском, Киевском, Львовском, Ташкентском и Харьковском универ тетах, там, где и прежде была налажена институтская систе*

* Этот раздел написан в соавторстве с А. А. Ширяевой (см.: Свитич Л. Ширяева А. А. Указ соч).

120

 подготовки журналистов. Одновременно появляются соответствующие отделения в составе партшкол.

Почему же после войны не возобновилась прежняя институтская система журналистского образования? Почему стала развиваться и затем преобладать университетская? На этот вопрос нет однозначного ответа. Первое, что очевидно, — идеологическая подготовка в ущерб профессиональной, которая практиковалась в 30-е годы, не способствовала профессиональному качественному росту работников печати. Требовалось более фундаментальное образование. Глубокую и широкую гуманитарную подготовку давали именно университеты.

Открытие отделений журналистики в рамках филологических факультетов (тем более что во многих из них читались курсы по журналистике) позволило улучшить языковую подготовку журналистов. Возможности других факультетов университета привлекали квалифицированных преподавателей к чтению курсов по философии, политэкономии, психологии и этике, эстетике, логике, другим фундаментальным курсам.

Традиции университетского образования положительно влияли на развитие культурного уровня студентов, прививали исследовательские навыки, учили искусству работы с литературными источниками. Сыграло свою роль и то, что соединить ресурсы бывших институтов и университетов (кадровые, материальные и финансовые) в условиях войны и послевоенной разрухи было легче.

Возможно, повлияло и то обстоятельство, что после репрессий 30-х годов, перестрадав и победив фашизм, освободив Европу, советский народ почувствовал себя более свободно, стал менее терпим к жестким идеологическим нормам и партийному диктату. Поэтому старые формы организации, в том числе и в области образования, уже не могли быть восстановлены после войны в прежнем виде. Власти понимали это. Началась демократизация журналистского образования, которая выразилась в переносе центра обучения журналистов в менее политизированные по сравнению с партшколами и институтами университеты. Вероятно, какое-то влияние оказало и то, что в Европе и Америке подготовка журналистов издавна велась в университетах.

Короче говоря, было достаточное количество факторов, повлиявших на то, что после войны в стране преобладающей стала университетская система журналистского образования, дополненная партийной подготовкой и переподготовкой руководителей редакций в рамках Высших партийных школ (ВПШ).

Итак, история университетского журналистского образования началась в послевоенное время и ее родоначальниками выступили

121


те города и регионы, где до войны уже сложилась институте! система подготовки.

Создание отделений журналистики на базе филологичеы факультетов во многом определило то, что в первые годы их cj ствования основу учебных планов составляли традиционные дологические дисциплины.

В те годы были широко представлены курсы по литературе языку. Приведем для примера план МГУ: введение в языкознан! история русского языка; современный русский язык; старослав* ский, латинский и иностранный языки; введение в литературо! дение; введение в советскую литературу; русская, советская и ,. рубежная литература. Общественные дисциплины включали осне вы марксизма-ленинизма, политэкономию, диалектический исторический материализм, историю философии, экономичен и политическую географию СССР и зарубежных стран. Цикл ис рических дисциплин включал историю древнего мира, исторш новейшего времени, историю СССР.

Таким образом, степень фундаментальности подготовки, обес печенная к тому же высоким уровнем преподавания университе , скими профессорами, была на порядок выше той, которая обеей печивала учебный планы довоенных институтов журналистики, вот количество профессиональных и практических дисциплин первые годы становления отделений журналистики в рамках унии верситетов было невелико. В дипломах первых выпускников знач! лись история журналистики и большевистской печати, теория практика советской печати.

В какой-то степени близкими к профессиональным дисциплин нам можно отнести логику, психологию и историю международ-» ных отношений. Но были и спецкурсы, например «Основы сталинского учения о языке», и спецсеминары по выбору. Студенть направлялись на производственную практику, защищали курсо-| вые и выпускные работы.

Итак, в 50-е годы начала формироваться и в общих чертах оп-| ределяться система подготовки журналистов в университетах.

В 1954 г. открылся факультет журналистики во Львовском уни-^ верситете. Но особенно бурный рост новых отделений и факульте-; тов журналистики начался в 60-е годы — годы хрущевской «отте-; пели». Открылись новые отделения и факультеты в Воронежском,* Дальневосточном, Иркутском, Казанском, Кишиневском, Ростовском1-и других университетах.

В ведущих вузах появились новые кафедры. Более основательно стал изучаться процесс производства газет, техника газетного дела, полиграфическое дело. Читался курс «Технология полиграфичес-122

 кого производства». Студенты знакомились с этим практически в ходе выпуска учебной газеты в типолабораториях, проходя производственную практику в редакциях, стали изучать стенографию, машинопись, фотодело.

К середине 60-х годов началась подготовка, сначала в МГУ, потом и в других крупных университетах, журналистов для радио и телевидения. Вышли первые учебники и учебные пособия по теле-, радиожурналистике.

Весьма заметной вехой в журналистском образовании стал 1972 г., когда было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему совершенствованию высшего образования в стране». В ходе его реализации в 1973 г. Минвуз утвердил новый типовой учебный план по специальности «Журналистика». В нем появились новые дисциплины: литературно-художественная критика; теория литературы; современные проблемы экономики, науки и техники; журналистское мастерство. Обязательным был выпуск учебных газет, радио- и телепрограмм. Была предусмотрена специализация студентов для работы в газетах и журналах, в радиовещании и на телевидении, специализация по редактированию массовой литературы, литературно-художественной критике, теории и практике перевода.

Новый этап в развитии журналистского образования связан с выходом в январе 1975 г. постановления ЦК КПСС «О мерах по улучшению подготовки и переподготовки журналистских кадров». После постановления ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1930 г. «О кадрах газетных работников» это первое за столь долгий период партийное постановление, специально посвященное проблемам журналистского образования.

В результате в новый типовой учебный план были внесены существенные изменения. Появились курсы «Введение в журналистику», «Критика теории и практики буржуазной журналистики», «Научные основы пропаганды и методы идеологической работы», «Партийное и советское строительство». Усиливалась экономическая подготовка студентов. Она стала более фундаментальной. Лекции по экономике отдельных отраслей народного хозяйства были заменены двумя курсами: «Основы экономики» и «Научные основы управления и планирования народного хозяйства». Впервые в типовой учебный план были введены дисциплины «Социальная психология» и «Методика конкретно-социологических исследований и печать», которые до этого уже были в учебном плане МГУ. Постановление «О мерах по улучшению подготовки и переподготовки журналистских кадров» открывало новые возможности и в плане расширения форм подготовки журналистов. В нем

123


предусматривалось открытие специального отделения для pat ников редакций, специалистов разных областей народного хоз* ства, имеющих высшее образование и проявивших литератур*, способности, со сроками обучения по дневной форме до 2 и вечерней до 3 лет. Такие отделения открылись в 1976 г. на факуа_ тетах журналистики МГУ, ЛГУ и УрГУ. В эти же вузы стали переи водить студентов из университетов национальных республик, теху которые проучились три курса на филфаке на родном языке.     ?|

На факультетах журналистики были расширены подготовитель-! ные отделения для рабочей и сельской молодежи. От 30 до 505 общего состава принимаемых на факультеты формировалось за сче. «рабфака». И хотя это было главным образом связано с кадровой политикой партии, строго следившей за социальными характер! стиками обучающихся, такие отделения действительно помога... рабочей и сельской молодежи, демобилизовавшимся из армш компенсировать недостатки в знаниях и поступить в университет,!

