Сочинение шариков человек или животное

В повести «Собачье сердце» М. Булгаков поднимает важные нравственные и общественные вопросы, один из которых – может ли в обществе жить человек с собачьим сердцем?

В начале повести мы видим Шарика – бездомного, вечно голодного и холодного пса, бродящего по подворотням в поисках пищи. Его глазами читатель представляет не парадную, а серую, промозглую, неуютную Москву двадцатых годов. Мы проникаемся искренним сочувствием к бедняге, никогда не знавшему ласки и тепла.

Исповедь Шарика печальна: «Не били вас сапогом? Били. Кирпичом по рёбрам получали? Кушано достаточно. Всё испытал, с судьбою своей мирюсь и если плачу сейчас, то только от физической боли и от голода, потому что дух мой ещё не угас». Это было умное, благородное, доброжелательное, безобидное животное. Шарик по-собачьи жалел секретаршу, оказавшуюся на морозе в тонких чулках, зная о её «копеечной» жизни. Он любил и уважал профессора Преображенского не только за тёплое, уютное жильё и вкусную пищу. Пёс наблюдал, как выглядит Филипп Филиппович, как работает, как к нему относятся другие люди. Понимал, что это состоятельный господин, уважаемая личность. Кроме того, он добрый.

Казалось бы, в процессе очеловечевания Шарик должен стать человечней, но на самом деле получилось обратное. В Шарикове изначально проявлялась неспособность сочувствовать чужой беде и чувство благодарности за добро, а самое низменное и пошлое, что запечатлелось в его памяти и досталось по наследству от алкоголика Клима Чугункина.

Неслучайно автор включает в повествование краткую характеристику этого персонажа. В дневнике Борменталя читаем: «Клим Григорьевич Чугункин, 25 лет, холост. Беспартийный, сочувствующий. Судился три раза и оправдан: в первый раз благодаря недостатку улик, второй раз происхождение спасло, в третий раз – условно каторга на 15 лет. Кражи. Профессия – игра на балалайке по трактирам».

Речь Шарикова после операции пестрит вульгарными выражениями («В очередь, сукины дети, в очередь», «подлец»). Внешне он так же неприятен: «Человек маленького роста и небритой наружности… с мутноватыми глазками», «На шее у него был повязан ядовито-небесного цвета галстук с фальшивой рубиновой булавкой».

Все попытки привить Шарикову хотя бы первичные навыки культурного поведения и общения дают отрицательный результат. Зато влияние домкома Швондера, который не отягощает «нового человека» никакими культурными программами, кроме революционной – кто был ничем, тот станет всем, — очень эффективно. Это его словами говорит Шариков: «Где уж! Мы в университетах не обучались, в квартирах по пятнадцать комнат с ваннами не жили. Только теперь пора бы это оставить… Каждый имеет своё право».

Шариков понял, что он «труженик», потому что не непман и не профессор, живущий в семи комнатах и имеющий сорок пар штанов. «Труженик», потому что у него нет собственности. Он быстро научился требовать, не испытывая никакого стыда и смущения перед Преображенским.

Шариков почуял, что на профессора можно давить, заявлять право на имя, на документы, жилплощадь. А на каком основании? На основании новой идеологии, провозгласившей главенство пролетариата, – в большей степени людей недалёких, не знающих, что делать с полученной властью. Шариков – гиперболизированное, изуродованное отражение «трудового элемента».

Парадоксально выглядит ситуация, когда Шариков гордо отстаивал своё гражданское право иметь имя и документы, а мгновение спустя, устроив в квартире потоп из-за кошки, испугался, как жалкое животное.

Швондер борется за душу Шарикова, прививая ему нахрапистость, высокомерие к культуре: «Хочу мять цветы – и буду, хочу мочиться мимо унитаза – моё право, хочу сделать политическую карьеру в государстве Швондеров – потесню кого-нибудь и сделаю». Вот плоды революционного «окультуривания» масс. Булгаков солидарен с Борменталем: «Вот, доктор, что получается, когда исследователь, вместо того, чтобы идти параллельно с природой, форсирует вопрос и поднимает завесу: на, получай Шарикова и ешь его с кашей».