В это же время было открыто международное отделение на фа|| культете журналистики МГУ. В отличие от МГИМО здесь поставлена задача готовить журналистов, пишущих на международные темы для нашей аудитории. На отделения принимались только юно-;, ши, москвичи, по представлениям характеристик райкома ВЛКСМ?

С 1976/77 учебного года введен творческий конкурс для абитуриентов факультетов журналистики.

В 80-е годы усиленное внимание уделялось практической под* готовке журналистов. Появился курс «Журналистское мастерство»,] развивались формы индивидуальной работы студентов. Совершен-^ ствовалась система учебной и производственной практики, для eejj проведения сложилась система базовых редакций, были разрабо-j таны четкие программы практики, дневники и формы отзыва ре-* дакции о ее прохождении. Итоги подводились на «Днях практики».! Для первокурсников вводилась ознакомительная практика, в ходе | которой студенты узнавали о работе предприятий, учреждений*; общественных организаций, многотиражных и районных газет.

В учебных планах появился новый курс «Технология журналистского творчества», в рамках которого велось обучение методам' журналистской работы. Стали активно использоваться новые методики, действенные формы обучения, деловые игры, моделирование профессиональных ситуаций, упражнения и т.д.

На всех этапах в учебном процессе участвовали журналисты-практики, высоквалифицированные специалисты. Их привлекали к проведению творческого конкурса, чтению лекций, ведению спецсеминаров, организации творческих мастерских, руководству!

124

 курсовыми и дипломными работами, производственной практикой. Стали заключаться договоры о творческом сотрудничестве редакций и факультетов журналистики.

В 1982 г. приняты новые типовые и индивидуальные учебные планы, в которые входил фундаментальный теоретический курс «Основы журналистики».

Очередная рубежная дата — начало перестройки. Подготовка журналистов велась к этому времени в 23 университетах страны, в Академии общественных наук при ЦК КПСС, Высшей партийной школе и областных ВПШ, в Высшей комсомольской школе при ЦК ВЛКСМ, Московском институте международных отношений (МГИМО), Университете дружбы народов им. П. Лумумбы, Московском и Украинском полиграфических институтах, Военно-политической академии им. В. И. Ленина и Львовском высшем военно-политическом училище.

Число студентов-журналистов составляло более 15 000, в том числе более 6000 — на дневном отделении. В среднем на первый курс поступало около 3000 человек, в том числе более 1200 — на дневное отделение. От 30 до 50% первокурсников составляли слуша-тели подготовительного отделения из молодых людей из рабочих семей, производственных коллективов. Творческий конкурс, формы которого были весьма разнообразны и совершенствовались, давал возможность для отбора наиболее одаренных абитуриентов. В 1983 г. при участии авторов данного раздела была разработана квалификационная характеристика по специальности «Журналистика».

Созданы новые базы подготовки в Грузии, Армении, Прибалтийских республиках.

В связи с открытием новых направлений на отделениях журналистики укреплялась материально-техническая база, появились теле- и радиостудии, полиграфические лаборатории. Улучшилась техническая оснащенность уже существующих учебных комплексов, были оборудованы лингафонные кабинеты, компьютерные

классы.

К этому времени на основных факультетах и отделениях журналистики сложилась следующая номенклатура кафедр: кафедры теории и практики журналистики, журналистского мастерства, истории журналистики, стилистики и литературного редактирования, телевидения и радиовещания, производства и оформления газеты, редактирования и книгоиздательского дела. Практически на всех факультетах стали издаваться учебные газеты.

Девяностые годы у всех на памяти. В эти годы Россия переживает самые сложные и переломные моменты. Изменилась система

125


государственного устройства. Трансформировалась система сред массовой информации. Отменена цензура. Пресса стала более ев бодной, хотя определенные формы зависимости остались и явились новые.

Многократно увеличилось число изданий и программ. Расг. рилась тематика и специализация изданий. Оживилась репор екая и расследовательская журналистика. Пресса стала на коммеД ческие рельсы. Появились многочисленные специализированна рекламные издания, соответствующие службы в редакциях. Га и журналы перешли на компьютерный набор и цвет. Резко чилась потребность в журналистских кадрах. Стали востребова новые профессии: рекламиста и газетного менеджера, продюсер компьютерного дизайнера, а также журналисты разных специа заций, в том числе для сетевых СМИ.

Все эти процессы в журналистике существенно изменили ci туацию в журналистском образовании. Быстро стали возникать < вые отделения и факультеты журналистики в университетах, пе институтах и других вузах. Появились факультеты журналистики! . рекламы в коммерческих учебных заведениях. Например, в Мое* началась подготовка журналистов в ряде государственных педа гических вузов, Московском гуманитарном институте им. Даш* вой, Эколого-политологическом институте, Экстерном гуманитар ном университете, Институте международного права и эконол ки им. А. Грибоедова, Институте телевидения и радиовещания и, Аналогичные учебные заведения созданы в Санкт-Петербург Екатеринбурге, Самаре и других городах.

Сейчас в России более сотни государственных и коммерче вузов готовят журналистов разных профилей, работников реклам! и паблик рилейшнз, дизайнеров, менеджеров и маркетологов | области журналистики и рекламы.

Кроме того, возродилась форма среднего специального образ вания в рамках журналистских колледжей и лицеев. Открылись ко мерческие формы подготовки и в государственных вузах.

Естественно, новая информационная ситуация заставила и тра-| диционные государственные базы подготовки кардинально пер смотреть свои учебные планы. В 90-е годы появились Государсп ные стандарты по направлению и специальности «Журналисп ка», в которых помимо существующих прежде дисциплИ1 предусмотрены курсы по правовым основам журналистики, сощН ологии журналистики, психологии журналистики, этике npo(j сии, экономике СМИ, по рекламе и паблик рилейшнз. Усилился блок дисциплин по зарубежным средствам массовой информации

126

 пОявились курсы «Введение в мировую журналистику», «Зарубеж-Hbie СМИ», «Международное гуманитарное право».

Во многих университетах началось обучение новостной, аналитической, расследовательской журналистике, введены соответствующие специализации. Открылись кафедры зарубежной журналистики там, где их прежде не было, появились кафедры маркетинга СМИ, рекламы и паблик рилейшнз, дизайна, обеспечивающие подготовку специалистов этого профиля.

Запросы редакционной практики потребовали особого внимания к подготовке на факультетах журналистов—политологов, экологов, специалистов, способных работать в деловой прессе, женской, детской, церковной, сетевой журналистике, обучению будущих ведущих теле-, радиопередач и т.п.

Еще большее внимание стало уделяться технологии журналистской работы, причем по разным специализациям. Кардинально улучшилась подготовка студентов в области владения компьютерными технологиями. Практически во всех университетах оборудованы компьютерные классы, имеется доступ в Интернет.

Новым явлением современной системы образования стала ранняя профессионализация студентов. Теперь они нередко начинают работать в редакциях уже во время учебы. Таким образом, производственные практики меняют свое направление и формы организации, становятся, по сути, непрерывными. Конечно, этот процесс имеет свои плюсы и минусы.