В Шарикове с каждым днём растёт фантастическая наглость. Он неуважительно обращался с профессором, фамильярно называл его «папашей». Для него не существовало такого понятия, как чувство собственного достоинства. Этот человек считал, что профессор обязан его обеспечивать. В конце концов, Шариков стал опасен для жизни. Преображенский решает исправить свою ошибку: Шариков снова становится добрым, безобидным псом Шариком. Его монологом заканчивается произведение: «Прописался я здесь…».

Шарик-рассказчик, безусловно, стоит на более низкой ступени, чем профессор Преображенский и Борменталь, но его уровень развития гораздо выше Швондера и Шарикова. Такое промежуточное положение Шарика-собаки в произведении подчёркивает драматическое положение человека, стоящего перед выбором – либо следовать законам естественной социальной и духовной эволюции, либо пойти по пути нравственной деградации. Шариков, возможно, не имел такого выбора. Он – человек «искусственный», имеющий наследственность собаки и пролетария. Но такой выбор был у всего общества, и только от человека зависело, какой путь он изберёт.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Булгаков М.А. / Собачье сердце / Шариков и Шарик (по повести М.А. Булгакова «Собачье сердце»)

Смотрите также по произведению «Собачье сердце»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

Образ Шарикова в повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»

В повести “Собачье сердце” М. А. Булгаков не просто Описывает противоестественный эксперимент профессора Преображенского. Писатель показывает новый тип человека, который возник не в лаборатории талантливого ученого, а в новой, советской действительности первых послереволюционных лет.

Основу сюжета повести составляют взаимоотношения крупного русского ученого и Шарика, Шарикова, собаки и искусственно созданного человека. Первая часть повести строится в основном на внутреннем монологе полуголодного уличного пса. Он по-своему оценивает жизнь улицы, быт, нравы, характеры Москвы времен нэпа, с ее многочисленными магазинами, чайными, трактирами на Мясницкой “с опилками на полу, злыми приказчиками, которые ненавидят собак”. Шарик умеет сочувствовать, ценить добро и ласку и, как ни странно, прекрасно понимает социальное устройство новой России: он осуждает новых хозяев жизни (“Я теперь председатель, и сколько не накраду — все на женское тело, на раковые шейки, на Абрау-Дюрсо”), а про старого московского интеллигента Преображенского знает, что “этот не станет пинать ногой”.

В жизни Шарика происходит, по его мнению, счастливая случайность — он оказывается в роскошной профессорской квартире, в которой, несмотря на повсеместную разруху, есть все и даже “лишние комнаты”. Но пес нужен профессору не для забавы. Над ним задуман фантастический эксперимент: путем пересадки части человеческого мозга собака должна превратиться в человека. Но если тем Фаустом, который создает человека в пробирке, становится профессор Преображенский, то вторым отцом — человеком, который дает собаке свой гипофиз, — Клим Петрович Чугункин, характеристика которого дается предельно коротко: “Профессия — игра на балалайке по трактирам. Маленького роста, плохо сложен. Печень расширена (алкоголь). Причина смерти — удар ножом в сердце в пивной”. И появившееся в результате операции существо полностью унаследовало пролетарскую сущность своего предка. Он нагл, чванлив, агрессивен. Он полностью лишен представлений о человеческой культуре, о правилах взаимоотношений с другими людьми, он абсолютно безнравствен. Постепенно назревает неизбежный конфликт между творцом и творением, Преображенским и Шариком, точнее, Полиграфом Полиграфовичем Шариковым, как именует себя “гомункулус”. И трагедия в том, что едва научившийся ходить “человек” находит в жизни надежных союзников, которые подводят под все его поступки революционную теоретическую основу. От Швондера Шариков узнает о том, какие у него, пролетария, привилегии по сравнению с профессором, и, больше того, начинает осознавать, что ученый, давший ему человеческую жизнь, — классовый враг. Шариков четко осознает главное кредо новых хозяев жизни: грабь, воруй, растаскивай все, что создано другими людьми, а главное — стремись к всеобщей уравниловке. И некогда благодарный профессору пес уже не может смириться с тем, что тот “один в семи комнатах расселился”, и приносит бумагу, по которой ему в квартире полагается площадь в 16 метров. Шарикову чужды совесть, стыд, мораль. У него отсутствуют человеческие качества, кроме подлости, ненависти, злобы. С каждым днем он все больше и больше распоясывается. Он ворует, пьет, бесчинствует в квартире Преображенского, пристает к женщинам. Но звездным часом для Шарикова становится его новая работа. Шарик совершает головокружительный прыжок: из бродячей собаки он превращается в заведующего подотделом очистки города от бродячих животных. И именно такой выбор профессии неудивителен: шариковы всегда стремятся уничтожать своих же.