Государственное распределение заменилось свободным устройством, поиском своего места на рынке труда в зависимости от квалификации.

Принципиальное изменение университетской системы образования связано с появлением возможностей двух-трехуровневой системы подготовки: бакалавр (4 года), специалист (5 лет), магистр (2 года после бакалавриата). Разработаны Государственные образовательные стандарты по всем этим ступеням обучения. Расширилась возможность для приема в магистратуру специалистов с Другим высшим образованием. Некоторые вузы уже перешли на новую систему подготовки журналистов, хотя большая часть их сохраняют традиционную пятилетнюю форму обучения, поскольку она себя в целом хорошо зарекомендовала и оправдывает. Короче говоря, университетская система постоянно развивается.

В последние годы расширяются и углубляются связи с зарубежными вузами, которые готовят журналистские кадры, и с исследовательскими центрами в области журналистики. Стало рядовым явлением чтение лекций для студентов российских вузов специа-

127


листами из Америки и Европы. Издавна Московский, Санкт-1 тербургский, Уральский, Воронежский, Ростовский и факуль* ты журналистики других вузов обучают иностранных студентов, чаще проводятся совместные с зарубежными коллегами исслед вания, научные конференции, обмен студентами.

Вводится система тренингового обучения студентов, выпу газет в режиме редакционных условий с использованием компъ терных технологий в учебных студиях, обучение их оперативно\ поиску и подготовке информации к публикации.

В учебные планы включены курсы политологии, культ гии, истории цивилизаций и религии. Появился прежде не су ствовавший в учебных планах цикл естественно-научных дисвд лин, чтобы специалисты в области этих наук могли лучше пре| ставлять общие закономерности развития Земли и Вселенно| Большее, чем прежде, внимание стало уделяться и философа дисциплинам, социальной психологии, социологии, праву и ке. Профессиональные дисциплины тоже стали более фундамей тальными, системными и в то же время нацеленными на под товку практика-профессионала.

Таким образом, у нынешних студентов есть все возможное! получить широкое фундаментальное образование (чем выгодно < личается российская система обучения от американской, напр» мер, которая предполагает свободный выбор дисциплин гуманк тарного курса), сочетающееся с основательной и современно практической подготовкой. Только нужно не лениться и во вреи учебы в вузе брать те знания, которые дают его преподавательски! состав, богатые библиотеки, постоянная практика в редакция И в этом поможет знание некоторых правил рациональной орг низации учебного, умственного труда.

НОТ. Рациональная организация труда

Как-то на одной из лекций мне пришла записка: «Нельзя л* подробнее остановиться на охране труда студентов. Как согласуются требования учебной программы с требованиями воспитан! психически нормальной личности? Как преодолеть их несоответ-* ствие. Ведь объем учебных программ подразумевает 26-часовую бес прерывную деятельность». Нельзя не заметить некоторого преуве-| личения в оценках автора записки, но она отчетливо говорит смятении первокурсников, которые, пересев со школьной парты! на институтскую скамью, с трудом переключаются на иной ритм|

128

 учебы, другие требования и непривычную для них форму получения знаний — лекционную. Пугает и необходимость много заниматься самостоятельно, глубоко осваивая действительно очень объемную литературу, рекомендованную вузовскими программами.

Период адаптации к новым требованиям и условиям учебы особенно болезненно проходит для тех студентов, которые не умеют рационально работать, правильно планировать время и распределять свои силы.

На вопрос, пользуются ли студенты какими-нибудь правилами рациональной организации труда, только 20% первокурсников ответили «да». Именно они успевают делать учебные задания и успешно учатся. Зато тех, кто не планирует своего времени, не пользуется рациональными приемами работы — большинство. До 70% из них не справляются, по их собственному признанию, с учебной

нагрузкой.

Русский физиолог, ученик Сеченова, Николай Евгеньевич Введенский писал: «При умелом распределении умственного труда можно не только развить громадную по своей продуктивности работу, но притом сохранить на долгие годы, может быть, на всю жизнь, умственную работоспособность и общий тонус своей жизнедеятельности. Устают и изнемогают не столько от того, что много работают, а от того, что плохо работают!»*

Как же студенту научиться правильно работать? Предварительно следует сказать об общем понятии научной организации труда — НОТ.

Что такое НОТ?

Вы, наверное, слышали о научной организации труда (сейчас в ходу такие выражения, как наука организации и управления, менеджмент). Но, наверное, не все знают, что начало НОТ было положено на рубеже XIX-XX вв. американским инженером Фредериком Тейлором. Он разработал систему, в основу которой заложены совокупность и последовательность рациональных методов управления производственными процессами, приемов организации, нормирования и оплаты труда, подбора и расстановки кадров.

Достоинства системы состояли в том, что она позволила развить невиданную доселе производительность труда. Весь производственный процесс был разделен на отдельные операции. Для их выполнения привлекались самые опытные и ловкие рабочие.

* Введенский Н. Е. Избранные произведения. М., 1935. С. 11.

129

9-927


Тщательно изучались, хронометрировались, снимались на пле ку методы их труда. В результате отбирались самые эффективвд экономные приемы, которым затем обучали основную массу ботающих. Создавались оптимальные условия для работы, кс рая стимулировалась прогрессивной оплатой. Достигалась высок эффективность производства. Но были и недостатки. Система Tq лора была построена на чрезмерной суперпроизводительнс часто не учитывала пределы нормальной человеческой нагру доводила работников до истощения, пренебрегала личными и ] турными потребностями человека, усугубляла механический рактер труда (обычно это было конвейерное производство), шая его элементов творчества.

Очень ярко достоинства и недостатки системы проявились производстве Генри Форда, который воплотил теоретические новы НОТ на своем автомобильном заводе в Детройте. Благода применению этой системы он добился увеличения произволе автомобилей с 10 тыс. в 1909 г. до 2 млн в 1923-м.

Как-то я взяла в библиотеке книгу Г. Геккеля «Генри Форд изданную в 1925 г. Автор, побывавший в те годы на заводе Фог. был поражен тем, что при четкой организации производства, э* номии времени люди работают с неимоверным напряжением,] страшной тесноте (пространство тоже экономилось). Обеденн! перерыв длился всего 15 минут, поэтому люди бегом бежали* лоткам с продовольствием и тут же немытыми руками ели купле! ную там же пищу. Столовой Форд не имел, считая это излишни| Не было у него ни клубов, ни читален. Зато была больница самоокупаемости, день лечения в которой стоил 1,5 долл. Но! здесь рабочие не простаивали, собирая отдельные детали. Фо{! использовал любой «человеческий материал», даже калек. На пр изводстве работало 4 слепых, 37 глухонемых, 60 припадочнь 123 с изувеченными конечностями. Причем в беседе с русски» Форд абсолютно точно сам назвал эти цифры. Две операции шлись даже для безруких. А все производство насчитывало оке 8 тыс. операций. Недаром в названиях книг, изданных в 20-е год] часто употреблялся термин «человеческая машина».

Недостатки первоначальных опытов применения НОТ впе ледствии были во многом преодолены созданием комфортных; ловий для работы, а бесспорные достоинства говорили сами себя. Научная система рациональной организации труда легла; основу всех современных концепций и практику менеджмент Соратники и последователи Тейлора углубили и расширили ег идеи. Это были, кроме Генри Форда, супруги Фрэнк и Лилис Джильберты (Гильберты), Гарингтон Эмерсон, Анри Файоль.

130

 Труды пионеров НОТ широко издавались в России в 20-е годы.

^аши ученые и практики часто бывали в Америке, знакомились с системой, внедряя ее в российское производство. Внимание к проблемам научной организации труда в те годы было общегосударственной политикой. Проблемами научной организации труда занималось около 50 научно-исследовательских заведений. Был объяв-Лен конкурс на лучший учебник по НОТ. Некоторые руководящие работники должны были держать специальный экзамен по научной организации труда. Издавалось много книг и журналов по данной тематике: «Время», «Организация труда», «Вопросы организации труда» и др. В 1923 г. была создана лига «Время», которая пропагандировала нотовские идеи и создавала ячейки НОТ на заводах и в

учреждениях.

Еще раньше, в 1921 г. создан знаменитый ЦИТ — Центральный институт труда, который возглавил Алексей Капитонович Гас-тев. Он был поэтом труда в прямом и переносном значении слова. В своих научных работах («Трудовые установки», «Нормирование и организация труда»), в публицистических произведениях («Снаряжение современной культуры») и даже в поэтических сборниках («Поэзия рабочего удара») Гастев страстно агитировал за рациональный труд (см. Попов Г. X. Техника личной работы).

Другим активным пропагандистом НОТ был Платон Михайлович Керженцев. Его книга «Принципы организации» и сейчас не потеряла своего значения. Научную организацию труда он внедрял и в журналистику. Керженцев, как мы уже знаем, был руководителем Российского телеграфного агентства — РОСТА, при котором организовал первую школу журналистов. Он же автор первого учебника по журналистике «Газета. Ее организация и техника».

Главные правила, разработанные основоположниками научной организации труда, связаны прежде всего с материальным производством. Однако они лежат в основе любой деятельности, в том числе учебной. Хотя в применении к умственной работе, каковой является учеба, правильнее употреблять термин КУТ, т.е. культура умственной деятельности, культура учебного труда.

Сущность научной, рациональной организации учебного труда состоит в том, чтобы добиться его наивысшей эффективности при наименьших затратах энергии, в оптимизации всех форм и методов работы студентов в аудитории и вне ее. Для этого нужно осознать закономерности, особенности умственного труда и усвоить общие правила его рациональной организации.

131


Специфика умственной деятельности

Умственный труд отличается от физического прежде всего • что он имеет дело с информацией в качестве объекта деятельнс и в качестве продукта труда. Основным средством, инструме! такой деятельности является не мускульная энергия, как в Tp физическом, а тонкая и высокоорганизованная субстанция моз психическая, духовная структура человека.

Великий русский физиолог В. М. Бехтерев, говоря об основ* отличиях умственного труда от физического, выделяет то, что состоит из ряда высших сочетательных рефлексов, которые ра дражаются внутренними или внешними сигналами, в результ чего громадное значение имеет доминанта (прочное и длителы раздражение нервных клеток), концентрация внимания и спосс ность сосредоточиться.

Умственный труд связан с малой тратой мышечной энерг но с повышенным нервным и мозговым напряжением, что ведет| утомлению*. Причем при физическом труде, как выяснили у ные, утомление оказывается местным, развивается вначале в _ ботающем органе и только затем, если человек не прекратит раб ту, становится общим. При умственной же работе утомление сг. оказывается общим, потому что мозг связан со всеми процесса» в организме.

Физическое утомление быстро снимается. Начинают работ по меткому выражению А. Б. Залкинда, «нейтрализаторы ядовит продуктов»: почки и печень — главная «противоядная лаборат рия», грудная клетка, которая ускоряет дыхательные процесс! сердце быстрее гонит кровь, чтобы освободиться от ядов.

При умственной работе подавляются именно те функции, торые больше всего нужны для выведения продуктов распада: хание замедляется, сердце работает вяло, кровь циркулирует ь ленно, плохо снабжает мозг кислородом, уменьшается потоотде ление, при помощи которого выводятся из организма вреднь вещества. И следовательно, яды накапливаются в организме, приводит к сильному утомлению или переутомлению.

После физического труда мышечная ткань легко восстанавлЦ вается, потому что мышцы обладают несложным строением. /fe-j рвная же клетка основа мозга, обладает сложнейшей структур рой и восстанавливается очень медленно.

С этим связано и еще одно отличие умственного труда. Ее физическая работа прекращается сразу после ее окончания, то моз#

' См.: Залкинд А. Б. Умственный труд. М.; Л., 1930.

132

 продолжает работать и после того, как мы поднялись от письменного стола или закрыли книгу. И чем интенсивнее мы работаем, чем более сложную проблему решаем, тем большую инерцию просекания умственных процессов порождаем. И чрезмерное утомле-ние сказывается не в потребности покоя (как в физической работе), а в усилении возбуждения. Часто это возбуждение мы принимаем за повышенную работоспособность и не понимаем, что доводим до истощения нервные клетки. Они постепенно разучиваются отдыхать, и утомление через переутомление превращается в нервно-мозговое истощение, как говорит А. Б. Залкинд.

Однако умственный труд имеет и свои скрытые катализаторы, которые способны нейтрализовать отрицательные свойства, перечисленные выше. Это интерес к работе, творчество, благие цели, стремление приносить пользу людям своей работой, своей жизнью. Но во всех случаях важно знать технику рациональной организации умственного труда, некоторые ее основные правила, чтобы успешно овладевать будущей профессией, получать знания при удовлетворении самим процессом учебы, сохранить работоспособность и здоровье.

Планирование и учет времени

Какие цели стоят перед студентом? Дальние — стать хорошим профессионалом и воспитать себя как творческую личность, способную приносить пользу людям. Ближние, промежуточные — овладеть определенным объемом знаний, умений в соответствии с учебным планом (по курсам, семестрам, месяцам, неделям, дням). У каждого курса своя специфика: одно дело овладеть журналистскими дисциплинами или литературой, совсем другое — экономикой или концепциями современного естествознания. К освоению одних предметов применим эмоциональный метод, другие приходится познавать рациональным, логическим путем. И выбор адекватного способа получения знания — тоже элемент стратегии или мысленной программы учебной деятельности студента. И конечно, нужно ясно представлять, что и как вы должны сделать в течение текущего дня. Такие установки на день лучше всего давать себе ранним утром, мысленно представив содержание, методы и этапы, последовательность того, что предстоит сделать. А это тесно связано с планированием.

Очень важно овладеть искусством планирования и учета време-чи, уметь четко распределять свою работу на семестр, месяц, неде-

133


лю, каждый день, стараться выполнять намеченное, четко ролировать бюджет времени.

Без планирования работы невозможно добиться ее высок эффективности. Теперь ваша работа подчинена ритму работы i культета журналистики. Она расписана в учебных планах и граммах на все пять лет. Определен круг дисциплин, намечено ] мя производственной практики, названы время и часы отчетнс по дисциплинам. Составлено расписание занятий. Ваши лич! планы желательно согласовать с перспективными учебными нами и ежедневным расписанием.

Вам придется спланировать на перспективу основные в* работы: время подготовки к зачетам и экзаменам, написание пщ менных заданий, рефератов, курсовых и т.п. Это ляжет в осщ ваших перспективных планов. Сюда же войдут планы, не связ ные с учебным процессом: работа в редакции, овладение вторе (третьим и т.д.) языком, посещение секций, кружков, освое* какой-либо области знаний (предположим, вам захочется уз* историю и архитектуру столицы) и т.д.

Перспективный план на год, семестр реализуется в те* месячных, недельных и ежедневных планах, которые соглас> с учебным расписанием.

Существуют различные формы фиксации планов. В книжнь канцелярских магазинах можно купить ежедневники и еженедел ники с рабочими планами и графами «Что сделать», «Где необх| димо быть», «Кому позвонить» и т.п., которыми удобно пол! ваться. Можно, естественно, придумать и свою систему фикса! планов, вплоть до самого простого: перечислить на бумаге то, надлежит сделать в течение дня, недели, месяца и т.п. Можно, полнить этот план отметками о сроках выполнения.

Возможно, кому-то непривычно, не хочется возиться с такс бумажной канцелярией. Тогда план останется в голове. Естестве* но, что он не догма. Живая жизнь постоянно вторгается в наи планы и нарушает или корректирует их. Но при всех обстоятел! ствах определенные вешки, «верстовые столбы» для ориента! мысли, памяти, воображения, для организации волевых усши должны быть. Это к нашей же пользе.

Планирование работы — большое искусство. Для того чтоб| экономно и рационально распределить усилия по достижеш любой цели, необходимо учитывать биоритмы природы и наше организма, поскольку человек есть существо не только социа ное, но и природное. Полезно жить и действовать в гармонии природой. Нарушение гармонии разрушительно для человека.

134

 Все живое на земле подчинено биологическим ритмам: смена времен года, дня и ночи, приливов и отливов и это, естественно, отложило отпечаток на жизнь человека. Есть многолетние биологические ритмы, сезонные, месячные, недельные, суточные рит-jtbi, которые влияют на работоспособность человека.

Еще древний поэт Архилох писал: «Познай, какой ритм владеет людьми». А английский драматург XVII в. Джон Драйден был автором емкого философского афоризма:

Во всем царит гармонии закон,

И в мире все суть ритм, аккорд и тон.

Еще несколько лет назад, читая лекцию на эту тему, я с некоторым опасением рассказывала студентам о биоритмологии, поскольку тогда она считалась чуть ли не антинаучной теорией. Теперь мы каждый день слышим по радио, по телевидению, читаем в газетах о магнитных бурях и влиянии их на здоровье людей, слушаем прогнозы астрологов, как, возможно, сложится для нас грядущий день. Конечно, от полного отрицания природных факторов и биоритмов, влияющих на здоровье и умственную работоспособность, нельзя бросаться в другую крайность: беспредельно верить всему, что говорят астрологи. Дело в том, что дается обобщающая информация и только предположительные прогнозы. А человек индивидуален, у него личные ритмы, которые владеют им со дня рождения. Кроме того, человек подвержен большому количеству космических влияний, и одни ритмы перекрывают и гасят другие. Но все-таки предпочтительнее внимательно отнестись к предостережениям специалистов и критически осмыслить полученную информацию.

Какие же факторы влияют на ритмы человека? Прежде всего, космические, главным образом Солнце. Есть многолетние циклы солнечной активности (например, 600-800 лет), есть более короткие (80—90 лет). Крупные циклы даже сказываются на росте и развитии человека: с уменьшением магнитного поля Земли ускоряется рост человека (акселерация), с увеличением — замедляется (ретардация).

Но знания о больших циклах — это, как говорится, для сведения. А вот реально в своей жизни полезно учитывать 11—12-летние Циклы солнечной активности, которые сильно отражатся на жизни и творческих способностях человека*. Ученый В. А. Иванов проанализировал работы 120 поэтов, писателей, композиторов и обнаружил, что творческий подъем связан с максимумом солнечной

' См.: Куприянов Л. И. Биологические ритмы и сон. М., 1976.

135


активности. К аналогичным выводам пришли Е. В. Максимов В. Н. Завадек, которые статистически обработали сведения о дат рождения известных людей по энциклопедии за последние 400. и обнаружили, что кривая на графике подчинена 22,7 года, удвоенному 11-летнему циклу солнечной активности.

Созданием гелиобиологии мы обязаны Александру Леониде вичу Чижевскому. Именно он вывел 11 -летний цикл солнечвд активности и еще в 20-е годы написал гениальную работу «Зеь ное эхо солнечных бурь». При изучении огромного статистическ го материала о развитии цивилизаций и исследовании солнечт ритмов ученый установил, что не только эпидемии, урожаи прочие биологические проявления жизни планеты, но и исторк ческие события, войны, революции, массовые движения, поя ление сильных лидеров зависят от солнечной активности, а ма» симум их приходится на максимум солнечной активности, кс рый как раз повторяется примерно через 11 лет. В период активно Солнца меняется магнитное поле Земли, что влияет на возбуди мость нервной системы. Вспышка на Солнце оказывает влияш на мозг, потому что длина волн магнитных излучений находит в том же диапазоне сверхнизких волн, что и энергия магнитш излучений Солнца.

Проанализировав наиболее яркие исторические события вое| мирной истории за две тысячи лет, Чижевский обнаружил, что период максимума солнечной активности совершается 60% все| исторических событий, в период минимума только 5%, еще 20.1JJ приходится на подъем и 15% на спад солнечной активности.

Мы долгое время не знали об этом гениальном ученом, потол что он был репрессирован. Родился и жил в Калуге, был учеников и соратником великого Циолковского. В 20-е годы избран почет| ным членом ряда международных объединений, в том числе Мел дународной биокосмической ассоциации, почетным профессоре» Стенфордского и Колумбийского университетов, почетным членоЦ астрономического общества Франции и т.п. В 1997 г. исполнилось К лет со дня рождения великого ученого и было два крупных междуна| родных симпозиума: в Москве юбилейная сессия Российской Ака| демии естественных наук, посвященная А. Л. Чижевскому, и меярЦ дународная конференция на его родине в Калуге. Тезисы mockobCJ кой конференции озаглавлены «Леонардо да Винчи XX века». Та! назвали его зарубежные коллеги еще в 1939 г. Тогда в Меморандум ме о научных трудах Чижевского, принятом на I Международно» конгрессе по биологической физике и космической биологии Нью-Йорке, говорилось: «Гениальные по новизне идеи, по unH| роте охвата, по смелости синтеза и глубине анализа труды поста-?!

136

 вцли профессора А. Л. Чижевского во главе биофизиков мира и сделали его истинным Гражданином мира, ибо его труды — достояние человечества».

Выдвигая кандидатуру Чижевского на соискание Нобелевской премии, этот конгресс избрал его своим почетным президентом и отмечал, что многогранная деятельность ученого олицетворяет «для нас, живущих в XX в., монументальную личность да Винчи». В Сорбонне среди барельефов великих ученых есть и его портрет. Его сравнение с великим итальянцем верно еще и в том смысле, что помимо новых открытий во многих областях биофизики, гелиобиологии, космобиологии, космической эпидиомеологии, аэроионизации он проявил свои гениальные способности и в других областях. Окончил 4 факультета, в совершенстве владел несколькими языками. Отличный спортсмен, имел разряд по боксу. Написал около 300 картин. Сейчас изданы сборники его философских стихов. Приведу четырехстишие Чижевского, которое имеет прямое отношение к образу жизни творческого человека.

В смятеньи мы, а истина — ясна, Проста, прекрасна, как лазури неба. Что нужно человеку: тишина, Любовь, сочувствие и корка хлеба.

Доклады российских и зарубежных исследователей самых различных специальностей (физиков и биологов, астрономов и медиков, экономистов и философов, историков и психологов, журналистов и экологов) на юбилейных симпозиумах в честь столетия ученого подтверждают и развивают гениальные открытия Чижевского, расширяют наше представление о влиянии Вселенной на человека и на его умственную работоспособность, творческие способности. Чижевский обнаружил, что творческая активность зависит от концентрации в воздухе аэроионов.

Кроме больших солнечных циклов есть ежегодные, сезонные. Большинство солнечных бурь бывает весной и осенью, в это же время обостряются многие хронические заболевания. Но этот период как раз для творческих людей наиболее благоприятен, их работоспособность, как правило, повышается. Вспомним хотя бы «болдинскую осень» Пушкина.

Ученые также признают существование околомесячного ритма, в течение которого происходит и период подъема активности, и ее спад. Но бурные дебаты идут вокруг продолжительности этого цикла. Еще в начале века на основе опытов венский психолог Герман Свобода и берлинский врач Вильгельм Флейс выдвинули теорию трех биоритмов: физического, который, по их утверждению, длит-

137


ся 23 дня (т.е. 12,5 дня длится подъем, столько же спад физичес* активности), эмоционального — 28 дней и интеллектуального — 33 j Эти ритмы, начиная со дня рождения, по утверждению учеь определяют наше состояние. Руководствуясь этой теорией, мне зарубежные автофирмы рассчитывают индивидуальные графики; водителей, в опасные дни (а ими считаются точки пересечения, или трех ритмовых кривых, дни перехода из фазы подъема в спада) не выпускают их на линию или предупреждают их об опасв сти. Сейчас и у нас существуют компьютерные программы, котор за минуту рассчитают для вас персональный график трех ритмов:|

Оппоненты этой теории сомневаются, что индивидуалы ритмы начинаются со дня рождения, а не со дня зарождения. О| говорят о том, что существует множество ритмов, которые на дываются друг на друга и гасят отрицательные их свойства, поз му не нужно придавать им самодовлеющего значения.

Студенты часто спрашивают, как поступить, если экзамен ] ходится на «черный день». Повторю еще раз то, о чем уже говор ла: принимайте советы к сведению, но любую информацию пр веряйте самостоятельно. Понаблюдайте за своим состоянием раб тоспособности в течение нескольких месяцев по собственш графикам самочувствия, и если обнаружится устойчивая тендер ция — учитывайте ее при планировании времени. Это перЕ А второе: не предавайтесь отчаянию, не будьте фаталистами в ношении «черных дней». Помните, вы самостоятельная творческ личность, вы можете при помощи положительной установки (cjj правило первое) и силы воли, сосредоточенности и внимания в хо выполнении работы преодолеть любые негативные прогнозы. Это осС бенно касается случаев, когда в том есть особая необходимое (экзамен, например). Но если вы можете позволить себе в крш ческие дни отдохнуть или заняться каким-то несложным трудо» сделайте так.

Вывод. На фазы, наиболее для вас благоприятные, лучше гагё нировать самую сложную и творческую работу (написание кур вой, реферата, публикации, подготовку к зачетам и экзамена и т.п.). На спады творческой активности — отдых и вспомогател ные работы (конспектирование, если материал уже проработав заполнение библиографических карточек, введение в компьют необходимой информации или поиск данных, редактирование тек* стов и т.п.).

Говоря о биоритмах, стоило бы еще упомянуть о том, что мерология советует активно работать в те дни месяца, который соответствуют датам вашего рождения (или сумме цифр). 138

 Помимо околомесячных существуют и недельные ритмы. Они сВязаны со сложившейся веками традицией работать с одним-двумя выходными в неделю (это идет еще от библейской заповеди не работать в субботу). И эта традиция тесно связана с физиологическими функциями организма. Ученые обнаружили, что к концу недели кровяное давление повышается, в выходные дни снижается температура тела и, соответственно, максимум работоспособности приходится на середину недели — вторник, среда. Иногда в пятницу в преддверии отдыха бывает краткая вспышка работоспособности.

Самый тяжелый день, как и сказано в поговорке, — понедельник. Во вторник и среду — повышение работоспособности до максимальной, а далее силы убывают, и к субботе человеку требуется отдых. По утверждению ученых, после рабочей недели нужно 42 часа для восстановления сил. Посмотрите, соответствует ли ваш рабочий график такому распределению времени. Постарайтесь планировать самые трудные задания на те дни, когда вам обычно легче

работается.

Но, конечно, самый важный для нас — суточный (циркадиан-ный) ритм, связанный со сменой дня и ночи. У большинства людей — «голубей» в течение суток бывает два подъема работоспособности: с 8 до 12—13 часов и с 16 до 20 часов. После обеда во время полуденного отдыха, когда кровь приливает к органам пищеварения, а мозг обескровливается, естественно, лучше не работать.

«Жаворонкам», их примерно шестая часть, — лучше работается утром, «совам» (это в основном люди творческого труда, они составляют третью часть населения) — вечерами и даже ночами. Вообще логично подчиняться естественным ритмам природы, т.е. вставать с восходом солнца и ложиться, когда оно зашло. Но здесь нет единого рецепта для всех. Даже «совам» придется подчиняться расписанию учебного заведения, которое рассчитано на утреннее и дневное время. Бессонные ночи, конечно, нанесут вред вашему здоровью. Поэтому можно найти какой-то оптимальный вариант рабочего графика для тех, кто привык допоздна засиживаться за работой, а днем спать.

И наконец, нужно сказать о полуторачасовых (90—100 минут) циклах активности в течение суток. Это значит, что каждые полтора часа бывает и период подъема работоспособности, и период ее спада. В вузах даже были введены сдвоенные лекции, чтобы уловить всплеск внимания и мыслительной активности студентов. Однако сосредоточенное внимание не может удерживаться более 40— 50 минут даже при очень интересной лекции. Поэтому целесообразно в течение дня распределить работу с учетом мини-ритмов.

139


Теперь самое время поговорить о режиме дня, как ни по* ся вам банальным и школьным это слово. Дело в том, что раз> распределение времени в течение дня и, главное, выработка | лезных стереотипов, которые позволяют организму настраивает в определенное, точно означенное время на тот или иной вид, ятельности, освобождают нервную систему, мозг от лишней ты настраивать организм каждый раз заново.

Исследователи в области образования определили, что аул ные занятия студентов должны занимать 6—8 часов в день, самс ятельная работа 3-4 часа, чтение 1—1,5 часа, самообс 3 часа, обед 1,5—2 часа и сон 8 часов. На культурные развлече* планируется 6—8 часов в неделю. Однако данные социологичес* исследований показывают, что в целом у студентов гораздо бс ше времени уходит на сон и развлечения, а на самостоятелы-занятия остается не более двух часов. Если вы тщательно проа лизируете траты своего времени, найдете резервы для плодотв ного творческого труда. Хотя некоторым студентам, наоборот, но снизить свою учебную активность, потому что они практичв| ки совсем не отдыхают и очень мало спят, истощая свой оргавд и доводя его до переутомления. Нередко такая нерациональная уче малоэффективна.

Для тех же, кто хочет найти ресурсы времени для заня нужно уметь учитывать, замечать, куда расходуются драгоцеш дни, часы и минуты. Говорят, что человек, который считает вре?| по минутам, имеет его ровно в 60 раз больше того, кто считает i часами.

Вы, может быть, читали повесть Д. Гранина «Эта странна жизнь». А если еще нет, советую это сделать. Вы познакомитеа замечательным ученым Александром Александровичем Любищ^ вым (1890—1972), который достиг удивительной работоспособ* сти и продуктивности благодаря разработанной им системе нирования и учета своего времени. В годовом отчете, который ставлял целую тетрадь, записывалось в часах, минутах, странщ и т.д. все, сделанное за год. Например, за 1938 г. прочитано 9 ты| страниц художественной литературы на разных языках (а он вла дел английским, французским, немецким, испанским, италь ским, голландским и португальским), на что потребовалось 24 часов; написано 552 страницы научных трудов, из которых напе чатано 152 страницы. Мы плохо знаем имя этого ученого, пото» что его, как и Чижевского, постигла участь забвения в сталински| времена. На самом деле за свою жизнь он успел написать 12 5С листов машинописного текста. Наследие колоссальное. Это труд| по генетике, сельскому хозяйству, защите растений, энтомолс

140

 гцй, зоологии, истории науки, теории эволюции, философии. Только в последние годы начинают издаваться некоторые его тру-дЫ- В 2000 г., например, вышла фундаментальная работа (к сожалению, не законченная) «Линии Демокрита и Платона», где он на очень обширном научном материале анализирует, как развивались древнегреческие философские направления в естественных науках, и приходит к выводу, что линия Платона была более плодотворной и эвристичной в науке, чем линия Демокрита. Он читал лекции, заведовал отделом научного института, ездил в экспедиции. В свободное время занимался классификацией земляных блошек, которых собрал 35 ящиков — 13 тыс. Любищев был человеком широчайшей образованности, универсалом. А про себя говорил: «Я дилетант, универсальный дилетант. Слово-то это происходит из итальянского "дилетто", что значит — удовольствие». Он был чрезвычайно работоспособен, причем к старости, а дожил он до 82 лет, его работоспособность и идеепроизводительность возрастают.

Гранина особенно восхищает его бережное отношение к времени: «Меня поражали в Любищеве смелость, с какой он обращался с плотью времени. Он умел ее осязать. Он научился обращаться с пульсирующим, ускользающим "теперь". Он не боялся измерять тающий остаток жизни в днях и часах. Осторожно он растягивал время, сжимал его, стараясь не уронить, не потерять ни крошки. Обращался с ним почтительно, как с хлебом насущным; ему и в голову не могло прийти "убивать время". Любое время было для него благом. Оно было временем творения, временем познания, временем наслаждения жизнью. Урок Любищева состоит в том, что можно жить каждой минутой часа и каждым часом дня, с постоянным напором отдачи... Время потерянное воспринималось как бы временем, отнятым у науки, растраченным, похищенным у людей, на которых он работал. Он твердо верил, что время — самая большая ценность и нелепо тратить его для обид, для соперничества, для удовлетворения самолюбия... Это был труднейший подвиг мерности, каждодневное™. Каждодневного наращивания самоконтроля, самопроверки».

Чему же может научиться студент, прочитав об этом удивительном человеке? Как экономить и учитывать время. Можно применять систему Любищева, лучше придумать свою. Полезно использовать опыт хронокарт, которые существовали еще в 20-е годы, когда их можно было купить в книжных киосках. Вот один пример такой хронокарты с буквенной системой обозначений различных затрат времени:

Л — лекции

А — семинары (аудиторные занятия)

М — мастерские, практические, лабораторные занятия

141


У — учет знаний (зачеты, экзамены и т.п.)

Ц — личные дела в вузе (справки, взносы и т.п.)

Р — подготовка к занятиям, самостоятельная работа

Ж — самообразование (чтение художественной литературы и

О — общественная работа

Н — непроизводительно затраченное в вузе время

X — передвижение (ходьба, поездки на транспорте)

3 — дополнительные заработки

Е — самообслуживание (еда и т.п.)

В — семейные обязанности

Т — развлечения (театр, кино, игры и т.п.)

Я — бездеятельный отдых

С —сон

И — прочее

Нетрудно и самому составить систему буквенных обозначе! временных трат и обозначить ими виды своих занятий в течеУ дня в хронокартах, где каждый час поделен на четыре отрезка^ 15 минут. Приведем фрагмент такой хронокарты (табл. 3).

Затем виды работ суммируются по дням, неделям, меся1 В приведенном примере оказывается, что первого сентября гипс тический студент потратил по полтора часа на лекции, семинар! лабораторные занятия, 2,5 часа на подготовку к ним, полтора г на еду, час на передвижение, час на развлечения, 1 час 45 mi на самообразование, 45 минут на семейные обязанности. Безд| тельный отдых и непроизвольно затраченное время составил! час 15 минут, а сон длился 8 часов. Здесь приведен оптимальн! вариант распределения времени.

Наглядная графическая схема обозначения затрат времени щ лагается в книге Г. X. Попова «Техника личной работы» (мог взять любое издание), который заимствовал ее из книги Л.

Таблица

Хронокарта

Числа

Минуты

Часы

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22 Ж

23 В

01.09

15

С

Е

Л

л

А

А

м

Е

Ц

ж

X

Р

Р

Т

Р

30

С

Е

Л

л

А

А

м

М

н

я

X

Р

Р

т

Р

Ж

в

45

Е

X

л

л

А

А

м

М

я

ж

р

ч

Е

т

Р

ж

с

00

Е

X

н

я

Ц

Я

Е

м

ж

ж

р

р

Е

т

н

в

с

02.09

15

30

45

00

142

 йНского «Экономия времени» (М., 1924). Предлагается взять лист бумаги в клеточку или разграфить бумагу так, чтобы по горизонтали помещалось 30 или 31 клетка по числу дней в месяце, а в вертикали 48 клеток, по две на каждые 24 часа суток. Таким образом, каждая клетка по вертикали будет означать полчаса. В клетках предлагается обозначать условными значками, основанными на мнемотехнике, суточные траты времени. Эти значки означают:

0    сон;

^    еда (знак напоминает положенные на стол перекрещенные

вилку и ложку);

и я о

занятия гимнастикой (напоминает турник); время уборки, умывание, чистки платья и т.п.; основная работа;

другие виды работы;

интенсивность работы обозначается сбоку толстой линией, толщина которой соответствует степени нагрузки; физическая нагрузка обозначается линией справа, умственная — слева; время пребывания на лекциях (ход мыслей лектора строится

по спирали); ;.    собрания, заседания (точки, как головы присутствующих);

==   чтение (как строчки в книге); |||    письмо (процесс, противоположный чтению); ш учебные и научные занятия, совмещающие чтение и пись-™  мо; |   занятия творчеством;

зрелища и другие виды развлечений;

прогулки и экскурсии (значок как бы обозначает шаги);

Г

компании (дым от сигареты);

X X

встречи с людьми во внерабочее время. Внутри овала можно обозначить цифрами тип встреч (с друзьями, с родственниками, с коллегами по учебе, работе и т.п.); болезнь, недомогание.

Можно, конечно придумать свою систему обозначений, расширить круг занятий, обозначить все, что вам захочется учесть в этой графической хронокарте. Думается, полезно хотя бы несколько месяцев понаблюдать, куда девается невозвратно утекающее вРемя. Это поможет не разбазаривать драгоценные минуты, с Пользой потратить время для подготовки к будущей профессии.

143


Условия труда, организация рабочего меа

В организации условий для самостоятельной работы дома тоя нет единых стандартов. Каждый может создать ту обстановку, которой лучше всего работается. Но для сосредоточенного труд как правило, требуется одиночество, т.е. отдельная комната, как минимум, свой рабочий стол. Однако студенты часто живут! общежитии или снимают угол, и тогда подготовку к занятиям пр ходится переносить в читальный зал или на скамейку ближайшей парка.

Оптимальная температура воздуха для работы в помещении И 20°С. Экспериментально установлено, что именно при такой те» пературе производительность максимальная.

Крайне важно, чтобы воздух в комнате был свежий. Дело! том, что при интенсивной умственной деятельности кровосна! жение мозга увеличивается в 8—9 раз по сравнению с отдыхом Мозгу крайне необходим кислород. Нужен он и для окислеш органических веществ, которые питают ткани и способствуют вв работке энергии. Нормальное насыщение крови кислородом ул шает функционирование организма, деятельность сердечно-сос диетой и нервной систем, благотворно сказывается на обмене ществ, способствует выведению ядов.

Чтобы воздух в помещении приближался к природному сое ву, желательно держать открытыми форточку или окно, чаще пр ветривать комнату. В сутки взрослый человек выделяет 22 л угл кислого газа. У тех, кто работает в душном помещении, начинаи ся головные боли, повышается давление. Еще Маяковский пис «Затхлым воздухом жизнь режем. Товарищи, отдыхайте на воз свежем». Добавим, не только отдыхайте, но и работайте при ев жем воздухе.

Обратите внимание и на нормальную влажность воздуха (5№ 70%). Человек выделяет в сутки через кожу и легкие около т воды. Работа в помещении с повышенной влажностью быстро угол ляет человека.

Хорошо, если вам удается работать в тишине. Особенно ва это для умственного, творческого труда, главной особенност которого является глубокая сосредоточенность на предмете заня тий. Только при полной углубленности можно основательно осе ить книгу, решить творческую проблему, точно выразить мысл! если пишете какой-то текст. Это еще важнее при решении чис творческих задач. Мысль, идея, образ, слово, которые при соср доточенной, а иногда и вдохновенной, работе плавно и логич*

144

 лриходят в голову и органично ложатся на лист бумаги, уйдут, прервутся и могут не вернуться, если кто-то помешал или отвлек

сильный шум.

Однако тишина не должна быть абсолютной: в таком вакууме человек быстро утомляется. Когда в Лондонской библиотеке созда-ли условия полной тишины, оказалось, что читатели очень уставали и работоспособность их падала. Легкий фоновый шум, иногда тихая, не раздражающая музыка наоборот способствуют творчеству. Известно, что многие художники, литераторы, ученые работают под музыку, она вдохновляет их на решение сложных творческих задач.

Обратите внимание на равномерное освещение. Настольную лампу расположите слева, лампочку — 40-60 Вт и нить накаливания скройте от глаз абажуром, лучше зеленого цвета. Зеленый цвет успокаивает глаза и нервную систему. Наука цвета — это древняя и сложная наука (почитайте на эту тему хотя бы Гете, который в зависимости от характера своих сочинений пользовался очками разного цвета). Красный цвет возбуждает и поднимает настроение, так же как оранжевый и желтый. Голубой и зеленый успокаивают, черный угнетает (рабочие, которые переносили черные ящики, считали, что они тяжелее, чем белые и желтые, хотя вес был одинаков). Студенты лучше усваивают материал при теплых тонах, особенно если нагрузка велика.

Светлые тона комнаты создают веселую, мажорную обстановку. В помещениях, где работают люди умственного труда, нередко можно встретить и успокаивающие холодные тона — приглушенные оттенки голубого или сине-зеленого. Но цвет стен зависит от характера и интенсивности деятельности. Так, динамичные желтый и оранжевый могут быть использованы в кабинетах руководителей, в залах заседаний, потому что они возбуждают и облегчают умственную работу. Для учебных помещений рекомендуются бежевые, кремовые и желтые тона. Зеленоватые тона подходят помещению для деловых встреч. В светло-зеленый цвет обычно красят стены в учреждениях, однако нужно соблюдать меру, помня, что этот Цвет, если его слишком много, вызывает чувство тоски и усталости. Светло-голубой может привести к сонливости. Комнаты, выходящие на север, полезно окрасить в оранжевые тона, чтобы создать ощущение тепла, и напротив, голубые тона применяют для помещений, выходящих на южную сторону.

Теперь о рабочем месте. Стол должен быть удобным, его высота — на уровне локтей. Желательно, чтобы поверхность стола была матовой и не давала бликов. Лучше покрывать ее зеленым сукном (помните, в пьесах Островского всегда фигурировали столы с зеле-

145

10-927


ным сукном) или бумагой. А точные значения высоты стола и стула для разных ростов приводят специалисты по эргономике (табл. 4).

Таблица 4

Размер и рост человека, см

Высота стола, см

Высота сиденья стула, см

Дифференциация — разница между высотой стола и сиденья

1рост: 155-164 II рост: 165-174 III рост: 175-185

73,0 77,5 81,0

44,0 47,5 50,0

29,0 30,0 31,0

Желательно, чтобы стул или рабочее кресло имели подлокотники, потому что без них увеличится расход энергии едва ли не наполовину, особенно если работать согнувшись. Сидеть лучше с небольшим наклоном головы. Для ног целесообразно иметь подставку.

Сейчас, когда у многих студентов есть компьютеры, их рабочее место оборудовано специально сконструированными компьютерными столами с зоной, в которой можно поставить компьютер с принтером, сканером и выдвижной доской.

Работать стоя тоже полезно. Недаром в прошлом веке были очень распространены специальные наклонные высокие конторки для такой работы. Ими пользовались многие великие люди: Пушкин, Золя, Шоу, Менделеев и др. В сидячем согнутом состоянии сдавливаются нервные стволы, сосуды, грудная клетка, плохо вентилируются легкие, определенные мышцы перегружаются. А восточные философы еще считают, что информация циркулирует в прямом состоянии лучше, потому что идет по нервным путям позвоночника. Не потому ли многие ученые решают свои сложные задачи во время прогулок по кабинету или в саду? Хорошо известно, что Платон, Аристотель и другие философы вели беседы со своими учениками во время прогулок в саду Платоновский академии и их даже называли перипатетиками, что в переводе с греческого означает «прогуливающиеся».

Сейчас, правда