Но Шариков не останавливается на достигнутом. Через некоторое время он появляется в квартире на Пречистенке с молодой девушкой и заявляет: “Я с ней расписываюсь, это — наша машинистка. Борменталя надо будет выселить. ” Разумеется, выясняется, что Шариков обманул девушку, сочинил о себе множество историй.

И последний аккорд шариковской деятельности — донос на профессора Преображенского.

В повести чародею-профессору удается обратное превращение человека-монстра в животное, в собаку. Хорошо, что профессор понял, что природа не терпит насилия над собой. Но, увы, в реальной жизни шариковы оказались куда более живучими. Самоуверенные, наглые, не сомневающиеся в своих священных правах на все, полуграмотные люмпены довели нашу страну до глубочайшего кризиса, ибо насилие над ходом истории, пренебрежение законами ее развития могло породить только Шариковых.

В повести Шариков вновь превратился в собаку, а в жизни он прошел длинный и, как ему казалось, а другим внушалось, славный путь и в тридцатые — пятидесятые годы травил людей, как когда-то по роду службы бродячих котов и собак. Через всю свою жизнь он пронес собачью злость и подозрительность, заменив ими ставшую ненужной собачью верность. Вступив в разумную жизнь, он оставался на уровне инстинктов и готов был изменить всю страну, весь мир, всю вселенную так, чтобы эти звериные инстинкты было легче удовлетворить. Он гордится своим низким происхождением. Он гордится своим низким образованием. Он вообще гордится всем низким, потому что только это поднимает его высоко над теми, кто высок духом, разумом. Люди, подобные Преображенскому, должны быть втоптаны в грязь, чтобы над ними мог возвыситься Шариков.

Внешне шариковы ничем не отличаются от людей, но их нелюдская сущность только и ждет момента, чтобы проявиться. И тогда они превращаются в монстров, которые при первой возможности ухватить лакомый кусок сбрасывают маску и показывают свою истинную сущность. Они готовы предать своих же. Все самое высокое и святое превращается в свою противоположность, как только они к нему прикасаются. И самое ужасное, что шариковым удалось добиться огромной власти, а приходя к власти, нелюдь старается расчеловечить всех вокруг, потому что нелюдями легче управлять, у них все человеческие чувства заменяет инстинкт самосохранения.

В нашей стране после революции были созданы все условия для появления огромного количества шариковых с собачьими сердцами. Тоталитарная система этому очень способствует. Наверное, из-за того, что эти монстры проникли во все области жизни, что они и поныне среди нас, Россия и переживает сейчас тяжелые времена. Страшно, что агрессивные шариковы со своей поистине собачьей живучестью, несмотря ни на что, могут выжить.

Собачье сердце в союзе с человеческим разумом — главная угроза и нашего времени. Именно поэтому повесть, написанная в начале века, остается актуальной и в наши дни, служит предупреждением грядущим поколениям. Иногда кажется, что наша страна стала другой. Но сознание, стереотипы, образ мышления людей не поменяются ни за десять, ни за двадцать лет — сменится не одно поколение, прежде чем шариковы исчезнут из нашей жизни, прежде чем люди станут другими, прежде чем не станет пороков, описанных М. А. Булгаковым в его бессмертном произведении. Как хочется верить, что это время настанет.

35588 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

«Шариковщина» как социальное и моральное явление (по повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»)

Шариков и шариковщина (по повести М.А. Булгакова «Собачье сердце»)

Смысл двух превращений Шарика в повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»

Шариков и шариковщина (по повести М.А.Булгакова «Собачье сердце»).

Смысл превращений Шарика (по повести М. Булгакова «Собачье сердце»).

/ Сочинения / Булгаков М.А. / Собачье сердце / Образ Шарикова в повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»

Смотрите также по произведению «Собачье сердце»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: